Новости

Песни с русской душой


Кто хоть раз услышит русские народные песни в исполнении Надежды Крыгиной, тот уже вряд ли её голос спутает с чьим-нибудь другим. И это при том, что каждую свою песню певица исполняет всегда по-разному, но – всё с той же свойственной ей лёгкостью, искренностью и неподкупностью широкой русской души.


Наша встреча с Народной артисткой России в преддверии её юбилея состоялась в музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе, где певица участвовала в концерте вместе с родным для неё Государственным академическим русским народным ансамблем «Россия» имени Людмилы Зыкиной.


- Надежда Евгеньевна, наверное, символично, что наша встреча состоялась именно в этом музее. Ведь «нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой». Знаково ещё то, что вы родились в деревне Петрищево Курской области, а в одноимённой деревне в Подмосковье в ноябре 1941 года совершила свой подвиг Зоя Космодемьянская…


- Да, война не обошла стороной и наш дом. Михаил Алексеевич Крыгин, папин отец, погиб в 1943 году, участвуя в кровопролитном Прохоровском сражении. И моя бабушка с четырьмя детьми осталась вдовой. Но она не сломилась и одна смогла поднять на ноги всех своих детей, вложив в них душу и огромную любовь ко всем людям.


Второй мой дедушка Егор Иванович Петрищев вернулся домой только в 1948 году – после окончания Великой Отечественной он воевал на Западной Украине.


- Говорят, вы большая труженица. Видимо с детства мама приучила вас к работе?


- Уже с 1 класса помогала ей прореживать и пропалывать свёклу на полях. Конечно, тяжело было в шестилетнем возрасте возиться в земле. Это потом ты понимаешь, что земля – кормилица наша. Неслучайно же говорят: «Крестьянин к Богу ближе всех», потому что он всю жизнь с землёй общается, а земля держит возле себя, придаёт силу.


- А сцена лечит?


- И лечит, и калечит! Вот дашь с десяток концертов один за другим, а потом голос восстанавливаешь месяцами. Представляете, что такое для артиста – потерять голос?


- В одном из интервью вы рассказывали, что в вашей семье ни у кого не было музыкального образования. Ну а как же застолье на большие праздники? На них наверняка собирались все деревенские жители и распевали задушевные русские песни, что уже не могло ни оставить на вас свой отпечаток.


- И пели, и танцевали. Телевизоров-то и магнитофонов в годы моего детства в деревнях почти ни у кого не было. А вообще – вся Россия-матушка певческая! Какую область или республику не возьми. Придёшь после тяжёлого рабочего дня домой, присядешь на завалинку, и полилась ручьём песня.


- Вы говорите о «певучих деревнях» в прошедшем времени. Неужели те старые русские традиции безвозвратно уходят?


- В моей родной деревне уже и жителей-то почти нет. Осталось всего несколько дворов. В одном из них живёт моя мама Валентина Егоровна. Ну, ни в какую она не хочет переезжать в Москву. И, наверное, правильно делает – в деревне и воздух свежий, и все продукты свои, экологически чистые.


- Надежда Евгеньевна, когда вы приехали в Москву поступать в училище имени М.М. Ипполитова-Иванова, у вас за спиной не было даже музыкальной школы. Да и нотную грамоту вряд ли хорошо знали. Как поступали?


- «Народных певцов» и сейчас готовы взять без музыкального образования. Лишь бы голос звучал! Это скрипача или пианиста могут не принять в училище без музыкальной школы за плечами. Опыт нужен, знания, а с нами всё проще.


- А в общежитии жили?


- Когда в 1979 году я поступила в Ипполитовку, здесь не было своего общежития. Но к Олимпиаде-80 на Хорошёвском шоссе для иностранных гостей и участников ИРгр построили большой жилой дом. И нашему директору удалось в нём выбить несколько комнат для приезжих «народников». Правда, недолго прожила в общежитии: мама стала беспокоиться, чтобы я не попала в какую-нибудь нехорошую компанию, и подселила меня к своей тёте Марии Яковлевне в Новогиреево. Метро там тогда ещё не было, и я доезжала на троллейбусе до Ждановской, а уже оттуда добиралась до училища на подземке. Три года жизни в одной квартире с бабушкой Машей – вообще отдельная история. И нарыдалась я с ней, и насмеялась.


- Не каждый талантливый артист может стать высококлассным педагогом. Далеко и не все замечательные педагоги-вокалисты способны очаровать нас своей песней… Как обстоят дела с вашей педагогической деятельностью?


- Честно говоря, до сих пор ещё не поняла, хороший я педагог или нет. Уже шесть лет преподаю на кафедре народного пения в Ипполитовке, и за этот период от меня ушли две студентки. По чьей «вине»? Не знаю. Но точно могу сказать, что педагогическая деятельность – штука сложная. Чувствую и знаю, как правильно брать дыхание, как петь, но не каждому студенту это удаётся передать.


- Вашу землячку Надежду Плевицкую Император Николай II называл «курским соловьём». Интересно, давно ли вы узнали об этой удивительной исполнительнице русских народных песен и романсов?


- С её творчеством в 1979 году мне посоветовала познакомиться педагог по сольфеджо Мария Александровна Каламзина. И даже порекомендовала взять в библиотеке книгу «Звёзды русской эстрады» о трёх исполнительницах – Варе Паниной, Анастасии Вяльцевой и Надежде Плевицкой. Прочла и вроде бы успокоилась. А где-то в конце 1980-х годов я снова вернулась к её творчеству. Съездила в Курскую область, посетила её музей, организованный в сельской школе, построенной на месте сгоревшей усадьбы, в которой жила певица. Проникнувшись её творчеством, я вернулась в Москву окрылённая, и уже здесь стала разыскивать всевозможные записи Надежды Васильевны. К сожалению, большинство её песен, записанных уже в эмиграции, были уничтожены, а в нашем радиофонде сохранилось всего восемь записей. Но мне повезло, что в те годы на радио работал мой хороший знакомый, он смог разыскать для меня даже самые редкие грамзаписи. Я рыдала, когда слушала её песни. Музыка, слова, интонация – Надежда Васильевна очень мастерски умела донести песню до слушателя.


Несколько лет я собирала о ней материалы, заново создавала партитуры её песен, и 30 сентября 1994 году, в день рождения певицы, в Москве прошёл первый концерт, посвящённый памяти этой удивительной исполнительницы. А через две недели, 14 октября, в Колонном зале Дома Союзов концерт её памяти провела Александра Ильинична Стрельченко, она тоже много лет занималась творчеством Плевицкой и не боялась говорить о таланте этой женщины, чьё имя было запятнано ещё в первой трети ХХ столетия.


- Из ныне живущих исполнителей русской народной песни наши читатели хорошо знают творчество Александры Стрельченко, Людмилы Рюминой, Екатерины Шавриной, Анны Литвиненко ну и ещё, пожалуй, нескольких певиц. Молодёжь-то где? Могу вспомнить только Марину Девятову…


- Непопулярна нынче русская народная песня. Кадышева и Бабкина ещё в 90-е годы пропагандировали эти песни на эстраде, а теперь всё.


Хорошо, что сейчас есть интернет. Благодаря ему люди могут послушать любую песню, что-то узнать о певцах. Вот почему бы на одном из центральных каналов не сделать серию музыкальных телепередач об исполнителях русских народных песен? Боятся, что зритель не найдётся? Ещё как найдётся! Ведь в русской песне живёт душа русского народа.


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse