Новости

«В загашник я ничего не кладу»


Фильмы известного питерского кинорежиссёра и сценариста Евгения Татарского знают многие, если не сказать – все. Его картины были популярны и любимы как в годы советской власти, так и в нынешнее время.


Евгений Маркович работает на «Ленфильме» с 1964 года. Одна из первых его картин, снятая в 1977 году и сразу же принёсшая режиссёру широкую известность, – детектив «Золотая мина» с Олегом Далем, Любовью Полищук и Евгением Киндиновым в главных ролях. Огромный зрительский успех имел и телефильм «Приключения принца Флоризеля», снятый по мотивам произведений Стивенсона. Вкусом к остросюжетному приключенческому материалу, который всегда отличал Татарского, отмечены «Джек Восьмёркин – «американец»», экранизация детективного романа Станислава Ромова «Колье Шарлотты» и острая психологическая криминально-любовная драма «Тюремный романс».


В прошлом году мастеру исполнилось 75 лет. Он и сегодня пребывает в прекрасной форме, но с кино пока завязал. И на то есть причины, одна из которых, пожалуй, самая важная, – затянувшиеся преобразования главной питерской киностудии, которая никак не оклемается после распада СССР.


– В прошлом году вроде были выделены деньги на ремонт «Ленфильма» и закупку современной аппаратуры, – рассказывает Евгений Маркович, – но с кинопроизводством пока не всё так просто. Будут деньги – будем работать! А пока работаю в основном над собой. Шучу, конечно. Хотя конкретной работы в кино у меня нет. По просьбе директора нашей студии помогаю с организацией ленфильмовского телевизионного канала. Работа мне эта очень интересна, но снова всё упирается в финансирование. Я даже план кое-какой накидал, но пока он реализован только на бумаге. Задача телеканала будет заключаться в том, чтобы регулярно показывать отечественное кино. Один цикл художественных фильмов и документальных передач будет посвящён художникам кино, второй – композиторам, писавшим свои произведения для наших кинолент, какие-то фильмы будут посвящены безвременно ушедшим из жизни нашим друзьям-кинематографистам. Уверен, что должно получиться интересно.


– Евгений Маркович, во многих интервью ещё девяностых годов Вы не раз рассказывали о своём запланированном фильме – «Последний роман императрицы». Надеюсь, зрители смогут, наконец, увидеть эту картину?


– Она, увы, так и накрылась незавершённой. Сначала мы столкнулись с проблемой её финансирования. Потом вроде бы всё стало налаживаться, да снова возник денежный вопрос. А теперь уже и снимать некого. Ведь фильм делался для Марины Влади. Помню, тогда она говорила мне: «Женя, ты поторопись меня снимать. Со мной ещё не стыдно ложиться в постель». (В фильме рассказывалось про любовников императрицы). Но прошло же уже больше двадцати лет…


– С какими-то сложностями Вы столкнулись и с выходом на большой экран «Путешествий принца Флоризеля». Если я не ошибаюсь, то фильм больше года пролежал на полке?


– Да, было дело, но по каким причинам его не пропускали мне непонятно. Хотя премьера фильма в 1981 всё-таки состоялась. (Работать над картиной Е.М. Татарский закончил в декабре 1979 года, – прим. авт.). Фильм побаивались показывать якобы потому, что принц находится в эмиграции. Вот такая была нелогичная аргументация. Тогда мне пришлось поехать из Ленинграда в Москву на приём к первому заместителю председателя Гостелерадио СССР Стелле Ждановой. «Евгений Маркович, нам нравится ваш фильм, и мы обязательно его покажем», – стала успокаивать Стелла Ивановна. «Так уже больше года прошло». «Покажем. Видите, сейчас же идёт чемпионат мира по хоккею». «Сначала хоккей с шайбой, а потом начнётся первенство по русскому хоккею?», – подшучивал я. «Не переживайте. Покажем обязательно».


Через несколько месяцев после нашего разговора, в первых числах января 1981 года, мне позвонила выпускающий редактор. Она сообщила, что мой фильм «Клуб самоубийц, или Приключения титулованной особы» ставят на 12 января в прайм-тайм. И потом добавила: название картины необходимо изменить. «Что вы этим хотите сказать?», – спрашиваю её. «Ваш фильм нам понравился, но название совсем не подходит. Поймите, никакие «титулованные особы» и «клубы самоубийц» не пройдут». «Не пройдут и не надо! Почти два года фильм пролежал на полке, пусть ещё полежит». Редактор не отступала и стала меня уговаривать. Тогда я попросил её созвониться с автором сценария Эдгаром Дубровским и узнать его мнение. Но она больше никому звонить не собиралась. «Хорошо, предлагаю вам такой расклад: мы снимали фильм под условным названием «Приключения принца Флоризеля». Поставьте это название». «Ну, какие принцы?», – продолжает редакторша. «Вы смеётесь надо мной? Там же принц – главный герой». «Ладно, я перезвоню», – сказала барышня и положила трубку. Минут через двадцать она снова набрала. Название утвердили. Тогда я попросил её об одном: изменить название фильма только в стиле моих титров. Просьба была выполнена. Однако с той поры, когда картину показывают по питерским каналам, она идёт под первым названием, а в Москве – как «Приключения принца Флоризеля». Это произошло потому, что мастер-кассета хранится в Москве, а наши прокатчики берут копию на «Ленфильме», где сохранилось старое название.


– Ваш сын Виктор тоже снимает кино. Наши читатели наверняка видели его «Чёрный город», «Двое», «Братство десанта», «Последний герой». Нет желания сняться в какой-нибудь его картине?


– Пожалуй, нет. Я что-нибудь не так сделаю во время съёмок, а ему будет неудобно при всех мне об этом сказать. Кстати, он никогда мне не рассказывает, над каким фильмом работает, кого снимает. Хотя иногда звонит, спрашивает моё мнение о его очередной картине. Рука у него набита, он делает хорошие фильмы. Жаль только, что сценарии иной раз попадаются никудышные.


И никаких профессиональных советов я никогда Вите не давал. Он меня даже близко не подпускает к своим творческим замыслам. Однажды я ехал на дачу и заскочил на киностудию, чтобы что-то ему передать, а у него в этот момент шло озвучание картины. Заглядываю в аппаратную и вижу, как бедный актёр мучается перед микрофоном. Хотел дать дельный совет, чтобы хоть как-то помочь актёру, но сын сразу намекнул, что разберётся и без моих подсказок. Ну, сам, так сам. (Улыбается).


– В 1980 году Вы планировали сделать фильм «Колода без туза» с Олегом Далем и Владимиром Высоцким в главных ролях, но вскоре оба актёра ушли из жизни…


– Я снял его немного позже – с Эрнстом Романовым, Львом Прыгуновым и Ириной Алфёровой. Это фильм телезрители помнят по названию «Без видимых причин».


В загашник я ничего не кладу, поэтому у меня никогда не оставалось нереализованных сценариев. А если подвернётся что-нибудь интересное – я с удовольствием сниму.


– С Иосифом Хейфицем Вы работали вторым режиссёром над картиной «Плохой хороший человек». Слышал, что для съёмки только одной сцены он мог использовать десятки дублей.


– Иосиф Ефимович был человеком старой школы, он работал под девизом «Плёнку не жалеть» и предпочитал очень тщательно прорабатывать с актёрами все сцены. Но когда в 1973 году мы снимали «Плохой хороший человек», количество дублей было уже ограниченно, и плёнку лишний раз старались не расходовать. Да и с Олегом Далем вообще не надо было долго репетировать. Он сразу попадал в точку.


– Представители старшего поколения актёров часто говорят, что раньше артисты были талантливее, они постоянно работали над собой и своей ролью. Интересно, а Вы смотрите современное кино?


– Редко. Нет особого желания. Снимают же в основном всякую белиберду. И кто снимает? Правда, новые работы своих друзей-режиссёров я стараюсь не пропускать. И мой интерес к их фильмам часто оправдывается.


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse