Новости

За традиционные ценности!


Музыкальную группу «Божья коровка», работающую в манере художественного стёба, можно всегда узнать не только по зажигательным песням, которые часто исполняются на многих концертах и праздничных гуляньях, но и по яркому образу артистов.


Больше 25 лет группа специализируется в жанрах лирической песни, фолк-рока, интеллигентного шансона, знойной латины и дискотеки 80-90-х одновременно. Все эти годы её бессменным руководителем и солистом был и остаётся основатель «Божьей коровки» – автор-исполнитель, композитор и аранжировщик Владимир Воленко. И сегодня он у нас в гостях.


– Не знаю, Владимир, смотрели Вы финал конкурса эстрадной песни «Евровидение» или нет, но Вы наверняка в курсе, что победила «женщина с бородой» из Австрии – Кончита Вурст. Конечно, сколько людей было «за», столько и «против». Вы музыковед по образованию, поэтому интересно узнать Ваше мнение – справедливо ли отдано 1-е место этому исполнителю?


– Вообще стараюсь Евровидение не смотреть. И хотя много лет профессионально занимаюсь музыкой, почти не слушаю радиостанции, которые вещают в подобном формате. Отдаю предпочтение рок-музыке, люблю джаз и классику. Иногда музыкальное образование даже мешает мне быть понятным и доступным простой пользовательской аудитории, поэтому мне, как Дон Кихоту, «приходиться бороться с ветряными мельницами» и идти на компромиссы.


Наверное, с точки зрения шоу и каких-то сценических решений Евровидение мне смотреть необходимо, но в связи с тем, что в последние годы там происходит какой-то постоянный неадекват, я стараюсь уйти на другой канал, посмотреть хорошее кинцо.


На самом деле, мне даже немножко жаль этого парня (Кончиту Вурст, – прим. авт.). Я увидел в интернете его фотографии того периода, когда он ещё не начал выступать в женском образе. Вполне нормальный человек с хорошим голосом. Видимо он просто не нашёл иных способов, средств и возможностей, чтобы раскрутить себя как певца. Это я понять могу, но девушка с бородой? С точки зрения здравого смысла – это безумие. «Божья коровка» за традиционные ценности. И хотя пел он действительно хорошо, но это на слух. Как только я увидел изображение – сразу отшатнулся от телевизора. Стало противно.


– Наверное, в какой-то мере, он завоевал аудиторию своим эпатажем. То же могу сказать и о «Божьей коровке». Ваша группа очень эпатажная, вы всегда выступаете ярко и харизматично. Многие ваши композиции дополняют и красочные костюмы. Может, вы тоже когда-то задумывались об участии в этом конкурсе? Тем более ваша группа способна завести любой зал с пол-оборота.


– Нет, никогда не думал об этом. Евровидение может пойти как на пользу, так и во вред. Одни, например, становятся группой «ABBA», а другие куда-то бесследно исчезают. Пётр Налич стал весьма популярен благодаря ролику «Guitar», выложенному на Youtube.com, но после того, как поучаствовал в Евровидении, куда-то пропал. И не он один такой. Да и петь там нужно на английском, а я всегда был и буду русскоязычным исполнителем.


– Недавно я смотрел одну довольно неплохую телепередачу, в которой принимал участие генеральный директор киноконцерна «Мосфильм» режиссёр Карен Шахназаров. Он сказал очень умные слова: «Идея порождает творческое движение и искусство, но у современной России идея отсутствует». Вы согласны с этим?


– Думаю, он прав. Когда идея есть, её можно конкретно сформулировать. А к чему у нас сегодня все стремятся? Большинство жаждет исключительно денег и славы, причём любой ценой. И желательно при этом ещё ничего не делать. Существуют, конечно, фавориты, которые имеют неограниченные возможности благодаря тому, что у них есть родители, работающие в сырьевой сфере или же молодые девчонки, которым покровительствуют любовники-банкиры и олигархи. Но надолго ли этот успех?


– В этом году исполняется 35 лет, как Вы побывали в пионерском лагере под Каширой, где впервые услышали, как мальчишки напевали знакомые многим подросткам 70-х годов строки: «Не ходи к нему на встречу, не ходи, у него гранитный камушек в груди». И «Гранитный камушек» стала Вашей первой песней, которую Вы начали исполнять под гитару. Теперь уже двадцать лет её поёт вся страна вместе с «Божьей коровкой». Чем Вы руководствовались, когда решили стать профессиональным исполнителем?


– Ни о финансовом благополучии, ни о популярности я тогда точно не думал. Просто очень хотел заниматься музыкой. Когда учился в школе, то вместо того, чтобы на уроках слушать учителя, выписывал на листочке названия альбомов, которые буду издавать в будущем. В общеобразовательной я учился весьма плохо, не мог «вместить» алгебру и физику, зато в музыкалке был почти отличником. Уже в 11 лет я точно знал, кем буду. Помню, балбесов в нашем классе хватало. Указывая на меня, преподаватели говорили им примерно так: «Ну, этот-то хоть на скрипке играет, а ты, что будешь в жизни делать?».


Начиная с подросткового возраста, где бы я не находился, везде мечтал создать ансамбль. Попытки у меня были и в школе, и в пионерском лагере, и в спортивных/трудовых лагерях, где мы со сверстниками часто пели под гитары, собирая вокруг себя парней и девчонок.


– Да, в былые времена почти во всех школах были организованы свои музыкальные ансамбли, теперь всё это утрачено...


– Да? Не знал об этом. Слышал, что Евгений Осин ведёт вокально-инструментальный ансамбль в школе, в которой учится его дочь. И через этот ансамбль прошло уже несколько поколений старшеклассников.


– Алёна Апина тоже преподаёт уроки музыки в одинцовской гимназии, где учится её дочь, ребята даже в школьном мюзикле участвовали. Но это тоже не есть показатель, что во всех образовательных учреждениях такая же радостная ситуация. Не в каждой школе учатся дети известных артистов...


– Ансамблей не стало, наверное, потому, что все хотят быстрой славы. Ведь чтобы выступать в коллективе, нужно уметь играть на каком-то инструменте, а для этого нужно заниматься с педагогом или ходить в музыкальную школу. Сейчас полно детских музыкальных студий, где ребят ставят перед зеркалом, включают музыку, и они под «фанеру» учатся кривляться. Типа, это быстрый способ стать богатым и успешным. Особенно напрягаться не нужно, всё идёт ускоренным темпом, но к чему всё это приводит – вы знаете сами.


Две бывшие участницы нашей группы, набравшись «эстрадного опыта», организовали подобные детские курсы, и преподают, как нужно двигаться, как правильно подавать себя на сцене, учат и вокалу, кончено... Но всё это я называю «ускоренным курсом по караоке».


– Так среди этих участниц и Инна Анзорова?


– Нет, Инна когда-то пришла в группу из торговли, и теперь она вернулась туда же. И правильно сделала. Торговля была и будет всегда. Людям необходимо каждый день покупать продукты, одежду, медикаменты... Другое дело – песни, книги или фильмы. Без этого можно и обойтись. Кроме того, сейчас почти всё можно скачать в сети, или посмотреть on-line. Увы, у производителя интеллектуального продукта сегодня очень не простая жизнь.


Все музыкальные альбомы я производил и выпускал, как говорится, на свой страх и риск, вкладывая в производство собственные деньги. Первый альбом «Гранитный камушек» я издал только благодаря тому, что продал свой синтезатор «Yamaha DX-21», который мне подарила мать, когда я вернулся из армии. Он тогда стоил, как хороший автомобиль – 5 200 рублей. Это были все её сбережения. Но когда я пошёл устраиваться на работу в «Москонцерт», имея и образование, и инструмент, меня сразу пригласили в профессиональный гастролирующий коллектив. Позже я работал музыкантом в группах «Мираж», «Фея», «Каролина». Уже в начале 90-х годов понял, что пришла пора создавать собственный проект. Для этого нужно было записать музыкальный альбом. А на что? Денег не было. Вот я и решил пойти на крайнюю меру, продать единственное, что у меня было – свой синтезатор, хотя только с его помощью я мог зарабатывать себе на жизнь. Да, я рисковал, но, слава Богу, риск оправдался, и мой первый альбом впоследствии был издан довольно большим тиражом.


– Ваша нынешняя супруга, выступающая в «Божьей коровке» под псевдонимом Наталья Шоколадкина, работает в коллективе с 2000 года. Скажите, на сцене она для Вас, прежде всего, супруга или коллега?


– Поначалу, у неё бывало такое: «типа, я жена, поэтому мне позволено немножечко больше, чем другим», но я такие вещи сразу пресёк. На сцене никаких семейных и дружеских отношений не существует – мы на работе!


– Приблизительно в то же время, когда Вы познакомились с Натальей, Вы бросили курить. Появился стимул?


– Да, я не курю уже почти 15 лет. Наташа вообще никогда в жизни сигарету в рот не брала, в отличие от моей предыдущей супруги Инны. Всю жизнь я мечтал перестать курить, но когда в семье смолят все: и жена, и тёща, и друзья-соседи, по всей квартире разбросаны пачки, зажигалки, пепельницы – оставить эту привычку невозможно. Сейчас в моём доме никто не курит. Когда мы уверовали в Бога и стали по воскресеньям ходить в евангельскую церковь, я с удивлением обнаружил, что и там курящих нет. Сначала я почувствовал себя «белой вороной», а потом вдруг полностью свободным. Произошло Божье чудо, и у меня исчезла физическая зависимость. Курить неожиданно просто перестало хотеться, я даже не прилагал усилий.


– Знаю, что Вы часто ездите по святым местам. У Вас есть какая-нибудь святыня, которую Вы посещаете регулярно?


– Каждое место по-своему уникально. Мы часто ездим на гастроли и очень любим небольшие провинциальные городки. Если там есть какой-нибудь храм или монастырь, мы обязательно его посещаем. На Рождество побывали в пригороде Екатеринбурга, где находится монастырь Ганина Яма, построенный на месте, где в июле 1918 года были захоронены останки царской семьи, расстрелянной большевиками в подвале Ипатьевского дома. Перед этим у Наташи несколько дней болело сердце. После посещения монастыря, боль как рукой сняло. Там чувствуется особое Божье присутствие.


– У Вас есть духовный отец?


– Да, один очень известный епископ, это весьма мудрый человек, и для меня большая честь, что он является моим наставником.


– Владимир, любители русского шансона хорошо знают Вас как Вована Второго. Вы же почитатель настоящего рока и вдруг – стали исполнять шансон...


– В основном я пою песни своего друга Леонида Азбеля, который работал в жанре авторской песни и русского шансона. К сожалению его уже нет в живых. Это он автор песен «Уеду», «Апельсины», «Теплоход по Волге» и многих других.


У каждого времени есть свои издержки, но всему должен быть предел. В шесть лет я со своим другом Сашкой Калининым ходил пешком в детский сад самостоятельно, без родителей. Сегодня же своих детей (нашей дочери почти 10 лет, сыну – шесть) мы никуда одних не отпускаем. Помню, в 70-е выйдешь во двор – вокруг всё цветёт, на скамейках родители гуляющих детей, улыбчивые бабушки общаются. А сегодня во дворах кроме машин и асфальта ничего нет. Всё меняется. Но мои дети также как и я в детстве, любят покататься на велосипедах, особенно с папой, то есть со мной. Хотя иной раз и за планшетами с большим удовольствием засиживаются.


– Задам вопрос фразой из вашей песни «Денег было мало» – «Какой же культурный запас должен быть у нас?»


– Я учился в общеобразовательной школе, музыкальном училище и институте имени Гнесиных абсолютно бесплатно. Тогда наша страна была на одном из лидирующих места по образованию. Сегодня образование в России стало платным, а уровень знаний, который даётся во многих учреждениях, значительно снизился. Многие идут в профессию, ничего толком не зная и не умея. Как говорится – по блату. А как такие «специалисты» могут чему-то научить? Я благодарен своей жене, которая постоянно занимается с нашими детьми – и с Дашей, и с Вовой. Наш старший сын Валентин побеждает в школьных олимпиадах по разным дисциплинам. Он очень любит историю, особенно военную. В следующем году планирует поступать на истфак в МГУ.


Я очень не люблю словосочетание «шоу-бизнес» – он так портит людей. Поэтому когда у меня спрашивают, чем я занимаюсь по жизни, всегда отвечаю так: «Я занимаюсь Музыкой!».


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse