Новости

Божественная музыка органа

Светлановский зал ММДМ. Заслуженная артистка России Людмила Голуб


Люберецкий край дал путёвку в жизнь многим известным людям России – Юрию Гагарину, Александру Барыкину, Николаю Расторгуеву, Анатолию Приставкину, Льву Барашкову, Татьяне Тишинской и другим деятелям культуры, спортсменам, врачам, учёным и изобретателям. Но мало кто из вас, уважаемые читатели, знает, что в посёлке Красково родилась и училась будущая известная органистка Людмила Голуб.


Выпускница Московской консерватории имени П.И. Чайковского, она с большим успехом выступает во многих концертных залах мира, в том числе, в знаменитых храмах Европы: Соборе Парижской Богоматери, Королевской Капелле в Мадриде, соборе Святой Троицы в Нью-Йорке, церкви Святой Марии Магдалины в Париже, а также Соборе Святого Павла в Лондоне и Рижском Домском соборе.


Титулярная органистка Московского международного Дома музыки обожает творчество Баха и его современников – Луи Маршана, Франсуа Куперена и Луи Клерамбо.


Людмилу Голуб привлекают проекты, соединяющие разные виды искусств. Несколько программ она исполнила с известными актёрами Алексеем Баталовым – Рождественские хоралы из «Органной книжечки» И.С. Баха и «Рождество Господне» Оливье Мессиана, а также с Альбертом Филозовым, где наряду с музыкой звучали тексты хоралов и отрывки из Евангелия. Совсем недавно, 27 апреля, планировался такой же музыкальный вечер в Тверской областной филармонии, но Альберт Леонидович не дожил до него всего две недели. Концерт отменять не стали и провели его в память об актёре. Поэтические тексты читал Народный артист России Авангард Леонтьев.


Итак, дорогие друзья, сегодня у нас в гостях – Заслуженная артистка России Людмила Голуб.


– Людмила, не каждый день мне выпадет возможность пообщаться с своим земляком, чьё имя знают и любят во многих уголках нашей Родины. Наверное, Вы воспитывались в музыкальной семье?


– Иосиф Яковлевич, мой отец, любил музыку и даже немного играл на фортепиано. Он родился в Житомире в многодетной семье, и в их доме был старенький рояль, на котором учились играть его братья и сёстры. А моя мама Нина Алексеевна родом из Ярославля. Она работала библиотекарем, иногда писала стихи. К слову, одно из её стихотворений когда-то было опубликовано в «Люберецкой правде». Мама обладала хорошим слухом и прекрасно пела.


После окончания института папу направили в Ярославль на практику, так они с мамой и познакомились. Потом вместе жили в Свердловске, откуда переехали в подмосковное Красково, где отец долгие годы работал инженером-конструктором во Всесоюзном научно-исследовательском институте строительных материалов.


Первые свои знания я получила в средней общеобразовательной школе № 55, её директором был замечательный человек Николай Алексеевич Горохов.


Лет в шесть родители решили показать меня одной хорошо им знакомой музыкальной семье, и там им был вынесен «вердикт» – ребёнка нужно учить музыке. Меня отдали в музыкальную школу на МЭЗе, она являлась филиалом Косинской детской музыкальной школы. Моим первым педагогом по фортепиано была Ольга Абрамовна Голдовская, многие старожилы Малаховки хорошо её помнят. Потом я занималась в классе у А.С. Розанова. Даже свою пьеску успела сочинить. «Дождик». Правда, недолго я училась у Анатолия Сергеевича – он перешёл работать в Московскую консерваторию. Но меня не бросил. Уходя, он договорился с кем-то из своих коллег, чтобы «девочку» посмотрели в знаменитой Мерзляковке. А поскольку у меня с детства хороший слух, я была принята, не дожидаясь нового учебного года. И попала к чудесному педагогу по фортепиано Ларисе Васильевне Мохель.


Несколько раз в неделю ранним утром мама возила меня в Москву на музыку, а после занятий мы возвращались на электричке домой, и я уже бежала на уроки в школу. Учились мы во вторую смену, поэтому все занятия удавалось совмещать. Окончив восемь классов и получив аттестат с отличием, поступила на фортепианное отделение в музыкальное училище при Московской консерватории. Попала в класс к своему же педагогу Л.В. Мохель. Её супругом был знаменитый профессор Леонид Исаакович Ройзман, он преподавал в консерватории два класса – органный и фортепианный. Некоторых учеников Ларисы Васильевны он слушал, иногда занимался с ними.


Чтобы я культурно просвещалась и обогащалась, Мохель порекомендовала мне посещать органные концерты. Так я и заинтересовалась этой божественной музыкой. Поступив в консерваторию, училась в классе Л.И. Ройзмана. У него был очень малочисленный класс пианистов (в отличие от класса органистов), поэтому он хотел, чтобы его студенты сначала мастерски освоили игру на фортепиано, а не с первых же месяцев учёбы совмещали свои занятия по игре на органе. Но мне повезло, и где-то в середине обучения «за хорошие успехи в учёбе и примерное поведение» Леонид Исаакович мне разрешил заниматься органом.


Окончив консерваторию по классу фортепиано, через несколько лет я получила и второй диплом – органиста. Но тогда у меня уже была трёхлетняя дочь Маша, Мария Алиханова. Она тоже стала музыкантом, играет на флейте.


– По звуковому богатству и обилию музыкальных средств орган занимает первое место среди всех инструментов. Игра на органе осуществляется при помощи нескольких мануалов и педальной клавиатуры. А сколько ещё в нём регистров… Не было опасения, что не справитесь с обучением?


– Нет, потому что во всё это вливалась постепенно. Сначала-то я серьёзно занималась фортепиано. А когда стала осваивать орган, то первое время меня просили саккомпанировать певцу или сыграть какую-нибудь партию в оркестре. Сложные произведения мы не играли. Сольные пьесы и концерты были позже.


– Органы состоят от одного до семи мануалов. С одним всё понятно: легко представить фортепиано. А вот когда их четыре или пять – как играть?


– У любого органа есть регистры, все они распределены между мануалами. Конечно, больше чем на двух мануалах органист одновременно сыграть не сможет, но чтобы включить группу нужных регистров, достаточно нажать только одну кнопочку. Всё не так сложно, как это может показаться на первый взгляд.


– Как-то на органном концерте мне запомнилась такая деталь: на одном из расположенных выше мануалов дублировалось нажатие тех же клавиш, по которым пробегал органист, играя на нижнем мануале. Что это за приём?


– Речь идёт о копуляции, объединении нескольких клавиатур при игре на инструменте.


И включив регистр нижнего мануала, сюда же присоединяется регистр верхнего мануала. Тогда приобретается совершенно другое звучание.


– Слышал, что существуют три основных вида органной трактуры: механическая, пневмоническая и электрическая. Как их можно различать во время звучания инструмента?


– Разница только в том, каким образом открываются клапаны в органе. На звучании это, по сути, не отражается. Просто на механическом органе клавиши продавливаются туже. (Улыбается).


- Вы выступали во многих странах. Где преимущественно ценится органная музыка?


– Интерес к органу больше в России. Для жителей Европы эта музыка более обыденна, они же с детства посещают католические и лютеранские храмы, а без органа не обходится ни одна месса.


– Людмила, музыка какого органиста самая трудная для исполнения?


– Иоганна Себастьяна Баха. Но вся сложность не в том, как сыграть его произведение. Самое трудное и интересное заключается в том, чтобы грамотно и стильно создать регистровку крупного произведения. Если органист с этим справится, значит половина успеха ему обеспечена. Ведь очень важно донести до слушателя концепцию исполняемого тобой произведения. Вторая половина успеха заключается уже в профессионализме самого органиста.


За органом в Московском международном Доме музыки Людмила Голуб и Альберт Филозов, ноябрь 2015 г. Автограф Заслуженной артистки России Людмилы Голуб


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse