Новости

Космическая женщина


Больше двадцати лет в Люберцах живёт Валентина Леонидовна Пономарёва, действительный член Российской академии космонавтики им. Циолковского, дублёр первой в мире женщины-космонавта Валентины Терешковой.


Накануне Международного дня полёта человека в космос, который мы будем отмечать уже во вторник, 12 апреля, Валентина Леонидовна любезно согласилась на интервью. Наша встреча прошла у неё дома.


- Валентина Леонидовна, в прошлом году Елена Серова стала только четвёртой русской женщиной, побывавшей в космосе. Зато сколько нам известно имён американских астронавтов. Почему такая несправедливость?


- Для меня это тоже загадка. Вероятно, изначально женским полётом мы завоёвывали мировой приоритет. И когда Терешкова с этой задачей справилась, всех девушек, а нас было пятеро, хотели «отправить по домам». Но благодаря усилиям организатора и руководителя подготовки первых советских космонавтов Николая Каманина и уже побывавшего в космосе Юрия Гагарина нас не распустили. Хотя изначально в Центре подготовки мы считались «случайным и временным контингентом». Ведь все наборы космонавтов были номерными, а наш, женский, так и остался безымянными. И Алексей Леонов в шутку часто называл нас «отдельным бабьим батальоном при первом отряде». (Смеётся).


- Но Вы же, Валентина Леонидовна, вообще могли не попасть в группу космонавтов, поскольку были замужем и уже имели маленького сына, а Гагарин предлагал принимать только «холостых девчонок». Космос-то был тогда совсем не изведан, мало ли чего могло произойти…


- Верно, и я его прекрасно понимаю. Хотя полёт «Востока» окончился благополучно, без всяких происшествий. Но там была какая подготовка!


Мои родители не знали, что их дочь готовится к полёту в космос. Но если б я оказалась на месте Терешковой, они бы не смогли возразить. Попробуй меня в то время не отпусти. (Смеётся). Свою дочь я, наверное, тоже отпустила бы. Хотя… у меня два сына. Трудно судить. Но ни Саша, ни Кирилл, не захотели связать свою жизнь с космонавтикой, они стали айтишниками.


- Знаю, что в середине 1960-х годов у вас вместе с Ириной Соловьёвой снова появилась возможность полететь в космос – на корабле «Восход», но в мае 66-го программу закрыли. Не было желания плюнуть на всё это дело и вернуться к нормальной жизни, заниматься «земными делами»?


- Идея космического полёта тогда была настолько притягательна, что я даже не задумывалась над этим. Она меня держала, словно в плену.


И сейчас я вспоминаю единичные случаи, когда космонавты уходили из отряда, понимая свою дальнейшую бесперспективность. Герман Титов, например, после полёта пошёл учиться в Военную академию Генерального штаба, но связь с космонавтикойон не разрывал.


Кстати, кроме Ёркиной, Кузнецовой, Соловьёвой и меня, было много «не летавших космонавтов» и среди мужчин.


- У Вас и с супругом была похожая ситуация. Он тоже в космосетак и не побывал…


- Тогда он уже работал у С.П. Королева в подмосковных Подлипках. В начале 60-х годов из своих инженеров - разработчиков и конструкторов Сергей Павлович сформировал кандидатов в отряд гражданских космонавтов. Юрий Анатольевич Пономарёв, мой муж, попал в этот отряд и готовился к полёту. Был дублёром бортинженера разных экипажей, но почему-то обстоятельства всегда складывались против него. Осенью 1977 года после неудачного полёта «Союза-25» экипаж был расформирован, и к экипажной подготовке он больше не привлекался.


Я даже предлагала супругу записаться в книгу рекордов Гиннеса, как единственная семья дублёров космонавтов. (Улыбается).


Моя мечта побывать в космосе, конечно, уже несбыточна. Хотя если бы мне вдруг предложили, я бы рискнула.


- Отрадно, что Вы по-прежнему в строю.


- Да, продолжаю работать в Институте истории естествознания и техники имени С.И. Вавилова при Российской академии наук. Иногда встречаюсь со школьниками и студентами. Везде вижу любознательные глаза ребят, а это здорово.


- Тем не менее, когда Гагарин 12 апреля 1961 года побывал в космосе, каждый второй мальчишка хотел «пойти в космонавты». Теперьже рейтинг популярности этой профессии уже не тот, что был…


- Всё со временем становится обыденным, даже самые расчудесные чудеса.

За 55 лет многое изменилось в космонавтике: и техника, и подготовка экипажей, и работа на орбите – сегодня это непростой каждодневный труд, большие научные исследования.


- Да, полёт Гагарина стал событием мирового масштаба. Помните тот весенний день?


- А как же. Тогда я работала в Институте прикладной математики на станции «Белорусской». Юрия Алексеевича встречали на Красной площади 14 апреля. Большой компанией мы отпросились с работы и пошли на праздничную демонстрацию по улице Горького. От Белорусского вокзала дошли до площади Маяковского, а дальше – не протолкнуться. Вот и поприветствовали всенародного героя. (Улыбается). Но позже мы с Гагариным часто виделись, ведь он был назначен командиром отряда космонавтов.


В начале нашей беседы ты спросил про женщин-космонавтов. Так я вот что недавно подсчитала. После полёта Терешковой через двадцать лет в космосе побывала Светлана Савицкая, в 1982 и 1984 годах. Ещё через десять лет, в 1994 году, состоялся первый полёт Елены Кондаковой. Ну, подумала я тогда, всё развивается в геометрической прогрессии. Значит, следующая женщина-космонавт в России должна появитьсяуже через пять лет. Но не тут-то было, снова пролетело почти два десятилетия. И мы узнали Серову. Как-то женщины не идут в космонавтику. А зря. (Улыбается).


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse