Новости

...Оставшиеся без попечения родителей


Таких детей раньше называли «детдомовцами». Сегодня они – воспитанники школ-интернатов или Домов ребенка. Изменилось не только название, но и социальная работа с ребятами, условия их жизни, отдыха, обучения. Но им по-прежнему нужны семья, родительская ласка и любовь. О том, как сегодня складывается ситуация с усыновлением, рассказала начальник управления опеки и попечительства Люберецкого района Виктория Балаховская.


«Детских домов у нас становится всё меньше», – с этой оптимистичной фразы начинает разговор Виктория Николаевна. Да, это действительно радостно. И то, что сегодня так активно развивается семейная форма устройства, и то, что, не смотря на кризис в стране, число приемных родителей не становится меньше. И все-таки проблем и сложностей в работе сотрудников органов опеки и попечительства более чем достаточно. Часть из них связана с самой спецификой усыновления: слишком много здесь психологических нюансов и тонкостей. Чрезвычайно бережно нужно подходить к вопросам общения взрослых и детей, ведь это только на картинках семья – всегда счастье и улыбки. В реальной жизни вхождение приемного ребенка семью – процесс долгий, кропотливый и непростой. Он требует от родителей не только любви и терпения, но и специальных знаний.

Виктория Балаховская

Второй момент связан с самим расположением Люберецкого района. Это серьезно сказывается на ситуации с подкидышами и отказными детьми. Но –обо всем по порядку.


– У нас в Люберецком районе осталось два учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Это школа-интернат «Наш дом» в Томилине (для ребят от 4 лет и старше), а также «Люберецкий специализированный дом ребенка» в Малаховке, где находятся самые маленькие. Сегодня в этих учреждениях живут 54 ребенка. Из них 36 составляют именно малыши. Это в 3 раза меньше, чем было, скажем, ещё лет 5 назад.


Но благодаря тому, что семейная форма устройства уже твердо встала на ноги, дети всё чаще обретают приемных родителей. Вот, например, в Марусине у нас был детский дом (коррекционный) для ребят с ограниченными возможностями здоровья. А сегодня все они живут в семьях, где взрослые помогают им адаптироваться в жизни, найти свое место в обществе. Замечу, что большинство детей взяли к себе сотрудники детского дома. А в здании работает Центр развития семьи и детей, где находится служба по сопровождению приемных семей.


Наверное, не все знают, что кандидаты на усыновление ребенка обязательно проходят школу приемных родителей. Ее программа рассчитана на 2-3 месяца, включает и экзамены, и семинары, и тестирование и т.д. В школе работают очень опытные психологи, социальные педагоги, юристы. Они рассказывают потенциальным родителям обо всех особенностях развития детей, о возможных проблемах, которые могут возникнуть. Позднее, в результате тестирования становится очевидно, готов ли тот или иной кандидат взять ребенка или ещё нет.


Когда первая ступень пройдена успешно, потенциальные родители приходят к нам за направлением. А дальше – знакомство с детьми, общение, начало жизни новой семьи. Хочу отметить, что жители нашего района не обязательно должны брать детей из люберецких учреждений. У них есть право выбора. Например, можно обратиться в региональный банк данных, который существует в Министерстве образования Московской области. Если всё сложится хорошо и семья вернется в Люберцы с приемным ребенком, она может встать на учет в нашу службу сопровождения. Это, конечно, дело добровольное, но практика показывает, что мало кто отказывается от такой помощи.


– Какой же период для приемной семьи самый сложный? Наверное, первые месяцы?


– Знаете, здесь всё очень индивидуально. Многое зависит от возраста ребенка. Можно взять в семью малыша, и сначала проблем привыкания будет немного. Но они могут возникнуть в подростковом возрасте, когда ребенок начинает задавать вопросы насчет биологических родителей. Он может прийти к мысли, что они не стали бы от него требовать то, что требуют приемные. Начинаются протесты, порой возникает желание уйти, и порой без помощи психологов здесь не обойтись.


А если в семью берут школьника, то обычно первый месяц ребенок очень послушный, старается всем угодить – в общем, почти идиллия. Но потом он привыкает, его характер проявляется как у любого ребенка, по-разному. А у родителей ожидания, что он им будет вечно благодарен за усыновление. И начинают с него требовать то, что он в силу своих возможностей или развития дать не может. Особенно тяжело, когда родители начинают сравнивать его со своим биологическим ребенком. А ведь нужно учитывать и наследственность, и природные задатки. Такие проблемы в нашей практике тоже не редкость. Да, конечно, факты возврата детей существуют. Но их крайне мало.


– Как сегодня складывается ситуация с отказниками? Оправдало ли себя появление так называемых «бэби-боксов»?


– Скажу, что в Люберецком роддоме каждый год около 20 женщин отказываются от своих малышей. При выписке из роддома они дают согласие на их усыновление и уходят. Для нас это ситуация, скажем, понятна, так как женщина рожала под наблюдением врачей, здоровье и жизнь ребенка в безопасности, поэтому органы опеки и попечительства работают в штатном режиме. Хочу добавить, что среди таких женщин жительниц Люберецкого района почти нет. Однако близость к Москве, большой поток мигрантов приводит к тому, что отказные дети у нас всё же появляются. Как правило, их матери из других регионов и скрывают свою беременность от семей. Выход для себя они находят в том, чтобы просто отказаться от ребенка. Бывают почти невероятные случаи. Например, однажды нам пришлось писать письмо в посольство Республики Конго с предложением забрать малыша, рожденного гражданкой этой страны.


Другое дело, когда женщины не приходят в роддом и бросают новорожденных буквально на улице. До появления бэби-боксов (специально оборудованных мест для анонимного отказа от ребенка - прим авт.) полиция нередко обнаруживала детей в подъездах, возле мусорных баков, на уличных скамейках. Помню, был по-настоящему страшный случай, когда зимой ребенок был найден в эмалированной кастрюле. По приезде в больницу, он был уже в состоянии клинической смерти. По счастью, врачи смогли его выходить, и в дальнейшем мы нашли для него приемную семью. Сегодня он жив, здоров и любим приемными родителями. Очевидно, что бэби-бокс, установленный при Люберецком роддоме в 2013 году, спас жизни многих малышей. Его окно выходит прямо на улицу, и как только там оказывается ребенок, сразу зажигается лампочка. Так что малыш попадает к врачам почти молниеносно.


– Пытаетесь ли вы убеждать женщин не отказываться от своих детей? Какие аргументы здесь могут помочь?


– Да, мы прикладываем все усилия для того, чтобы ребенок не остался без мамы. Если у нее трудное материальное положение, предлагаем помощь: оформить документы или необходимое пособие. Опыт убеждает: давить в разговорах на чувство вины или долг – значит только ухудшить ситуацию. Под давлением женщина сначала заберет малыша, а потом все равно подкинет его в бэби-бокс, только уже больным или ослабленным. У нас были ситуации, когда нам подкидывали малыша, а на его пеленке стоял штамп московского роддома.


– Могут ли органы опеки реально помочь женщинам, которые оставляют детей из-за материальных трудностей? Например, многодетным семьям или матерям-одиночкам?


– Да, некоторые возможности у нас есть. Например, в Люберецком доме ребенка есть отделение реабилитации. Туда мама может поместить ребенка сроком на 6 месяцев. За это время она в силах найти работу, решить семейные проблемы. Если ребенок родился с нарушениями здоровья, он получит в Центре реабилитации комплексное лечение. В ряде случаев пребывание там малыша можно продлить ещё на полгода. А дальше женщине все равно придется самой принимать решение.


Наша главная задача – и сегодня, и 5, и 10 лет назад – обеспечить право ребенка воспитываться в семье. Но поскольку не все дети пока обрели приемных родителей, мы стремимся создать в учреждениях для детей, оставшихся без попечения родителей, обстановку, приближенную к семейной, чтобы ребята ощущали себя в атмосфере любви, тепла, уюта. Это и есть самое главное в нашей работе.


Екатерина БОБРОВСКАЯ


По вопросам устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на семейные формы воспитания необходимо обращаться в управление опеки и попечительства Министерства образования Московской области по Люберецкому муниципальному району, городским округам Дзержинский, Котельники и Лыткарино, расположенное по адресу: г.Люберцы, улица Волковская, дом 51, контактные телефоны: 8(495) 554-63-72, 8 (495) 554-63-91, адрес электронной почты: opeka_lubertsy@mail.ru


С производной информацией о детях, подлежащих устройству в замещающие семьи, можно ознакомиться на официальном сайте администрации Люберецкого района (www.lubreg.ru), на странице «Опека и попечительство».

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse