Новости

Рождественская встреча с Валентиной Талызиной


В преддверии новогодних праздников мы встретились с одной из любимейших актрис страны, которая каждое 31 декабря приходит в наш дом вместе с популярными кинокомедиями…

Встречайте, Народная артистка РСФСР Валентина Талызина!


– Кому как не Вам, Валентина Илларионовна, с детства знакомы настоящие сибирские морозы, снежная зима. И вот – сегодняшняя Москва: на носу конец декабря, а на улице ни снежинки…


– Я во вторник звонила в родной Омск. Там 21 градус мороза, и все в снегу. А здесь плюс пять. Слышала, что такая же погода была в Москве 80 лет назад.


– Но Новый год-то у Вас всё-таки со снегом ассоциируется?


– Никогда не задумывалась, но приобретая картины талантливых художников, я очень часто выбираю пейзажи с зимой или ранней весной. И везде снег. Ещё очень люблю цветы. Однажды друзья из Израиля попросили меня купить им картину. Не задумываясь выбрала ту, на которой изображён московский дворик – одна половина заснеженная, вторая во льду. Пусть знают и помнят, какие у нас бывают зимы!


– В Вашей семье есть какие-нибудь новогодние традиции?


– Никаких. Детство у меня было опалённое войной. Какой там Новый год. Поэтому я не приучилась отмечать новогодние праздники. А вообще, Новый год у меня ассоциируется с большой горой: поднимаемся мы на неё всё выше и выше, достигаем вершины, а уже сверху видно апрель.


– В Новый год все россияне, смотрят фильмы с Вашим участием: «Ирония судьба, или С лёгким паром!», «Старики-разбойники», «Зигзаг удачи», «Невероятные приключения итальянцев в России» – все картины замечательного кинорежиссёра Эльдара Александровича Рязанова, который всего месяц не дожил до Нового года…


– Для меня это большая потеря. Ушла эпоха. Он держал наше искусство на достойном уровне, талантливым был человеком. Сегодня я таких режиссёров почти не вижу. Более того, я не вижу, чтобы люди следовали его манере, его методу. Ведь он делал фильмы так, что они были понятны и созвучны с народом.


– Слышал, однажды Вы отказались сниматься у Рязанова в одной из его картин. Это слухи?


– Такое было на самом деле. Речь идёт о фильме «Небеса обетованные». Он дал мне какую-то хабалку, а я уже не могла их играть. Надоели. И сказала Эльдару Александровичу: «Извините. Не могу». «Гордой ты стала», – ответил он. А через несколько лет в квартире раздался телефонный звонок. Звонил Рязанов. Так я даже не дала ему договорить и сказала, что на роль согласна. (Улыбается). Так я получила небольшую роль в «Старых клячах».


– Кинорежиссёр Георгий Николаевич Данелия 40 лет назад подарил нам замечательную кинокомедию «Афоня». Для Вашей семьи, наверное, этот фильм стал знаковым, ведь здесь сыграла и Ваша дочь Ксения…


– Во всём «виновата» ассистент по актёрам на «Мосфильме» Елена Судакова. Это был потрясающий человек с космической интуицией на актёров, она их насквозь видела. Лена была дружна с Георгием Николаевичем, он часто к ней прислушивался. Она-то и привела меня в эту картину.


Благодаря ей в «Афоню» попала и Ксюша. Возвращаясь с юга домой, наш самолёт на сутки задержали, и я не смогла вовремя приехать на съёмки. На следующий день прибегаю на киностудию, меня встречает сердитая Лена. Оправдываюсь перед ней, ведь вина-то на самом деле была не моя. «Я прощу тебя в том случае, если ты дашь Ксюшу сниматься», – сказала Судакова. Пришлось согласиться. А дочке было тогда лет шесть, и я категорически не давала ей сниматься. Да и внучке Насте в детстве не разрешала, это теперь ей 16 лет, если хочет – пожалуйста.


– Почти всю свою жизнь Вы служите в Театре имени Моссовета. Вспоминаю сейчас одно из последних интервью Раневской, с которой вместе Вы играли в спектакле «Дядюшкин сон». Журналист спросил у Фаины Георгиевны: «О чём горюете?». И она ответила, что «ушёл из театра трепет, трепет, который так нужен актёру».


– Из нашего театра актёрский трепет не ушёл. И в кино, мне кажется, он остался. Без трепета артист не артист. Другое дело, что кинопроизводство стало другим. Продюсерским. Продюсеру всё равно, что актёры, что режиссёры, что остальные люди на съёмочной площадке – он смотрит на всех через призму денег. И чем меньше дать, тем лучше…


– В одном из своих интервью Вы назвали театр монастырём искусств, где «все ходят на цыпочках и говорят шёпотом».


– А как же? К нашей профессии нужно готовиться все 24 часа в сутки. Ведь выживают только те артисты, которые исповедуют беспощадную любовь к своему делу.


– Театральные режиссёры с большой неохотой отпускают своих актёров сниматься в кино. Во-первых, это зачастую сбивает график репетиций, во-вторых, некоторых актёров, порой, приходится подменять и на спектаклях – если съёмки проходят не на киностудии. Как у Вас тогда складывались отношения с Юрием Александровичем Завадским и сейчас – с Павлом Осиповичем Хомским?


– У Завадского отпрашиваться не приходилось – у него были свои помощники, я с ними договаривалась. А вот Павел Осипович не любил и не любит отпускать, особенно, когда ты репетируешь у него в спектакле главную роль.


– Вы ещё со студенческих лет дружите с Романом Виктюком. Поучаствовали бы в его постановках?


– В нашем театре я играла в его спектакле «Царская охота», а потом как приглашённая актриса выходила на сцену в постановке «Бабочка-бабочка». Роман Григорьевич в своей работе использовал художественный метод Эфроса, поэтому как актрису он дошлифовал меня до конца.


– После спектакля «Мамаша Кураж и её дети» у Вас был довольно длительный период в театре, когда Вы не играли ни в одном репертуарном спектакле. Потом, наконец, зрители увидели с Вашим участием «Мораль пани Дульской» и сейчас – «Свадьбу Кречинского». С чем были связаны такие длительные перерывы?


– Я никогда не сидела без работы – у меня постоянно были какие-то съёмки, творческие вечера, встречи со зрителями. Кстати, 25 декабря на «Рождественском вечере» в столичном Доме композиторов с блистательным детским хором «Пробуждение» читаю Бродского. Впервые! А 14 января буду читать его стихи в «Геликон-опере».


– Не все люди умеют прощать. Вы научились?


– Научилась. Надо поставить себя на место того человека, который поступил с тобой не очень хорошо. И понять, что он тоже сделал это, наверное, невольно. Хотя бывают поступки, которые нельзя ни забыть, ни простить.


– Есть люди, которые Вас всегда поддержат в трудную минуту?


– Да, это мои близкие подруги. Звоню приятельнице поздним вечером: «Партайгеноссе. Не могла не позвонить». А она в ответ: «Получи, фашист, гранату от советского бойца». (Смеётся).


– Новый год как отмечаете?


– Обычно дома. А нынче поеду на подмосковную дачу к дочери и зятю. У них дом недалеко от Переславля-Залесского. Ах, какая там чудесная была блинная в советское время. Обязательно наведаюсь, если, конечно, она ещё осталась. А вообще я очень люблю драники. (Улыбается).



– Валентина Илларионовна, что бы Вы пожелали себе и нашим читателям на Новый год?


– Здоровья, радости и терпения!








Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse