Новости

Униженные оскорблёнными

Мне очень хочется верить в Бога. Но, к сожалению, хочется гораздо больше, чем получается…


Мне хочется верить в величие страны, где я родился, живу и собираюсь доживать свой век. И у меня это иногда даже почти получается, но всё время мешают какие-то «мелочи». Или какие-то люди…


Мне хочется верить представителям государственной власти. Но тут вообще случай трудный…


Мне хочется верить коллегам-журналистам, но некоторые из них так сильно верят в то, что они – «в команде», что очень часто говорят и пишут не то, что хотят и что на самом деле думают, а исключительно то, что от них ждут или напрямую им велят их хозяева. Они, по-моему, и сами уже не всегда понимают, что ими просто пользуются. Что их превратили… в мелки на школьной доске. Не они, а - «ими пишут». А если что-то будет не так, то их просто сотрут! Мокрой тряпкой…


Но я всё ещё верю в здравый смысл.


А ещё – в справедливость. Это моя вера настолько наивна, настолько ничем не обоснована и так мало чем подтверждена, что можно даже говорить, что я не верю, а – верую. Но справедливость для меня – это равенство людей перед законом, равенство в правах, равенство в возможностях. А потому мои чувства верующего в справедливость постоянно кто-то оскорбляет!..


Меня оскорбляет, когда по телевизору неудобному собеседнику не дают ничего сказать, постоянно перебивая, дополняя, возражая, исправляя… Когда же он пытается вставить хоть слово во время выступления его «удобного» оппонента, его строго осаживают: «Перестаньте перебивать! Вы уже всё сказали…»


Меня оскорбляет разрешение руководителям госкорпораций не обнародовать свои доходы. Например, доходы главы РЖД Якунина, отменявшего до знаменитого путинского «Вы что, с ума сошли что ли?!» электрички в регионах. Потому что совершенно понятно, что объявлять сумму «нажитого непосильным трудом» он не хочет вовсе не потому, что коллеги из других корпораций будут смеяться над их ничтожностью, а скорее потому, что смешными после этого покажутся именно разговоры о «нерентабельности» пассажирских перевозок.


Меня оскорбляет каждое повышение зарплат депутатов, потому что если сравнивать их даже с официальной средней зарплатой по стране, то налицо явное несоответствие соотношению «цена-качество». Кто-то может возразить, что не моё, мол, дело оценивать качество их, простите, труда. Но сколько законов, принятых депутатами Госдумы (для других, не для себя) через какое-то, порой очень короткое время эти же самые депутаты теми же самыми пальцами нажимая на те же самые кнопки, изменяли и даже отменяли! На любом другом производстве это называется «брак», а бракоделов если не гонят с работы, то уж точно лишают премий. Почему же этого не происходит в парламенте? Или «производимое» в нём столь никчёмно? Но тогда почему мы платим за него такую цену?


Мне не нравится, что в центре Москвы, у Кремля люди могут совершенно безнаказанно разбросать цветы и разбить фотографии человека, на этом месте убитого. Простите за повтор, - в центре столицы нашей Родины, у её сердца - Кремля! Меня удивляет, что они не просто не боятся делать это, они ещё и фотографируются там «на фоне…», выставляя «отчёты» в интернете! Потому что уверены, что им ничего за это не будет. Можно по-разному относиться к Немцову, к его политическим взглядам, к его деятельности, в том числе и в Правительстве России, но он – человек! И то, что устроили на месте его гибели – это вандализм, это кощунство, это оскорбление чувств, думаю, не только верующих в Бога, но и атеистов.


Мне не нравится, когда группы людей, сами себя назначивших хранителями нравственности, носятся по стране в поисках, на что бы ещё обидеться, чему бы ещё оскорбиться? Когда-то меня учили, что «на обиженных воду возят», а тут этих «обиженных» становится столько, что скоро, кажется, уже не нужен будет водопровод. Или скорее - «обиженные» будут возить воду на нас.


Потому что «униженные и оскорблённые» - это в прошлом. Сейчас «оскорблённые» сами кого-хошь унизят. А когда во Франции «оскорблённые» уже и стрелять начали, то в России в адрес убитых почему-то чаще звучали не слова соболезнования, а – «сами виноваты!» А ведь когда-то моя глубоко и искренне веровавшая бабушка говорила мне, что «Бог – есть любовь!» Или она мне говорила про другого Бога? Потому что нынешние «ревнители веры», как кажется, не только никого не любят, не только никого не собираются прощать, но и Страшный суд над не согласными с ними готовы устроить уже на Земле…


У меня много вопросов, ответа на которые я не нахожу…


Почему по требованию верующих можно снять директора театра? Ведь даже представить себе, чтобы по требованию атеистов в каком-нибудь храме сменили настоятеля – немыслимо!


Почему стало так много людей, которым всё сходит с рук? Вандализм, хулиганство, избиения… Почему именно эти люди сейчас на виду, «на волне»? Почему многие мои коллеги-журналисты – на телеэкране, в радиоэфире, в газетах и в сети - не только не трубят тревогу, глядя на их «деяния», но и – как мне хочется надеяться, вынужденно, - пытаются их оправдать?


Почему эти люди заставляют меня не то что презирать, а скорее - сочувствовать таким своим коллегам?


Почему эти люди мешают мне верить моему государству? Почему они не дают мне по-настоящему, искренне гордиться моей страной?!


Почему, наконец, эти люди мешают мне верить в Бога?


Алексей Сокольский

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse