Новости

Андрей Меркурьев: «Мой главный недостаток: всегда говорю то, что думаю»


Заслуженный артист России Андрей Меркурьев на сцене главного театра страны – Большого – блистает без малого десять лет. И, поверьте, это немало! Ведь артисты балета, имея трудовой стаж 20 лет, уже могут запросто уйти на заслуженный отдых или заняться, например, педагогической деятельностью. Ярким примером тому является плеяда великих мастеров балетной сцены: Галина Уланова, Марина Семёнова, Ольга Лепешинская, Софья Головкина, Екатерина Максимова. Имена их учеников сегодня красуются на афишах самых известных театров мира. Но некоторые из них и сами давно являются выдающимися преподавателями, а их воспитанники исполняют в балете ведущие партии – Жизель, Графа Альберта, Кармен, Хозе, Эсмеральду, Корсара, Раймонду, Спартака, Ромео и Джульетту.


О том, что наш сегодняшний собеседник тоже в будущем свяжет свою жизнь с педагогикой, говорить пока рано, хотя для этого у него есть всё – и опыт, и образование, и желание передать свои знания и умения новичкам.


Встречайте – ведущий солист Большого театра Андрей Меркурьев.


– Андрей, свои первые «балетные па» ты сделал ещё студентом Уфимского хореографического училища. Здесь же, в столице Башкортостана, в детском фольклорном ансамбле в своё время учился будущий знаменитый танцовщик-балетмейстер Рудольф Нуриев. Потом ваши творческие судьбы снова сошлись: в разные годы вы оба блистали на сцене легендарного Мариинского театра. Какое место в твоей жизни занимает имя этого великого артиста?


– Не сотвори себе кумира, звучит одна из заповедей Библии, но Рудольф действительно был одним из тех, на кого я равнялся. Я пересмотрел в записи многие его выступления, столько книг о нём перечитал… Он для меня был и остаётся эталоном.
Помню, когда учился в балетной школе, а тогда она ещё не носила его имя, в Уфе про Рудольфа Нуриева снимали фильм. И в нём даже участвовали некоторые воспитанники нашего училища. Жаль, конечно, мне так и не удалось увидеть этого великого мастера. Ведь он тогда приезжал в столицу Башкирии.
Преклоняюсь перед его работоспособностью и стремлением покорять вершины.


– Наверное, символично, что несколько лет назад ты учредил именную стипендию для лучших студентов родного для тебя Башкирского хореографического училища, которое теперь, к слову, уже носит имя Нуриева. Средства-то откуда?


– Свои кровные. (Улыбается). Молодых одарённых артистов нужно поддерживать. Премия хоть и небольшая, но даже эти деньги, я уверен, послужат ребятам дополнительным стимулом. Любая поддержка очень ценна и дорога. Будучи студентом, я получал президентскую премию, это давало мне дополнительный толчок к знаниям, к дальнейшему развитию.


– Ещё одну премию ты учредил на Российском конкурсе артистов балета в Перми. С этим городом тоже связана твоя биография?


– Да, в 2001 году я получил там вторую премию на Международном конкурсе артистов балета. А позже не раз приезжал туда с гастролями – как с личными, так и с Большим театром.


– Знаю, что ты хорошо себя зарекомендовал не только как артист балета – вместе с Чулпан Хаматовой в 2009 году сыграл в музыкальной постановке Аллы Сигаловой «Бедная Лиза». Спектакль без слов, все эмоции выражались через пластику тела. А как насчёт драматической роли?


– Желание, конечно, есть, но боюсь не смогу выучить столько текста. Хотя у меня уже был небольшой опыт: с театром «SounDrama» мы выпускали спектакль «О.С.» по роману Шодерло де Лакло «Опасные связи», играл Виконта Вальмона. Между прочим, главная роль. У меня даже было несколько слов, но всё настолько волнительно мне давалось. Правда, как танцовщик я приобрёл хороший опыт.


– А есть на примете актриса, с которой ты с удовольствием бы вышел на сцену в драматическом спектакле?


– Хотел бы снова сыграть с Чулпан Хаматовой.


– Тогда пожелаю тебе интересую роль в постановке Галины Борисовны Волчек в театре «Современник», где, собственно, играет эта замечательная актриса.


– Спасибо большое! И даже если выйду на сцену и скажу: «Кушать подано» – это уже подарок от «Современника».


– В прошлом году в Одессе ты поставил балет «Крик» по мотивам романа Александра Зиновьева «Иди на Голгофу». Успех есть? И удаётся ли тебе вообще попасть в этот удивительный черноморский город после всех событий в Украине?


– В страну меня пускают, хотя на границе не раз сталкивался то с какими-то проверками, то с допросами. Но меня это не останавливало. Труппа в Одесском театре оперы и балета хорошая, я очень полюбил их коллектив. И несмотря на то, что это был мой первый опыт работы как хореографа, сегодня меня снова приглашают осуществить там очередную постановку. А значит, успех есть!


– В одном из своих интервью, Андрей, ты говорил, что любишь экспериментировать. Каким экспериментом гордишься?


– Даже не задумывался об этом. Я не зацикливаюсь на том, чем горжусь, чего достиг, и кто я такой. (Хитро улыбается).


– Ты самокритичный! Какой же тогда твой главный недостаток?


– Всегда говорю то, что думаю.
Кто-то считает, что я карьерист. Но это не так. Чтобы достигнуть больших вершин, я никогда не буду перешагивать через людей. А вообще я не любитель искать лёгкие пути.


– Пойдёшь в гору или обойдёшь её?


– Буду идти в гору.


– Смело.
Десять лет назад в Большом театре России был возобновлён балет «Кармен-сюита» впервые поставленный здесь ещё в 1967 году по просьбе Майи Плисецкой кубинским балетмейстером Альберто Алонсо. В нынешней его постановке ты исполнял партию Хозе, выходя на сцену с выдающимися балеринами Марией Александровой, Светланой Захаровой и Галиной Степаненко. Можешь охарактеризовать каждую из партнёрш?


– (Задумался). Наверное, не всё можно высказать словами. Есть какое-то внутреннее ощущение к каждой балерине и это тяжело передать. Я боюсь ошибиться в словах, ведь артисты – люди впечатлительные…
До Большого театра я танцевал «Кармен» в другой редакции – в Мариинском. Каждая балерина там тоже по-своему индивидуальна. Одной ты веришь, другой слегка не доверяешь. Но любил я, скажу честно, всех! (Смеётся).


– Удивительное совпадение, что в Большом ты репетируешь под руководством Народного артиста РСФСР Виктора Барыкина, который тоже некогда исполнял партию Хозе в «Кармен-сюите». Он же в 2010 году этот спектакль возобновил в Мариинке. Как приглашённый артист ты согласился бы выйти на питерскую сцену в родной для тебя роли?


– Предложений принять участие в этой постановке пока не поступало, хотя с удовольствием там станцевал бы своего Хозе. Ведь я трактую его совсем по-другому. И очень даже неплохо. (Смеётся). А что касается Виктора Николаевича, то в «Кармен» он больше запомнился мне в партии Коррехидора.


– Как у балетного артиста у тебя уже солидный стаж. Какую знаковую роль можешь определить, как ключевую в твоей творческой биографии?


– По жизни со мной идёт Тореадор Эспада из балета «Дон Кихот», одна из моих коронных партий. А вообще много было спектаклей, которые мне ценны, но их в афише больше нет – репертуар-то всё время обновляется.


– Давно не слышал о поездках Большого театра…


– В этом году у нас действительно не было запланировано никаких гастролей – в Москве работы хватает! Хотя сидеть на одном месте точно не для меня. Я даже в квартире делаю постоянные перестановки. Может, поэтому я и мечтаю о своём загородном доме, куда буду приезжать после гастролей, заряжаться положительной энергией и находить вдохновение для творчества. А вообще – нет ничего прекраснее, чем единение с природой.


– Слышал, что в сентябре солисты Большого театра выступали в Иркутске. Удалось совместить приятное с полезным?


– По приглашению Дениса Мацуева мы участвовали в его Международном фестивале классической музыки «Звёзды на Байкале». И на сцене выступили на ура, и отдохнули здорово: катались на теплоходе, парились в сауне и прыгали в холодный Байкал.


– Вот это да! Но завершая нашу встречу, Андрей, хочу вернуться к высокому искусству и процитировать Рудольфа Нуриева, который как-то сказал, что «по-настоящему я живу только на сцене».


– Полностью с ним согласен. Но я хочу жить по-настоящему не только на сцене: хочу чаще бывать на природе, загорать у речки, ловить рыбу, греться у костра – это так шикарно.
В театре мы можем играть и любовников, и романтиков, и злодеев. И за все созданные образы благодарные зрители будут артистам рукоплескать. Разве это не здорово?


– Соглашусь с тобой. Но лишь бы артист не зазнавался, а то молодёжь сегодня уже после первой небольшой роли в кино необоснованно завышает себе самооценку…


– Да, главное – оставаться человеком!


Богдан КОЛЕСНИКОВ
Фото из архива Андрея Меркурьева

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse