Новости

Иван Иваныч сердится


В редакцию пришло письмо от жителей дома № 96, что в Городке«Б». Как и подобает письменным обращениям в редакцию, содержание одно из двух: благодарность или жалоба. На этот раз второе. Жильцы недовольны работой ЖСК "Вертолёт», так как из года в год переходят в календарном порядке все проблемы. И никто их не решает.


Сбоку от дома был открыт чугунный люк. Рабочие из теплосети меняли изношенные задвижки, от тяжёлого ключа и жаркого солнца пот стекал ручьём. Время от времени подменяли друг друга. Валерий Дмитриевич Самсонов, облачённый в спецодежду рабочего, посоветовал никому не расстраиваться, воду перекрыли ненадолго. Мол, доремонтируем и включим.


- Работаем старательно. Все трезвые, – шутит Самсонов.


- А что так? – спрашиваю в тон ему.


- Водка стала плохая. Когда был помоложе, ох и вкусная была, зараза!


Вышла на прогулку семейная пара с собаками. Попросила прокомментировать письмо. Мужчина отказался и супруге не позволял. Но она, представившись (фамилию и имя не называю, т.к. последующие события показали недопустимость критики в сторону председателя правления) сказала, что согласна со всем, что написано.


- Свет отключают постоянно, без предупреждения. Потом дают такое напряжение, что лампочки в люстрах рвутся на осколки. Да что там лампочки, у меня дорогой холодильник сгорел. Вода такая, что страшно мыться. Естественно, воду покупаем...


А дальше процитирую немного из письма: "Неоднократно обращались в ЖСК "Вертолёт" с просьбой сделать пандусы на первом этаже. Высота ступеньки в подъезде 40 сантиметров. Падают и взрослые, и дети. А что делать пожилым, инвалидам и молодым мамам с колясками?".


В надежде получить ответ на этот и другие вопросы, пошла искать контору ЖСК. Это оказалось делом непростым. Многие даже не знали места её расположения. Вывески аптек, магазинов, корма для животных – пожалуйста. А "Вертолёта" нет. Минут двадцать кружила, как само название кооператива. Наконец меня направили в парикмахерскую. Именно пройдя вглубь здания, минуя какой-то магазинчик и цирюльню, вдруг образовалась солидная металлическая дверь и рядышком скромно название организации. Будто сам Корейко из "Золотого телёнка" где-то стеснительно покашливал в кулачок, чтобы не заметили.


Иван Иванович Лысенко, председатель кооператива, услышав, что явилась по жалобе, вспыхнул, как дрова в десятом пламенном году. Отдал приказ сослуживице немедленно уточнить, в какой квартире проживает подписант. Хотя письмо было электронное и возможно просто отправлено с почты человека сходной с фамилией одного из проживающих в данном доме. Видимо, давно не встречаясь с подобной агрессией, допустила ошибку, отдав Лысенко в руки письмо для ознакомления. Чем навлекла его гнев, но не праведный а начальственный.


Уж не знаю, кем был Иван Иванович до своего двадцатилетнего правления кооперативом, но рядом с ним, ощущала себя мишенью невидимых снайперов.


Заходили в подвал, подъезд, где к слову я чуть не свалилась с той самой ступени. Мне было рекомендовано смотреть под ноги. Но я решила больше не рисковать конечностями и на очередное предложение подняться ещё разок, повела себя как Корейко. Мол, не следует так беспокоиться, обойдёмся...


- Это проблемка, – уменьшительно-ласкательно обозначил Лысенко место, благодаря которому калечатся руки-ноги, а коляски поднимаются вертикально. – И решить её не представляется возможным по техническим причинам.


Начала доказывать, что можно, если чуть уменьшить окно, которое освещает комнату консьержки, перенести двери и т.д.


- Вы понимаете, что значит – нет технической возможности? – почти зарычал председатель. Почувствовав себя дурой, но убеждённой дурой, что сделать можно и нужно, закрыла тему.


А когда заговорили о перебоях электроснабжения, Иван Иванович сказал, что в первый раз об этом слышит. «Не бывает у нас такого. Мало ли что наговорят», – подверг сомнению порядочность родных жильцов председатель ЖСК.


Подтвердилась жалоба на слишком высокие бордюры. Правда с них сделали съезд в виде узбекской лепешки по форме и чуть больше по размерам. В гололёд вместе с детской коляской можно упасть легко и очень больно. Объясняется это тем, что Лысенко обеспокоен проблемами автомобилистов. Что ж ему наделать нормальных съездов, а машины где ставить?


Строки из письма: "Главная опасность – это грузовой лифт, который представляет реальную опасность для жизни. В течение двух недель июля в лифте застряло шесть человек. Одной женщине стало плохо с сердцем, пришлось вызывать "скорую". И далее: "Судя по счёту ЖСК "Вертолёт", размещённом на сайте, на техническое обслуживание и ремонт лифтов в 2013 году израсходовано 891644 рубля. Но не изменилось ничего".


Когда я задала Ивану Ивановичу Лысенко вопрос по этой теме, он засомневался в моём земном происхождении и уточнил, не с Луны ли я свалилась. Понимая, что передо мной не просто человек, который не хочет брать во внимание проблемы жильцов, а диктатор малюсенькой империи, в которой он царь и бог, ушла восвояси. Иначе как объяснить звонок в редакцию после моего возвращения, якобы от мужа той самой женщины, которая написала нам. Угроза приехать в редакцию и разобраться, как следует.


Звоню в ЖСК, интересуюсь у Лысенко: чем можно было довести людей до такой истерики, которую услышала по телефону?


На что вердиктом строгого судьи прозвучал ответ, что письмо лживое. Мы его придумали. Потом несколько высказываний в адрес нашей газеты, причём таким тоном, будто началась война и приказано строиться по одному.


PS: Редакция приносит свои извинения жительнице дома № 96 с фамилией, схожей с адресатом письма, полученного редакцией по электронной почте.


Алла ГРИЦ

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse