Новости

Возможность от всего отдышаться, или Как важно держать книгу в руках


Наша многоуважаемая Алла Леонидовна Карпенко, директор одной из крупнейших районных библиотек Московской области, 5 сентября награждена знаком «Почётный гражданин города Люберцы».


С люберецким краем связана почти вся её жизнь. Здесь она окончила школу, потом получила высшее образование… и вот уже три десятка лет Алла Леонидовна работает в Центральной библиотеке имени С. Есенина на Волковской улице.


Год литературы подарил много счастливых встреч и мероприятий для наших книголюбов и книгочеев. Свои плоды он принёс и для люберецкой библиотеки: её фонд в этом году пополнился новой художественной литературой и учебными пособиями для учащихся. Но есть ещё одно знаковое событие, о котором я не мог не поговорить с Аллой Леонидовной. В этом году, 7 сентября, её любимой маме, ветерану педагогического труда, исполнилось 95 лет.


- О родителях можно говорить бесконечно, тем более они у меня такие замечательные, – с радостью в глазах рассказывает Алла Леонидовна. – Папа Леонид Фёдорович родился в 1913 году в Сибири. Он рано осиротел, и уже в возрасте трёх-четырёх лет его определили в детский дом. Имя дали по завхозу, а отчество – по директору детдома. Так, очевидно, было заведено. Фамилия ему досталась Воронков. Будучи уже в почтенном возрасте, он неоднократно с улыбкой говорил, что фамилия-то «Воронков» – звучит!


Отец часто вспоминал, что им, детям, всегда хотелось есть. Беззащитными они были. Ребята чувствовали, что рядом нет ни мамы, ни папы, оттого мальчишки и девчонки были очень дружны.


Вырос папа добрым и мастеровым человеком. За что ни брался – всё получалось. Сам пробил себе в этой жизни дорогу, стал офицером, окончил танковое училище. Потом попал на фронт, а спустя три года его экипаж был подбит, выжили двое – отец и его товарищ. Оба получили тяжелейшие ранения, но уже через полгода после госпитализации он вернулся на фронт к своим сослуживцам.


Помню, папа рассказывал, как прозябшие с головы до ног, они сидели в холодных окопах в мокрой грязной одежде. И – только сигнал наступления, все как один подрывались и шли вперёд. Вот он, дух патриотизма!


Потом он служил в Румынии, Германии и Польше, откуда его уже по состоянию здоровья демобилизовали… в Люберцы. Отец ушёл в запас в звании подполковника. Старые раны всё-таки напоминали о себе, но прожил отец жизнь длинную, его не стало в возрасте 89 лет.


Мама Вера Матвеевна родилась в Астрахани. Её отец Матвей Яковлевич был крепостным крестьянином, а мать

Мария Максимовна – мещанка.


Сейчас вспоминаю, каким же дед был рукастым мужиком. А порядок как любил! Я частенько летом приезжала на свою родину в город Новоузенск Саратовской области. И как сейчас помню длинный коридор, а на стенах по обе стороны красуются стамески, клещи, молотки и отвёртки. Всё на своих местах! А гвоздики у деда хранились в коробочках от «Монпансье», и в каждой баночке – свой размер.


Отец очень любил и уважал своего тестя. Он относился к нему по-отечески и всегда был готов подсобить в любой домашней работёнке. А к бабушке папа обращался не иначе как Марья Максимовна, она же из мещанского сословия.


Я у родителей – единственный ребёнок… и неповторимый. (Смеётся). Папа называл меня Европой. Почему? Никто этого объяснить не мог. Даже он. Для «остальных» я была Алей и Алюсей. Знаю, что с фронта отец прислал домой письмо, чтобы нарекли меня Аллой, но бабушка записала Алевтиной. Вернувшись с войны, отец спрашивал у Марии Максимовны, почему назвала меня по-своему? На что она с улыбкой ему ответила: «Алла – это какое-то непонятное и несовременное имя. Где ты его вообще отыскал?». Так и живу теперь под двумя именами. По паспорту – Алевтина, а по жизни – Алла.


Мама 30 лет отработала заведующей детским садом № 16, что был от завода им. Ухтомского. С удовольствием приходила к ней на работу, общалась с детишками. Сегодня мамочке – 95 лет. Но несмотря на то, что она уже два десятилетия находится на заслуженном отдыхе, многие ныне здравствующие её коллеги по детскому саду до сих пор поддерживают между собой связь. И это очень важно.


Вот такие у меня замечательные родители. А о себе? Вот с этим сложнее… Книгу любила с детства, хотя запоем я никогда не читала.


Сначала родители отдали меня в балетную школу. Но поскольку папа был военным, нашей семье часто приходилось «кочевать» с места на место. Потом я поступила в музыкальную школу по классу скрипки. А вскоре мы уехали в польский город Вроцлав. Незнакомый мне язык уловила сразу, и через пару дней уже могла объяснить, например, в магазине, какие продукты мы хотим приобрести.


Папа очень хотел, чтобы я продолжала играть на скрипке, и для этого он познакомил меня с выпускницей консерватории, которая согласилась давать уроки. А мне уже и не очень-то хотелось этим заниматься. И когда девушка стала со мной разговаривать на родном для неё польском языке, я сделала вид, что совершенно её не понимаю. Тогда она объяснила родителям на ломанном русском, что готова попробовать со мной позаниматься. Однако девушка давала мне такие сложные задания, что я с ними едва справлялась. Но недолго музыка играла. И кончилось всё тем, что когда я из окна видела, что «педагог» подходит к нашему дому, сразу пряталась на чердаке. Она постучит пару раз – никто не открывает. И уходит. А я как ни в чём не бывало возвращалась обратно в квартиру. Вечером родители интересовались, как прошли занятия. Но я честно им признавалась, что никаких стуков не слышала, видимо никто не приходил. (Смеётся). Папа, конечно, быстро просёк мои уловки. Но он был на редкость ласковым и добрым человеком, никогда меня не наказывал.


В конце 1950-х годов, когда отца демобилизовали, из Польши мы приехали уже в Люберцы. За это время я успела поменять пять школ.


Люблю читать книги о природе. Обожаю Тургенева, Лескова и Гавриила Троепольского. Хотя сейчас меня больше тянет к литературе, которая даёт возможность от всего отдышаться.


Отдыхаю только в деревне. Она у меня находится далеко от здешних мест, в Костромской области, но как же там благодатно… В лесу живут бурундуки и белки, ягоды разные растут, да грибы. Одних только мхов около 300 видов!


А вот деревня вымирает. Когда мы купили там домик, а это было лет сорок назад, в округе было 70 домов, сейчас осталось только пятнадцать.


Хожу с семьёй и друзьями по ягоды. Хотя сама их не ем, но на удивление всегда приношу полные корзины. Вместе с мужем Владимиром Олеговичем часто ездим на охоту. Но он стреляет только по дичи, на которую сработала собака. А наш сын Виктор увлекается рыбалкой, ему я тоже люблю составить компанию.

У меня прекрасная внучка Карина, правда, в семье мы зовём её Катюшей. Тоже выпускница люберецкой школы № 6. Недавно у неё родился Мишка. Так что я не только счастливая бабушка. (Улыбается). Но только тсс…

Завершая нашу встречу, хочу сказать, что читающих детей становится больше. И здесь говорю огромное спасибо родителям за то, что они понимают, как важно держать в руках книгу.


Школьники с удовольствием читают классику – Толстого, Пушкина, Достоевского. Но чтобы представить и понять, какой была Россия XX столетия, что такое деревни и сёла, необходимо познакомиться с творчеством Абрамова, Васильева, Распутина, Белова, Пикуля, Проскурина и Бондарева.


С любимой мамой Верой Матвеевной   


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива А.Л. Карпенко


Сысоева Наталья Львовна

Любим и гордимся. Удачи! Одноклассники Виктор Гордеев и Наталья Крысина.

Комментировать
Конструктор сайтов
Nethouse