Новости

МАЛЕНЬКИЕ ЛЮДИ


Малаховка – место, известное дачами знаменитостей и природой. А еще здесь, среди вековых сосен, поселилось необычное хозяйство - Дом ребенка. Зеленые лужайки, летние веранды, цветущий садик и крохотный огородик. Солидный хоздвор: автономная подстанция и котельная, водозабор, гаражи, пищеблок. В жилом комплексе – дети в возрасте до четырех лет. Все они больны. И родились такими, благодаря родителям. Хотя какие это родители? Разве что на свет произвели…и бросили.


Дождь косой стеной бьется об асфальт, пузырится, переплетается с белыми горошинами града. В полупустой электричке кто-то дремлет, кто-то слушает через наушники музыку в телефоне. А в тамбуре вагона курит беременная молодая женщина. Невольно подумалось: « Уж, ни претендентка ли на «отказницу»? Хотелось сделать замечание. Но тяжелое чувство после знакомства с несчастными, обреченными детьми, словно кандалами, повисло на ногах, пригвоздило к лавке.


Не секрет, что врожденное уродство прогрессирует. Как последствия перинатального поражения центральной нервной системы - гидроцефалия, грыжи позвоночного канала, пороки сердца, ДЦП. Это не весь перечень диагнозов маленьких обитателей Дома ребенка. Приплюсуем даунов. Смотреть на деток больно до спазма в сердце. Отрешенные крохотные создания, не реагирующие на людей. Другие - совсем веселые человечки с чуть раскосыми глазами. У третьих вывернуты конечности, и дети не могут самостоятельно передвигаться.


Работающие здесь - люди не случайные. Стаж у каждого не малый. Они малышам вместо пап, мам, бабушек и дедушек. Терпения и любви хватает. Тяжело, бесспорно. Но дело богоугодное, когда сил совсем не остается, Господь помогает.


Старший воспитатель Ирина Олеговна Зиганшина знакомит с детьми. Чистые спальни, хорошая мебель, яркое постельное белье. В каждой группе своя кухня, ванная комната и туалет с разноцветными горшками. Здесь же пеленальный столик, на который больного ребенка укладывают после водной процедуры, чтобы одеть. Рядом массажный кабинет. 15 сеансов в месяц предписано больным ДЦП. Игровые и музыкальные комнаты, зал лечебной физкультуры. Живи и радуйся. Но, к сожалению, большинству обитателей не знакомо это чувство. Им не дано. «Спасибо», наркоманы, алкоголички. Вы в курсе, что в наших аптеках имеются контрацептивные средства? Уж от вас Россия точно не ждет потомства. Успокойтесь. Подумайте о старости, если доживете. Чем ознаменовалась ваша молодость? Как умирать будете, зная, что брошенный ребенок обречен на горькую участь растения?


На памяти у многих кукурузный бум с подачи Хрущева, а в восьмидесятых - оголтелая антиалкогольная пропаганда. Обе компании с треском провалились, оставив невеселый след в истории страны. Теперь вот детьми решили заняться.


Позвольте мне высказать гражданскую и журналистскую позицию. Вдруг появилось мнение о том, что каждый ребенок должен иметь семью. С какого перепуга? Кто эти потенциальные семьи проверял на благонадежность? Любому не заинтересованному человеку видны эти фальшивые поэмы от матерей пяти-шести детей, взятых под патронаж. На самом деле даже при двух здоровых погодках родная мама с ног собьется, чтобы пережить бессонные ночи, появление первых зубов, капризы с питанием…


Нынче патронаж стал популярен, как полет на Марс. Приходят в дом ребенка потенциальные мамы, документы в порядке. Выбирают ребенка, пообщавшись с сыном или дочкой полчаса. «Все, оформляйте». Никого не интересует психологическое состояние ребенка, его здоровье. Почему? За этим стоят деньги, зарплата номинальной маме больного малыша. А если в «ассортименте» пять или более детей, то и квартира в награду, и земельный участок. Пользуются. Да еще как! Кто-нибудь подумал о том, что получит ребенок в так называемой семье? Станет новоиспеченная мамочка заказывать массажиста или дефектолога? - Смешно. Это стоит денег. А они им самим нужны.


- Если программу создали, то необходимо в ней закрепить усыновление. Как это раньше было. Чтобы не слышать от патронажных матерей жуткие вопросы: «Куда мне его деть после 18 лет?» - говорит Ирина Олеговна Зиганшина.


Она все понимает. И мы понимаем. Ибо до 18 лет поступают денежные средства на инвалида. А дальше - увольте. И дети просто никому не нужны: нет выгоды, нет стимула. И, кстати, в приемных семьях дети иногда теряют навыки, приобретенные в Доме ребенка. То есть, еще больше отстают в развитии. Становятся обреченными на дальнейшее пребывание уже в Доме инвалидов.


Это не просто цинично? Подленько. Дети беззащитны. Никто не вступится, разве что главный врач Дома ребенка. Но мамы, прошедшие курсы приемных матерей, «наедут» трактором, бульдозером. Не из-за того, что жаждут воспитывать больного ребенка. Поджимают даты финансового начисления. А ребенок? Как-нибудь до смерти доживет. Кстати, И.О.Зиганшина поведала и о таком нововведении, как платная школа приемных родителей. Психологи организовали. И без их заключения обращаться в опеку по вопросу усыновления «ни-ни».


Что дает школа? Юридическую подсказку: в течение какого срока должны быть оформлены документы на приемного ребенка. А насколько должен быть развит малыш в два-три года, какими заболеваниями страдает - все равно. Выходит, что он живой источник дохода? Есть другие факты? - Разубедите.


Кому пришла эта идея в голову ради собственного пиара, вся Россия знает. Должностное лицо, не имеющее понятия о том, какую реабилитацию проходят дети в Доме ребенка, когда каждому поставлен точный диагноз, и существует индивидуальная программа восстановления, пусть даже частичного. Вот так взяли и решили «обеспечить» ребенка материнским теплом? А подумали, откуда ему взяться, если основная цель – деньги?


Дом ребенка – это медицинское учреждение. Здесь расписывается каждая статья расходов, прежде чем представить в Минздрав области и в Минэкономики Московской области. Из бюджета области финансируется Дом ребенка. И сегодня здесь лишены возможности работать с благотворительными счетами. Остается уповать на разовые покупки оборудования, игрушек и т.д. Недавно, бизнесмен подарил прогулочную коляску. Радость. Еще, дети хотят видеть на зеленой поляне коровку. Большие, керамические, похожие на живых, стоят 30 тысяч рублей.


- Давайте поблагодарим ваших постоянных спонсоров, - предлагаю главному врачу Татьяне Петровне Введенской.


- Банкам «Петрокоммерц», «Город», филиалу Сбербанка в Люберцах, ООО «Точка климата» из Жуковского - огромное спасибо. Последние оплачивают нам срочные анализы в лабаратории «Инвитро», устраивают праздничные представления. Мы очень благодарны за помощь.


Мое внимание привлекла смуглая девочка лет трех-четырех с осветленными кончиками волос. Зовут Махина. Ей предстоит депортация в Таджикистан. Ее родители - наркоманы и наркоторговцы. А она, кареглазая малышка и не знает, какая дорога ей предстоит, что ждет ее там, на исторической Родине.


Дениска трогает блокнот и ручку, что-то хочет сказать. Но еще мал и не все слова подвластны ему, только чистая улыбка веры, любви, надежды на лице. Отца нет, мама в местах не столь отдаленных. Эмоции настолько зашкаливают, что хочется всех этих деток сгрести в охапку и унести, увезти в безоблачное далеко, где ножки ходят, головка мыслит, а улыбка от радости, а не от болезни Дауна…


- Недавно провели диспансеризацию. К сожалению, нет детей со второй группой здоровья. Все 45 - больные. – Говорит главный врач Татьяна Петровна Введенская. - Была идея и затем проведен эксперимент по реорганизации Домов ребенка. В чем смысл? А смысл в том, чтобы на одного воспитателя приходилось не 12, а 6 детей. Программа называлась «Как дома». На практике доказала свои плюсы. У детей появлялась мама в образе воспитателя, и к тому же, медсестра, психолог…


Увы. Программа похоронена или затерялась в бюрократических кущах. И пошла установка на сохранение биологической семьи. Но скажите, как можно сохранить семью, которой не было? Существовали вместе собутыльники, наркоманы противоположного пола. Не заметили, как в утробе появилась новая жизнь, с избытком получая перинатальное поражение центральной нервной системы. Ребенок родился больным и ненужным.


В прошлом году четыре воспитанника Дома ребенка получили высокотехнологичную медицинскую помощь. Их прооперировали в центре Бакулева. Впрочем, и на другие медицинские организации здесь не в обиде. Дому ребенка всегда готовы помочь не только областные, но и федеральные клиники.


Слушаешь и диву даешься: насколько, порой, абсурдны указы сверху. Борьба с коррупцией явно ведется не в тех местах и не с теми людьми. Именно в рамках этой яростной борьбы Дом ребенка обязан все покупки делать через интернет-аукцион. От гречки, манной крупы до шортиков и шапочек. И не все равно, что раньше грудничков кормили молочными продуктами от «Агуши», а теперь вынуждены давать кефир «Малышок»?


До обязательного аукциона одежду малюткам и тем, кто постарше, выбирала завхоз. Она дотошно рассматривала каждую вещицу, чтобы ткань была мягкая, не кололась. Платьица для девочек выглядели нарядными. Шапочки были теплыми и с хорошими «ушками». Теперь кота в мешке вынуждены брать. Не знаю, насколько победно прошествует по стране борьба с коррупцией, но больно уж дорога витиевата.


До четырехлетнего возраста дети растут в Доме ребенка. А потом областная психолого-медико-педагогическая комиссия определяет обучаемых в детские дома от Минобразования, а других в интернаты соцзащиты.


Осторожно, дети! Не раньте их смертельно. Принимайте законы во имя их. Они маленькие и не очень счастливые люди. Пожалейте, будьте любезны.


Координаты Дома ребенка: 8(495)501-99-18, п. Малаховка, ул. Мирная, д. 5 «А».


  

  


Алла Гриц

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse