Новости

Всё будет хорошо


В Москве уже дважды митинговали медицинские работники по поводу реорганизации медицинских учреждений, которая несёт за собой безработицу или поиски нового места заработка, вплоть до переобучения. О том, как чувствует себя люберецкая медицина, наш корреспондент поговорил с начальником управления здравоохранения Люберецкого района Виктором Николаевичем Юдаевым.


- Виктор Николаевич, сейчас много шума и настоящей паники у людей из-за перемен в столичном здравоохранении. Все знают, что Москва - начало всех начал. А вдруг этот пример станет заразителен и повсеместно начнут сокращать медперсонал, количество мест да и сами больницы?


- Во-первых, у нас дефицит койко-мест в Люберецком районе и сокращать нечего. В Москве хотят оставить 35 многопрофильных больниц. Они проводят оптимизацию, чтобы с разными заболеваниями пациентов принимал один специалист. Ведь у нас в стране более ста специализаций в медицине, а в Европе всего десять. Если в России для каждого органа свой врач ультразвуковой диагностики, о какой многопрофильности можно рассуждать. А надо, чтобы он грамотен был как при диагностике печени, так и сердца.


- И всё же есть у граждан тревога по поводу коммерциализации медицины. А при нынешних экономических проблемах и падении уровня жизни, человек может оказаться перед выбором на перекрёстке двух дорог: одна на кладбище, другая с использованием похоронных средств на лечение.


- Да, платная медицина развивается. Но чтобы всю медицину перевести на коммерческие рельсы, необходимо изменить Конституцию.

Мы уже несколько лет не получаем денежных средств из Люберецкого района. Финансируемся из области по ОМС. И лечим бесплатно.


- Этим и объясняется переподчинение управления здравоохранения?


- Закон о переходе на региональный уровень принят давно. По логике: кто финансирует, тот и спрашивает, контролирует, производит кадровые перестановки. Это нормально. С января мы будем подчиняться Минздраву Московской области. Наше управление под № 3, куда входят: Люберецкий район, Котельники, Лыткарино и Дзержинский.


- Кроме административных изменений, чем можно порадовать людей?


- У нас открывается сосудистый центр. На следующий год запланировано около 600 операций по шунтированию. Для Люберецкого района это много. Будем брать пациентов из Котельников, Дзержинского, Лыткарина и Раменского района.

Скоро поставим второй компьютерный томограф для бесплатной диагностики пациентов.


- И пока у нас нет настолько грамотных медиков, как за рубежом, чтобы одновременно могли лечить зрение и почки, как обстоит дело всё с теми же узкими специалистами?


- В Москве сокращение началось, и много хороших врачей пополнят кадры в наших поликлиниках и больницах. Конечно, они теряют в зарплате, поскольку бюджеты Москвы и Подмосковья несопоставимы, тем не менее, для нас это просто огромное счастье. А в принципе больше проблем с первичным звеном в здравоохранении: не хватает терапевтов, участковых педиатров.


- Это серьёзно. Как, на ваш взгляд, решать проблему?


- Институтов много, выпускников тоже. Но многие уходят в коммерцию. Поэтому, если студент получает образование за счёт бюджетного финансирования, необходимо таких выпускников распределять по старинке. То есть, направлять на отработку по конкретному адресу. А через 4-5 лет будет видно: останется он или отправится искать другая тема.


- Кроме этого, что ещё напрягает?


- Большой минус в медицине – отмена интернатуры. Теперь всё проходит на базе вузов, в клинических больницах.


- Не сыграл ли злую роль в этом сериал «Интерны»? А если серьёзно, насколько сегодня молодые врачи, их знания соответствуют полученному диплому?


- Не всегда. Но в течение первых трёх лет они работают под контролем опытных врачей. У нас достаточно низкий показатель по летальности в больницах.


- Так можно за больничные ворота выйти и сделать последний вздох. И вина в этом ничья.


- Я четыре года работаю в качестве руководителя управления. И всё это время тащу здравоохранение из ямы. Большинство зданий рассыпалось на глазах, компьютеров не было, рентгеновские аппараты старые.


За последние годы мы на десятки миллионов рублей сделали ремонт поликлиник, больниц, приобрели современное диагностическое оборудование. На будущий год область выделяет 39 млн. рублей на ремонт центральной поликлиники (у «вечного огня»). Там будет располагаться диагностический центр для взрослого населения.


Замечу, что за последние 28 лет у нас не было построено ни одного стационара. И некоторые корпуса давно пора сносить, а не вкладываться в ремонт.


В плане у нас строительство хирургического корпуса, который надо было иметь ещё лет пятнадцать назад. По причине его отсутствия наши больницы переполнены. Как видите, на месте не стоим, работаем.


- Насколько подтверждены убеждения граждан, что за деньги в платных клиниках наверняка вылечат?


- Обычно ориентируются на доктора, а не на кассу. С декабря в ЛРБ № 1 (Красковская больница) приступает к работе хирург Игорь Сергеевич Осипов, профессор, доктор медицинских наук. Ранее он возглавлял хирургическую службу столичной мэрии. Переезжает к нам по семейным обстоятельствам. Он будет делать уникальные операции. Это новый уровень лечения.


- Виктор Николаевич, недавно появилась информация о незаконном изъятии почки у пациента, естественно, после его смерти. Что за история и вообще, когда будет узаконена трансплантация органов в России?


- По поводу той почки могу сказать, что донор имел страшное заболевание, и орган просто-напросто утилизировали из-за непригодности. Почка требовалась двенадцатилетнему ребёнку. Всем остальным занимаются следственные органы. А пока на верхних этажах власти не примут закон о трансплантации, так и будут больные привязаны к искусственной почке, то есть гемодиализу.


- В развитых странах этот закон давно работает. И в паспортах стоят метки потенциального донора в случае его смерти по той или иной причине. Почему у нас такое предвзятое, дикое отношение к этой теме? Недоверие, страх?


- При изъятии органа присутствует несколько человек. Обязательно берутся анализы. И когда давление падает, тромбируются сосуды, мозг отмирает, человека уже не реанимировать, – только в этом случае можно воспользоваться донорским органом. Никто не возьмёт на себя ответственность, если есть надежда вернуть к жизни, воспользоваться органом пациента.


- Нельзя промолчать о работе скорой медицинской помощи. Есть обоснованные нарекания в адрес этой службы?


- Да, есть проблемы. У нас на 318 тысяч населения – 23 машины. А по нормативам: на 10 тысяч должна быть одна машина. Не хватает восемь машин. Постоянные пробки на дорогах мешают оперативности.

В северной части Люберец будет открыта своя подстанция СМП, туда направятся четыре новых спецмашины. Граждане будут получать медицинскую помощь своевременно.


- Какую бы оценку по 5-бальной шкале Вы можете поставить нашей медицине?


- Это дело пациентов. Но, разумеется, в Израиле и Германии, где на медицину выделяются сотни миллиардов евро, куда ездят на лечение наши олигархи, наверное, всё отлично. У нас, как видите, проблем много. Конечно, мы их решаем. И будем решать. И если хотя бы 60 процентов граждан нашей работой довольны, уже хорошо.


Алла ГРИЦ


Алексей

"Игорь Сергеевич Осипов, профессор, доктор медицинских наук/Он будет делать уникальные операции"????? Какой он "профессор"? Этот убийца не начав толком работать в ЛРБ№1. успел УБИТЬ пациентку. Большинство врачей данной больницы после вскрытия пациента просто ужаснулись не профессионализму и грубейшим ошибкам данного "врача"! Так же не явился на данное вскрытие и ни разу не появился на свое рабочее место после нового года, хотя все врачи выходили на работу с 3 января! Удачи будущие пациента!!!

Комментировать
Конструктор сайтов
Nethouse