Новости

Век замечательной актрисы


Указом Президента Российской Федерации 2016 год объявлен Годом российского кино. И мне особенно приятно представить вам, уважаемые читатели, мою сегодняшнюю собеседницу – Народную артистку СССР, лауреата Сталинской премии I степени Татьяну Михайловну Карпову. Эта опытнейшая актриса столичного театрального мира на днях принимала поздравления по случаю своего большого юбилея. Ей исполнилось 100 лет.


– Татьяна Михайловна, мало сегодня осталось людей, а из актёров могу привести в пример только Владимира Михайловича Зельдина, кого можно дважды поздравить с днём рождения. А всё же интересно, какого числа Вы отмечаете свой праздник?


– Семнадцатого. Как говорится, по новому стилю. Понимаешь в чём дело, ведь я родилась в Российской Империи. Потом наступил 1917 год, одна революция, вторая… И всё в нашей стране поменялось. Так моё 4-е января стало 17-м. Но мне это даже на руку. Ведь с 1 по 10 число вся страна отмечает новогодние праздники. Ну и зачем мне туда влезать? Пусть попразднуют, а потом уже и мой день рождения настанет. (Смеётся).


– Слышал такую историю, что Вы якобы даже не ровесница века, а несколько старше. Неужели правда?


– Всё это пошло от актрисы Оксаны Коростышевской. Она приходила ко мне, что-то выспрашивала, но ничего подобного я ей не говорила. Ну, зачем прибавлять себе годы? Обычно же у женщин наоборот бывает.


Долго после этой гадости я с ней не разговаривала. Она, конечно, потом извинилась за свою «шутку», прозвеневшую на всю страну, но мне от этого легче не стало. Что могу сказать – дуракам закон не писан.


Видите ли, она сочинила историю, якобы мы с М.И. Бабановой подтёрли документы. Но с Марией Ивановной у нас никогда не было дружеских отношений, она всегда была для меня светочем в окошечке, и моё счастье, что я стала её ученицей. Я её очень любила и уважала.


– Но ведь Ваша актёрская карьера начала складываться в Харькове, а это было ещё до знакомства с Бабановой.


– Верно, и везде мы шли вдвоём с Зиночкой Либерчук. Вместе с ней мы опоздали на урок в 1 классе. Стоим у двери, ждём. Она спрашивает: «Тебя как зовут, девочка?» – «Таня». – «А меня Зина. Давай с тобой дружить до гроба». И вот дружим до сих пор. Она тоже ныне здравствует, только живёт в Чикаго.


Хотели в цирк поступить и делали трюки на одном велосипеде, занимались акробатикой. Вместе учились в харьковском театральном техникуме, и нашим «крестным отцом» был не кто-нибудь, а знаменитый режиссёр Лесь Курбас. Помню, в театре «Березiль» в начале 30-х годов он ставил спектакль по драме Николая Кулеша «Маклена Граса» и на одну из ролей искал молодую актрису. Наш педагог из училища порекомендовал ему «Карпову». Прихожу в театр, он встречает меня в фойе: «Це ви?» – «Це я». – «Завтра чекаю вас на репетиції», – сказал Курбас и ушёл.


С какими актёрами я там репетировала! Крушельницкий, Ужвий – лучший цвет украинских артистов. Но всё хорошее быстро закончилось. Режиссёр как-то позвал меня с Зинкой в кафе и сказал: «Дівчата, тікайте в Москву, бо мене завтра візьмуть». Так и произошло. В конце 1933 года Курбас был арестован и осуждён к пяти годам исправительно-трудового лагеря, а в 1937-м его расстреляли.


Приехала в Москву, жила на Курском вокзале, там в подвале были кучи опилок, на них было хорошо спать. Поступила вольнослушательницей в МХАТ 2-й, но через несколько месяцев была выгнана Серафимой Бирман: «С вашим акцентом только в Харьков, идите туда». Решила тогда показаться Бабановой, но она уже вела второй курс. Мария Ивановна долго хохотала после моих выступлений и в итоге взяла. Поступила в училище при Московском театре Революции, и мне разрешили ночевать в раздевалке на стульях. Так я покинула уютные опилки на Курском вокзале и обрела раздевалку.


Помню, на уроке по технике речи педагог говорит: «У нас новенькая, Карпова. Покажи-ка, что ты умеешь». Ну, думаю, сейчас покажу ей, какая я талантливая. Встала, читаю стихотворение… на жутком украинском диалекте.


– Боже мой, какой же дурак взял вас сюда учиться?

– Шо вы такое говорите? Разве ж Бабанова дура? Она видела меня и поняла, шо я – талант, и взяла даже на второй год своего курса. А то, шо вы ругаетесь, так это некрасиво. Не нравлюсь вам? Так учите меня. Для этого я сюда и приехала.


И, должна сказать, она учила. Я получала у неё только «четвёрки» и «пятёрки». А на выпускном спектакле мне досталась роль старой измученной бабы, похоронившей мужа и пятерых детей. Вроде бы всё прошло успешно, но слышу доносится из зала голос педагога по технике речи: «Кто сыграл эту выдру?». «Карпова», – ответил кто-то из студентов. «Да не может этого быть», – удивилась она. «Может! Может! Это я», – кричу ей со сцены. Вот так я и стала артисткой.


– Недавно пересматривал «Следствие ведут знатоки», где в одной из серий Вы сыграли мать, отстаивавшую перед Знаменским невиновность своего сына. Приходилось ли в театре Вам за кого-нибудь держать словечко? Может, за слабого заступались?


– Однажды отдала свою роль Зиночке Либерчук. Режиссёр тогда намекнул, что зря я ролями разбрасываюсь, но мне так хотелось сделать ей приятное.

А когда училась в училище, договорилась в театральной столовой, чтобы с одной девочки не брали денег. Она была очень хорошей, доброй, но неимущей. Так она ходила обедать бесплатно. Здорово делать добрые дела.


– Особенно, когда они делаются от чистого сердца.


– А я иначе и не умею. (Улыбается).


– Думаю, Вы согласитесь со мной, Татьяна Михайловна, что индивидуальный стиль актрисы Марии Бабановой сложился под влиянием В.Э. Мейерхольда. Роли, сделанные под его руководством, пользовались безоговорочным признанием зрителей и театральных критиков. А какой режиссёр сыграл ключевую роль в Вашей жизни? Полагаю, это Николай Павлович Охлопков?


– Да, это мой режиссёр. Случай сейчас расскажу интересный. Охлопков репетировал спектакль «Гостиница «Астория», в которой я получила роль разведчицы Линды. Ну, естественно, любовь. Хотя у меня, хочу добавить, вообще не было ни одного спектакля не о любви. Так вот героя в этой постановке играл прекрасный артист Ханов. А накануне Николай Павлович распорядился, чтобы мне дали халатик и брюки. Ну, я решила, раз брюки, значит, нужно надеть ботинки. Начали репетировать любовный эпизод. Вдруг Охлопков как закричит: «Ты бы ещё авоську взяла! Разве в ботинках объясняются в любви?!»


С позором я ушла со сцены. Нашла дома нарядное платье со вставкой. Выпорола её, получилось шикарное декольте. На следующий день пришла на репетицию в этом платье с глубоким вырезом на груди, на высоких каблуках, надушилась. Начали репетировать. Вдруг Николай Павлович кричит: «Стоп! Таня, иди сюда». Я подошла к краю сцены. Он сидит в первом ряду партера и тихонько мне говорит: «Нагнись». Я нагнулась к нему. «Ох, красиво как. Ну, теперь иди». И в след кричит: «Поняла?» – «Поняла, Николай Павлович». Репетируем дальше. Вдруг опять: «Стоп! Ничего ты не поняла. Иди сюда». Я к нему: «Что, Николай Павлович?» И он опять тихо: «Наклонись. Постой, постой немного. От тебя так пахнет приятно. Духами французскими?» – «Да» – «А откуда они у тебя? Ты вроде не из богатых актрис» – «Я же на Якиманке живу, а там находится французское посольство» – «И что?» – «Как что? Я пришла туда, позвонила в дверь, вышел господин и спросил, что мне угодно. Тут я и сказала ему, что в Театре им. Маяковского Охлопков не может репетировать спектакль, если от меня не пахнет французскими духами» – «Ну?» – «Что «ну»? Дали!» – «Да? Хорошо, иди репетируй». И опять мне в след: «Поняла?» – «Поняла-поняла, Николай Павлович». (Смеётся).


С большой ностальгией сейчас вспоминаю наш репертуарный спектакль «Пер Гюнт». Я исполняла роль Сольвейг. Играли с живым оркестром! Даже в Харьков его возили. Но всё это было так давно, что даже не вспомню имя исполнителя главной роли. Хотя память у меня очень даже ничего.


– До сих пор поражаюсь, как на своём юбилейном вечере Вы читали наизусть «Мцыри», хотя выучили его ещё в студенческие годы. Браво, Татьяна Михайловна!


– Несмотря на то, что после серьёзного перелома ноги я стала калекой и прикована к инвалидной коляске, я ещё не собираюсь прощаться со своими зрителями. Я хочу работать! И готова. Режиссёры, откликнитесь, пожалуйста.


– Даст Бог, ещё сыграете, ещё удивите своих зрителей.

Не могу не спросить у Вас вот о чём. В одном из своих последних интервью режиссёр Сергей Арцыбашев подчеркнул, что «предназначение театра – пробудить творческие силы человека, желание жить и работать». Каково же в театре предназначение актёра?


– Актёры, они инженеры человеческих душ. Чтобы создать хороший образ, недостаточно его просто показать или сыграть, как это сегодня делают многие артисты. Его надо прожить. И я этому научилась.


– Спасибо большое за встречу, уважаемая Татьяна Михайловна. Здоровья Вам!


– Дорогие читатели, пусть у вас в жизни будет всё так же хорошо, как сложилось у меня. Передаю вам свою эстафету. Живите долго, счастливо, интересно и весело. Спасибо!













Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse