Новости

Театр. Это вся моя жизнь…


Символично, что в эти дни, когда мы отмечаем 70-летие освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков, почётной гостьей нашей гостиной стала удивительная женщина и талантливая актриса, чьё имя неразрывно связано с судьбой двух гениев отечественного кино – Николаем Ерёменко-старшим и Николаем Ерёменко-младшим.


Встречайте! Народная артистка Беларуси Галина Орлова.


– Спасибо большое, уважаемая Галина Александровна, что Вы любезно согласились на встречу. И вдвойне приятно, что наше общение проходит в вашей уютной квартире в Минске. Наверное, в своё время здесь побывало немало замечательных актёров?


– Мы с Николаем Николаевичем были всегда гостеприимными. Вот за этим столом (удобно расположившись в кресле-качалке, Галина Александровна взглядом указывает на большой деревянный стол) сидели Кирилл Лавров, Олег Ефремов, Марк Захаров, Михаил Ульянов с супругой Аллой Парфаньяк… А с журналистами я действительно почти не общаюсь. Ведь всё уже давно известно – и о сыне, и о муже... Порой мне кажется, что биографию моих Николаев в СМИ знают лучше, чем я. Да и встречи с журналистами не всегда радовали меня – их же в основном интересовали только жареные факты, а я их почти не знала. Да и откуда мне было их знать? Сын-то с 18 лет уже жил в Москве, там и прошла вся его жизнь коротенькая...


– Хотелось бы поговорить о Вашей творческой судьбе. Тем более в этом году Вас можно поздравить с 55-летием, как Вы работаете в Национальном академическом театре им. Янки Купалы. Больше полувека в одном театре. Браво!


– Да, артисты они такие... живучие. (Улыбается). Но не стоит забывать, что я работающая пенсионерка, поэтому в моём возрасте в театре сейчас, конечно, нет такой занятости, как в годы моей юности, но во всех своих спектаклях я играю с удовольствием. Получаю зарплату и приличную пенсию. Наш Батька (Президент Республики Беларусь А.Г. Лукашенко, – прим.авт.) всё время повышает старикам пенсию, особенно ветеранам Великой Отечественной войны. Фронтовики у нас в большом почёте! День Победы – 9 мая и День освобождения Белоруссии – 3 июля – особенные праздники для нашего народа.


– Новая роль в театре или кино – тоже большой праздник для актёра. Но у Вас совсем немного работ в кино. Отказывались?


– Не очень-то я котировалась. Да и муж меня сниматься не отпускал. Он же был уже опытным киноактёром. Поэтому когда мне предлагали какие-то роли, он тут же их отметал.


– Почему же Николай Николаевич так не хотел, чтобы Вы снимались в кино? Ревновал?


– Он знал все эти закулисные «штучки» кинематографа и не хотел, чтобы я окуналась во всё это дело. Для него было важно сохранить семью. Ведь многие актёры, когда съёмки проходят где-то за городом, надолго отрываются от дома. А к чему это нам? Да и я не жаждала сниматься – у меня было много хороших и интересных ролей в театре.


– Многие отлично помнят Вас по радиоспектаклям «Рыбакова хата» Якуба Коласа и «Хамутиус» Аркадия Кулешова...


– В 1989 году за цикл работ на радио я получила Государственную премию. Но сегодня в радиостудии актёров приглашать перестали. Перед микрофонами теперь сидят только дикторы. А какие замечательные радиопостановки были раньше, они так пользовались успехом у слушателей…


– На белорусском радио или на телевидении сегодня есть ведущие, которых Вы можете назвать высокими профессионалами своего дела? Может, остались достойные продолжатели дела именитых дикторов Центрального телевидения Игоря Кириллова, Виктора Балашова или Анны Шатиловой?


– Таковых сейчас в Белоруссии, увы, нет. Но мне импонирует диктор с Первого канала Андрей Кондрашов. У него высочайший профессионализм, компетенция, я его очень уважаю. Это идеальный ведущий на современном телевидении. Ещё Эрнест Мацкявичус нравится.


Но я не признаю программы, в которых прилюдно перемывают грязное бельё. Всё-таки личная жизнь должна быть личной. Меня однажды приглашали на передачу «Пусть говорят» к Андрею Малахову, но я отказалась. Не мой это формат.


– Вместе с Николаем Николаевичем Вы играли в спектакле «Милый лжец». И в одном из интервью рассказывали, что дома после спектакля Вы часто обсуждали рабочие вопросы. Но я могу привести в пример несколько актёрских семейных пар, которые дома о работе никогда не говорят.


– Мы с Николаем любили обсуждать наши спектакли. Возвращались из театра домой, присаживались за обеденный стол на кухне, пропускали по рюмочке коньячка, чтобы расслабиться, и обсуждали детали спектакля. Мы же профессионалы, занимавшиеся одним делом. И почему бы нам об этом не поговорить? А когда к нам Коля приезжал, а он же тоже был актёром, то нам всегда было интересно друг с другом. Мы любили наши профессиональные разговоры. Тем более для меня – театр – это вся жизнь, я же на сцену выходила с 16 лет.


– Галина Александровна, Вам трудно прощаться со спектаклями, которые снимают с репертуара?


– Жалко, конечно, но ничего не поделаешь. Годы идут, партнёры болеют, – всякое случается. Николай Николаевич вообще ушёл навсегда... «Милый лжец» мы играли за три дня до его смерти. Помню переполненный зал. Кто-то даже на ступеньках сидел. Зрители потом вспоминали, что Николай играл так, как никогда. В финале он всегда стоял рядом со мной, но вдруг – ушёл вглубь сцены. Оттуда он обводил глазами зрительный зал, зрителей, сцену... Прощался... Домой возвращались почти молча, и разговора о спектакле у нас не получилось. «Что-то я сегодня устал. Пойду прилягу», – сказал он и ушёл в спальню. Через три дня его не стало.


– Молодёжь сейчас прислушивается к советам опытных актёров?


– Иногда я общаюсь с молодыми актёрами, и скажу вам, что молодёжь у нас талантливая, ребята с уважением относятся к своей профессии. Но сейчас у них есть всё. И это прекрасно. Вспоминаю свои молодые годы. Мы жили на воде и хлебе. Война же только закончилась. Зарплаты в театре (а я начала свою театральную деятельность в Витебском драмтеатре имени Якуба Коласа) были чисто символические. Но всё равно без любимой работы мы не могли. Полстраны было в развалинах после Великой Отечественной. А Белоруссия так вообще... На моей родине, в Витебщине, погибал каждый второй. Даже дети воевали. Там до сих пор не восстановлен довоенный уровень населения.


Несмотря на военное детство, я всё равно мечтала стать артисткой. Кино-то какое у нас было потрясающее, оно непревзойдённое до сих пор! «Чапаев», «Депутат Балтики», «Цирк», «Волга-Волга», «Трактористы», «Учитель», «Член правительства»…


Моё детство прошло в кинозалах – отдавала 10 копеек за детский билет – и бегом в зал. Помню, «Василису Прекрасную» смотрела из сеанса в сеанс. После окончания фильма вместе со зрителями выходила из зала, но потом возвращалась в фойе, чтобы снова попасть на сказку. «Девочка, ты куда?», – останавливали меня билетёры. «Мне нужно в уборную», – говорила я. «Ну, иди, но только потом уходи». Никуда, конечно, я не уходила. А как начинался очередной сеанс, бежала в зал и наслаждалась этим произведением искусства. Я и сейчас с удовольствием смотрю «Василису Прекрасную», когда её показывают по телевидению.


С удовольствием мы смотрели и западные фильмы: конечно, все картины с участием Чарли Чаплина, «Сто мужчин и одна девушка», «Сестра его дворецкого», «Большой вальс», «Мост Ватерлоо», «Судьба солдата в Америке», «Газовый свет», «Королевские пираты» в главной роли с красавцем Дуг-ласом Фэрбенксом. К сожалению, в советское время многие из этих картин, как трофейные киноленты, были отданы в ГДР.


Недавно я читала интервью с польским режиссёром Кшиштофом Занусси. У него поинтересовались, как он сейчас оценивает уровень нашей культуры? И режиссёр ответил откровенно, что во всём мире чувствуется её упадок.


Пожалуй, это закономерно. Не может же всё идти по восходящим ступеням. Но я искренне надеюсь, что если есть спад, то будет и подъём!


 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото из семейного архива Г.А. Орловой

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse