Новости

Где правда о войне?


Участник Великой Отечественной войны генерал армии Махмут Гареев уже долгие годы ведёт пропаганду против фальсификации истории Великой Отечественной войны. Об этом мы вели с ним разговор в прошлом номере «Люберецкой газеты». Сегодня наша беседа посвящена не менее актуальной теме: проблеме современных военных кинолент. Однако прежде чем приступить к обсуждению наболевших вопросов, я не мог не спросить у Генерального инспектора Министерства обороны России о Маршале Победы Г.К. Жукове, 120-летие которого будет отмечаться уже 1 декабря.


– Махмут Ахметович, в 1996 году вышла в свет Ваша книга «Маршал Жуков. Величие и уникальность полководческого искусства», за работу над которой через два года Вы стали первым лауреатом Государственной премии им. Жукова. Почему Вы решили посвятить свою книгу жизни и деятельности именно этого легендарного военачальника?


– Тогда был такой период, когда ниспровергалось всё, что было связано с Великой Отечественной войной и с нашей Победой. В том числе, это касалось и деятельности Георгия Константиновича. Некоторые лица даже предлагали отменить установку памятника Жукову около Исторического музея в центре Москвы. В связи со всеми этими событиями, меня попросили написать правдивую книгу о Маршале. И не просто описать его биографию, – моя задача состояла в том, чтобы показать, чем он как полководец отличался от других военачальников, какими особенностями обладал в полководческом искусстве. И книга получилась. А спустя два года начальник Генерального штаба предложил её выдвинуть на Государственную премию имени Жукова.


– Товарищ генерал армии, мне очень интересна ваша позиция: как Вы относитесь к современным российским фильмам о войне?


– К сожалению, большинство средств массовой информации не уделяют должного внимания патриотизму. Однажды нас, участников Великой Отечественной войны, пригласили в Кремлёвский Дворец на фильм Никиты Михалкова «Утомлённые солнцем-2». Когда после просмотра нас спросили о впечатлении, ответ был однозначным: показанное не имеет ничего общего с тем, что было на самом деле. Кинематографисты, представлявшие фильм, крайне удивились: «Как так, разве не было случаев, когда взрывали мост, по которому шли наши люди, не было бездарной гибели кремлёвских курсантов?». «Да, были такие случаи и ещё кое-что похуже было. Но если бы война состояла только из подобных эпизодов, неудач и неумелых действий, мы не смогли бы прийти к победе. Вы же совершенно не показываете в своих картинах то, что нас к ней привело. А патриотизм, доблесть, самоотверженность, героизм?». Таким образом, нарушается внутренняя логика событий, которую никак нельзя игнорировать. Много фактических недоработок и в фильме Фёдора Бондарчука «Сталинград».


Характерна в этом отношении дискуссия и в студии Михаила Швыдкого о фильме «Штрафбат», которую вели сами киношники и журналисты. Ни одного участника войны не пригласили! А ведь есть ещё офицеры, которые командовали штрафными батальонами и ротами на фронте. Например, генерал-майор А.В. Пыльцын. Живы и другие офицеры, которые руководили штрафбатами.


Хорошо помню момент, когда показывают, что кого-то из штрафников назначают командиром батальона. Это неправда! Командирами штрафбатов назначались наиболее отличившиеся надёжные офицеры. Но никак не сами штрафники! Фальсификаторы истории обычно говорят: «Мы ищем правду о войне!». Но вы для начала хотя бы выслушали воевавших…


– В советские годы, чтобы создать военный фильм, режиссёры часто приглашали консультантов.


– Верно. А за последнее время вы слышали, чтобы при создании военного фильма обращались за помощью к участнику войны с группой генеральных инспекторов? Я – нет!


Несколько лет назад была создана комиссия по противодействию фальсификации истории Великой Отечественной войны. Но представьте себе, в этой комиссии не было ни одного фронтовика. Как такое может быть? Теперь комиссию закрыли, создали Российское военно-историческое общество. Но и там нет участников Великой Отечественной. Ни одного фронтовика не пригласили и в Общественный совет при президенте. А делается это всё для того, чтобы легче было проводить свою линию. Не нужно торопиться нас хоронить. Мы сами уйдём. Но пока мы живы, надо использовать наши знания и опыт.


Почти 25 ведомств в России отвечают за патриотическое воспитание. Но координирует их деятельность Комитет по делам молодёжи. Это же уму не постижимо – как же могут руководить воспитателями те, кого самих ещё нужно воспитывать? При этом не поставлено ни одной задачи перед ветеранскими организациями.


За последнюю четверть века я не помню ни одного крупного собрания, на котором предоставили бы слово фронтовикам, чтобы они рассказали о том, что и как происходило на войне на самом деле. Как у нас проходят торжественные вечера, посвящённые Дню Победы? Сидят ветераны, к ним выходит глава города или его помощники и рассказывают о войне. Редкий случай, когда предлагают выступить кому-нибудь из участников. Скажу больше, их порой и не приглашают уже на эти вечера.


– А как Вы относитесь к тому событию, что два года назад Крымский полуостров вернулся в состав России?


- Нам много лет толковали о том, что международные противоречия необходимо разрешать, не прибегая к военной силе. Но фактически чаще всего кашу приходилось расхлёбывать офицерам и солдатам. В этом отношении присоединение Крыма к России явилось совершенно новым явлением в деятельности нашего государства по обеспечению национальной безопасности. Может быть, это означает наступление новой эпохи в решении оборонных задач.


Некоторые политики из «пятой колонны» считают: лучше было бы этого не делать. По их мнению, присоединение Крыма привело к потере Украины, которая превращается во враждебное нам государство. Но в последнее время появились данные о том, что американцы упорно добивались предоставления им морской базы в Севастополе и вытеснения оттуда российского флота. Это означало бы потерю всего Чёрного моря со всеми вытекающими для нас последствиями.



Дмитрий Голицын

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse