Новости

Просто гости в этой жизни


В Люберецком районе насчитывается около 800 детей-инвалидов. Это те, кто официально зарегистрирован. А сколько их на самом деле – кто ж их считал?


"Не родом, а годом..." – так говорят о тех, кто родился здоровым, а по вине родителей стал инвалидом.


Стёпке грипп дал осложнение на ноги и голову. Когда он, ковыляя по улице, здоровался со всеми подряд, старухи осуждали его мать. Мол, виновата, нельзя было купать ребенка, когда температурил. Искалечила мальчика. Но точно никто не знал, что произошло. Над ним насмехались и жалели. Кто-то прозвал его Жофреем. Имя прилипло и было с ним до конца его короткой жизни.


Те, о ком пойдет речь в этом материале, родились инвалидами. Еще в утробе матери были обречены на страдания в жизни. Главное их счастье в том, что матери их не оставили, не отказались, как от бракованного товара. Отцы, в большинстве своем, покидают семьи, где растет ребенок-инвалид. Будто зарождался он без их участия и позволяют себя обманывать тем, что во всем виновата женщина. И точка.


У 22-летней Тани Р. детский церебральный паралич. Она одна из немногих, кто живет в полной семье. Когда была ребенком, отец лежал с ней в больницах, пока мама занималась младшим сыном. Отец мастерил ей удобные коляски, выносил из дома на руках.


Носить приходится и сейчас, потому что живут они в деревянном доме-бараке на 2-м этаже в поселке Октябрьский. Живут без надежды на внимание и чью-либо помощь. О хорошей коляске мечты убиты. Стоит дорого. Им не по карману. А те, у кого кошельки трещат от банковских карточек, презирают чужое горе, словно боятся отвлечься на минутку от птицы, несущей золотые яйца.


Любовь Иосифовна Бельчук 12 лет назад создала в Люберцах общественную организацию детей-инвалидов. И горечь родителей понимает. У самой сын-инвалид. Сейчас в "Преодолении" 45 детей. Но проблемы у всех разные: кто-то отстает в развитии, кто-то страдает аутизмом или более серьезным психическим заболеванием, но ДЦП – у большинства.


С мамой Тани Р. они обошли всех, у кого еще не зачерствело, не заплесневело сердце.


Таня все дольше сидит у окна их старенькой квартирки. Кусочек синего неба, шелест листвы, нечаянный дождь – всё для других, здоровых. Ей только картинка через тусклое оконное стекло. "Костюм космонавта", который поддерживает мышцы, искалеченное болезнью тело и дает возможность делать прогулку хотя бы по комнате, родители сами не смогут купить. А поможет ли кто? Вряд ли. Мама опустила руки совсем и сказала, что больше не хочет ни перед кем унижаться, просить. Каждый день она делает девочке массаж, зарядку, чтобы тельце ее не превратилось в один болезненный комочек.


Таня дистанционно, через интернет учится. Это вера в то, что она может обрести профессию, помогает жить, дышать.


Путевки на море им давно не предлагают. Мама одна с ней не справится, а отцу не выделяют. Его зарплаты и маминой пенсии едва хватает. Да, Тане тоже платят, но за эти деньги далеко не уедешь. А в Анапе, где есть специальный реабилитационный санаторий для больных ДЦП, дети 21 день видят море, купаются в бассейнах и лечебных ваннах.


Любовь Иосифовна рассказывает, что были в очереди на коляску для Тани первыми в соцзащите и вот-вот, хоть какую-то должны были получить. Но неожиданно их подвинули назад, объяснив это тем, что девочка-танцорка попала в автокатастрофу, а ей необходимо ехать на конкурс в Санкт-Петербург. Коляска ей необходимей.


Понятно, что среди слепых глупо искать наиболее слепого. И тем более обидеть одного больного ради другого... Грешно, ей-богу.


Странный мы народ и те, кто решает наши судьбы. Жаль, что мат запретили, а других слов подбирать прямо не хочется... Как можно десятками тысяч рублей обеспечивать тех, кто берет под патронаж брошенных детей-инвалидов и напрочь забыть о тех, кто свою жизнь не до 18 лет, а пока глаза закроются, будет вместе с ребенком страдать и умирать? Они виноваты в том, что не оставили свою кровь и боль государству? Поэтому оно действует избирательно, по принципу: – сами виноваты? Почему дети инвалиды разбросаны по двум берегам? И одним светит солнце, опекуны не обижены государством материально, а другие выживают, как могут. Алло! Вы слышите?


Председатель Люберецкой общественной организации детей-инвалидов Л.И. Бельчук рассказывает, как лет восемь назад пыталась неподалеку от Люберец добиться выделения земельного участка для организации. Мечтала о лужайке для деток, цветочках, а может и маленьком бассейне. Не дали. Предложили землю за Шатурой. Как возить туда детей, больше чем за сто километров, дело десятое. Главное предложить. А Бельчук, конечно, отказалась.


Любовь Иосифовна женщина неугомонная. Чтобы не отчаиваться и не жалеть себя, она и другим не дает впасть в уныние. В выделенном для них маленьком помещении она занимается с больными детьми. Упаковки из под яиц, бутылки из пластика, дешевая туалетная бумага – это то, с чем работают дети. Лак, краски, кисти, клей покупают.


В книжных магазинах очень много красивого материала для поделок. И уверяю, стоят они дешевле одного ужина состоятельного господина в ресторане. Больные дети в этом мире ограничены в передвижении, им красота чаще недоступна. Они не могут стать хозяевами жизни, в силу болезни. Они гости среди нас в этом мире. Они сами ничего не просят. Тем не менее – не оскудеет рука…


И все же Бельчук вместе с детьми-инвалидами принимает участие в выставках. И поделки, картины ее детей привлекают внимание не меньше, чем другие. А главное, они дарят радость всем – от родителей до посетителей.


Экскурсии по замечательным городам Подмосковья, а также Владимир, Муром… Дети-колясочники с родителями. Легче, светлее на душе у тех и других. Посещение святых мест и поклонение ликам святых облегчает душевные муки и физические страдания.


Вызывает недоумение у общественной организации детей-инвалидов тот факт, что соцзащита объединила детскую и взрослую очереди на санаторные путевки. В других регионах подобное не практикуется, поскольку всё, что свалено в одну кучу определяется простым словом, как бардак. Вопрос: кому он нужен?


Любовь Иосифовна признается, что не раз в слезах покидала Люберецкое управление соцзащиты. И не она одна. Ясно, что в эту контору люди несут проблемы, отчаяние, горе. Случается, родители купили ребенку ортопедическую обувь в конце года, а стоит она от 5-6 тысяч рублей, но чек не оплачивают, мол, средств нет.


Получается, что организация детей-инвалидов "Преодоление" не очень удобная? Когда Любовь Иосифовна впервые обратилась в областное министерство социальной защиты, там недоумевали, почему им неизвестно об их существовании? Действительно, почему?


И все же пока хоть как-то справляются с ситуацией. Но что будет, когда ребенок-инвалид останется один? Кадры криминальной хроники? Риэлторы, неизвестные родственники, пропавший одинокий несчастный человек, который при жизни был нужен только родителям, а после их ухода – никому.


Да, не секрет, что народ в России живет плохо. Трибунное лицемерие режет уши. А общество все больше за себя, не за других.


 

Алла ГРИЦ

Фото Богдана Колесникова

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse