Новости

Клеймённые статьёю пятьдесят восьмою


На траурный митинг, посвящённый Дню памяти жертв политических репрессий, возле мемориальной стелы на Октябрьском проспекте в последний четверг октября собрались не только дети репрессированных, которым долгие годы пришлось жить с клеймом «врага народа». Пришли представители местной администрации, общественности, молодёжь.


В те дни по всей стране вспоминали миллионы наших соотечественников, безвинно замученных в застенках НКВД, расстрелянных, сосланных на «выселки». Сгинувшим без вести в страшной «мясорубке» 1930-1950-х годов минувшего столетия. Историю переписать невозможно, но потомкам нужно знать и помнить не только героические страницы в истории своего Отечества, но и такие горькие и трагические события. Об этом говорили, выступая на митинге, глава района и города Владимир Ружицкий и председатель местного отделения общества жертв политических репрессий Ада Подколзина. Литию по усопшим отслужил благочинный церквей люберецкого округа протоиерей Димитрий (Мурзюков).


Наверное, счастливым свойством обладает тот человек, способный упечь в тёмный глухой чулан памяти свои переживания, завалив их всяким барахлом новых впечатлений. И можно жить беззаботно, даже весело. Но стоит копнуть в этом чулане памяти поглубже и вытащить хотя бы одну деталь – и за ней потянутся новые подробности пережитого. И ты переживаешь всё заново, как тогда…


На Люберецкой земле сейчас проживают 429 детей репрессированных родителей. Многие десятилетия они продолжали жить под прицелом, их преследовали, заставляли приходить и отмечаться: где и чем они занимаются.


Сегодня своими воспоминаниями с нами делится ветеран труда, отличник народного просвещения РСФСР Вера Васильевна Пономарёва. Она является одним из тех живых свидетелей того страшного времени.


Помню всё, никогда не забуду!
Живёт во мне, не умирая,
Без перерывов на обед
Кошмарный мир воспоминаний
Мытарств голодных детских лет…


- Мы с мамой слышали, как пытали папу. Когда его взяли, тем же вечером, во время смены караула на тюремных вышках, пробравшись через тюремный ров, мы оказались около стенки небольшого дома, где по ночам тройка НКВД вела допросы, пытав невинных людей. Помню, было уже за полночь, и папа чётко произнёс: «Для Родины и партии я жизни не щадил». Мама потеряла сознание, и её голову я удерживала на своих маленьких коленях…


Грубые голоса, окрики, топот сапог, чётко слышу: там, в домике, избивают отца.


Его арест осиротил четырёх детей – десяти месяцев, пяти, семи и десяти лет. Мы питались с помоек, по весне собирали в поле колоски и мёрзлую картошку, выкапывали клубни саранки.


С 1938 по 1941-й годы мы сменили двенадцать мест пребывания: жили в бане, в старом заброшенном сарае на окраине Тангуя, в кладовке для вёдер с мазутом в доме для шофёра, на чердаке в доме на гидролизном заводе… А зиму 1941-го с братом Володей мы пережили, прокармливаясь горелыми шкурками от печёной картошки. Представьте себе, одну шкурку хозяин выдавал нам… за десять убитых вшей в его голове.


Бесстыдно жестокое детство, сплошное голодание, дикий холод и обморожения, тяжелейшая юность и бесправие, потеря здоровья и доброго имени, отсутствие отцовской заботы и, конечно, самой жизни…


Папа не смог нас воспитывать, одевать, кормить, защищать наши честь и достоинство, не провожал нас в школу…


Плачу ежедневно, молю Бога не дать такой судьбы ни детям, ни внукам всех добрых людей России.


Подготовил Богдан КОЛЕСНИКОВ
Фото автора и из архива В.В. Пономарёвой


Досье
Василий Иванович Перфильев 1900 г.р., уроженец с. Зыряново Нижнеилимского района Иркутской области. Заведовал военным отделом Тангуйского райисполкома. Арестован 21.06.38 г. Тройкой УНКВД Иркутской области 07.07.38 г. по ст. 58-2, -7, -10, -11 УК РСФСР приговорён к расстрелу (исполнено 15.07.38 г. в Иркутске). Реабилитирован президиумом Иркутского областного суда 23 ноября 1956 года «за отсутствием состава преступления».

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse