Новости

«Артист должен развиваться»


Популярный украинский актёр Остап Ступка во вторник, 2 сентября, будет принимать поздравления с днём рождения. Ему исполняется 47 лет. Известность артисту принесли не столько знаковые роли в российском и украинском кино, сколько его потрясающие театральные работы. Остап Богданович ровно четверть века играет в родном для него Киевском национальном драматическом театре имени Ивана Франко. И не только из-за того, что актёры здесь, как одна большая семья, а ещё и потому, что его знаменитый отец – Народный артист СССР Богдан Ступка – долгие годы был художественным руководителем и ведущим актёром этого театра.


- Редкий случай, когда зрители знают актёра больше по театральным работам. Остап Богданович, истинные почитатели Вашего творчества тоже считают, что Вы, прежде всего, актёр театра, а уже потом – кино.


- Это действительно так. Ко мне не раз подходили люди на улице или в ресторане и благодарили именно за мои театральные работы, а не за то, что я «сверкаю в ящике». И для меня это очень ценно.


- Как человеку избирательному в ролях, Вам наверняка приходится иногда отказываться от съёмок в той или иной украинской картине?


- Украинские режиссёры меня почти не приглашают. Все работы, которые были в нашей стране в последние годы в производстве, прошли мимо меня. Последний раз я снимался у украинского режиссёра – Саши Итыгилова – в фильме «Куплю друга», но это было шесть лет назад. А теперь работаю в основном с российскими режиссёрами и в российских проектах. В прошлом году снимался у Константина Статского (режиссёр фильмов «Казаки-разбойники», «Агент особого назначения», «Дед Мороз всегда звонит трижды», «Роман в письмах», – прим. авт.). Играю в его новом 12-серийном телефильме врача-криминалиста.


- Наверное, то же я могу сказать и о Вашем отце: ведь Богдан Сильвестрович в последние годы своей жизни снимался только в российском кино.


- Да, причём снимался довольно часто. Но тогда не было такого количества производства украинского кино, чтобы работать здесь полноценно.


- Советские киноактёры редко соглашаются на съёмки в низкопробных телесериалах. Соглашаются, в основном, по одной причине – чтобы хоть немного заработать на жизнь и лишний раз напомнить своим зрителям, что «я жив, со мной всё в порядке, и я ещё могу сниматься». Вы же актёр, который стал активно сниматься уже в постсоветское время. Знаю, популярности Вам хватает, но что Вас иногда подталкивает участвовать в современных сериалах?


- Хорошо, когда на столе лежат сто сценариев, и ты можешь большинство из них просто отбросить, оставив наиболее приглянувшиеся. Но когда у тебя лежит всего один… Конечно, я буду сниматься. А во все эти мыльные сериальчики, в которых я бы ни за что сыграть не согласился, меня, слава Богу, не зовут.


Сериалы должны быть качественными, сюжетными и смотрибельными. Я играю в театре, а это – мой дом, моя крыша, моя практика. Ведь, прежде всего, я театральный актёр. Но когда начинаешь совмещать с кино, и получается всё гармонично, то это идёт только на пользу.


- Были случаи, когда театр не отпускал Вас на съёмки, аргументируя, например, что завтра будет спектакль с Вашим участием, и Вы должны обязательно выйти на сцену?


- У нас всегда актёрам шли на уступки. А тем более, когда отец был художественным руководителем театра. (Улыбается). Он прекрасно понимал, что такое ездить на съёмки, зарабатывать деньги и содержать семью. Поэтому он никому и никогда не запрещал сниматься в кино. Другое дело, как правильно вырулить расписание, время репетиций. А запретов быть не должно – артист должен развиваться.


С уходом отца из жизни в театре исчезла и та атмосфера, которая была им создана. И в театре до сих пор продолжается период перестроения. Конечно, есть вещи, которые отцу бы совсем не понравились, но есть и то, за что он пожал бы руку и поблагодарил.


- В вашем театре все постановки идут только на украинском языке. Так было всегда?


- Да, он изначально был основан как национальный театр. Но по сюжетной линии в отдельных спектаклях могли быть вкрапления и на русском языке. Например, в «Ревизоре» мой герой – Хлестаков – говорил по-русски.


К слову, все спектакли на русском языке идут в Киевском национальном академическом театре русской драмы имени Леси Украинки.


- Здесь в спектакле «Насмешливое моё счастье» главную роль – Антона Павловича Чехова – играет актёр Государственного академического Малого театра России Вячеслав Езепов.


- Это действительно хорошая практика – приехать и сыграть роль в совершенно другом коллективе и другой стране. Когда-то отец выходил в нашем театре на сцену с актёром Валерием Ивченко в спектакле «Дикие ангелы». И потом ту же пьесу они играли в Бакинском драмтеатре на русском языке, правда, это было в рамках театрального фестиваля.


Надо вернуться к такой практике. Действительно хорошая идея, чтобы такие актёрские вкрапления внедрять в совершенно другой язык.


- Вы работаете на одной сцене со своим сыном Дмитрием, долгие годы выходили в одних спектаклях и снимались в одних фильмах с отцом. И всё-таки, в театре и кино у вас больше партнёрские отношения или родственные?


- Естественно, я слежу, как и что делает мой сын на сцене, но стараюсь ничем не забивать ему голову, хотя иной раз могу сделать пару технических замечаний. И отец со мной говорил точно так же.


- Дмитрий «пошёл в актёры», наверное, с Вашей лёгкой руки?


- Нет. Дети должны сами выбирать свой путь. А когда я поступал в театральный, отец даже был не в курсе. Он случайно узнал от своего коллеги в театре, который набирал курс в институте.


Я всерьёз готовился к поступлению. Втихаря сбегал с «любимых» уроков, в которых ничего не смыслил, забирался на крышу школы и учил прозу. Когда отец узнал, что я собираюсь поступать в театральный вуз, он попросил меня почитать программу, с которой я готовился поступать. Но я отказался, сказав, что у меня своей комиссии хватает и в институте. И всё в порядке!


  

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse