Новости

Вся моя жизнь связана с авиацией


Почётный председатель малаховского Совета ветеранов Анатолий Никитович Романенков сегодня принимает поздравления по случаю своего девяностолетия. От общественной деятельности ветеран Великой Отечественной войны после перенесения летом 2015 года сложнейшей операции отошёл, однако он по-прежнему остаётся в курсе всех событий, происходящих на земле люберецкой и, конечно, в его родной Малаховке.


Сейчас Анатолий Никитович живёт у младшей дочери в Жуковском. Там в преддверии его юбилея и состоялась наша встреча.


- Три моих брата с началом войны ушли на фронт. Павел, самый старший, был кадровым офицером, погиб в 1941 году под польским городом Белосток. Семён участвовал в обороне Ленинграда, в одном из боёв получил серьёзное ранение, но выжил. А Матвей был артиллеристом, служил в Раменском районе, принимал участие в Московской битве. Наша родная сестра Екатерина, ей в сентябре исполнилось 99 лет, в военные годы ухаживала за ранеными солдатами в госпитале, который базировался в подмосковном посёлке Ильинский. Здесь она до сих пор и живёт, – рассказывает Анатолий Никитович. – Село Селечня Суземского района Брянской области, где я родился, находилось в нескольких километрах от леса. Когда в августе 1941-го Брянщина попала в оккупацию, из местных жителей стали собираться партизанские отряды. А мы, подростки, чем могли им помогали: собирали оружие, оставленное бойцами Красной Армии в лесу; дежурили на въездах в село, передавали партизанам провиант.


Стоило немцам узнать, что мой старший брат был политработником, они тут же спалили наш дом. И нам пришлось ютиться в небольшом погребке-землянке, который мы сами соорудили.


Вскоре деревянные избы в Селечне стали гореть одна за другой, как свечки. Но карателей ничего не останавливало: когда жители «переселились» в землянки, оккупанты стали подрывать мирных людей даже под землей. А мы держались и несмотря на голодное и тяжёлое время продолжали помогать партизанам.


Осенью 1943 года Брянскую область освободили, а уже в январе сорок четвёртого мой брат Матвей, живущий тогда в Подмосковье, решил перевести нашу маму Надежду, сестру Катерину и меня к себе. Ведь жить-то, по сути, нам негде – всё село было испепелено. Мы переехали, а уже 11 февраля 1944 года я попал во 2-ю эскадрилью 11-го полка 3-ей отдельной авиационной Краснознамённой дивизии связи. Прошёл трёхмесячные курсы и стал работать автомехаником, готовил самолёты к боевым вылетам.


Кстати, Татьяну, мою вторую сестру, во время оккупации фашисты угнали в Германию. Там она познакомилась с голландцем Яном, который тоже был в немецком концлагере. Уже позже она рассказывала мне, как через колючую проволоку, тайком, он подкармливал её хлебом.


Работали они на немцев на каком-то заводе. Трудились в жутких условиях, фашисты над ними всё время издевались. Когда их освободили, Катерина и Ян хотели приехать в Советский Союз. Но… наша родная деревня была сожжена, а значит и возвращаться Кате были некуда. Тогда Ян предложил поехать вместе с ним в Амстердам, к нему. Она согласилась. Но возлюбленную Яна его мать так и не приняла: ведь Татьяна – из крестьянской семьи. А Ян настолько полюбил её, что вместе они ушли из родительского дома и уехали жить в Тилбург. У них родились пятеро детей. Семья была счастливая, но Таня продолжала тосковать по Родине и очень хотела увидеть своих родных. И только в 1968 году благодаря международному комитету Красного Креста мы смогли друг друга найти. Кстати, сегодня Татьяна так же живёт с семьёй в Нидерландах, ей 92 года.


Возвращаюсь к своей военной службе. В 1947 году меня перевели в 252-й отдельный авиационный полк связи. Год я здесь прослужил, и нас отправили на сборочный пункт в деревню Дядьково подмосковного Дмитровского района. По сей день вспоминаю, как нас там кормили мороженной картошкой. И давали немного водички. Ну, думаю, не выживу! Но нам повезло: офицеры отобрали 35 человек, в том числе меня, и привезли в Липецк, где стояли три полка: истребительный, штурмовой авиационный и бомбардировочный. Как молодых специалистов нас распределили по полкам. Сначала я попал к истребителям, работал механиком на самолётах Як-3, Як-9, Як-15. Но вскоре меня перевели в штурмовой авиаполк и назначили заместителем инженера по эксплуатации электро- и радиоприборов.


Истребительный полк оставался в Липецке, бомбардировочный отправили в Грязи, а штурмовиков – в Лебедянь. Здесь-то и познакомился я со своей будущей супругой – красавицей Валентиной, студенткой плодоовощного техникума. В июле 1951 года мы поженились. Так и родилась в стране ещё одна молодая советская семья.


Спустя несколько лет, в 1953 году, меня направили в войсковую часть в Оршу, здесь я тоже занимался техническим обслуживанием самолётов. В 1958 году демобилизовался и приехал к брату Матвею в Ильинку, а через несколько лет мы с семьёй получили квартиру в Малаховке.


Вся жизнь моя прошла в авиации. До 2001 года я трудился авиатехником на Жуковской лётно-испытательной и доводочной базе.


У меня две прекрасные дочери – Татьяна и Надежда. Старшая двадцать лет проработала в лаборатории ЛИиДБ. А младшая после окончания 47-й школы в Малаховке поступила в педучилище. Но вскоре вышла замуж за курсанта Тамбовского лётного училища, и по назначению они уехали на Дальний Восток. На 19 лет! Оттуда их перевели в Шайковку Калужской области. Сейчас дочь вместе с зятем живут в подмосковном Жуковском. И я вместе с ними. (Улыбается).


А ещё – у меня две чудесные внучки – Наташа и Даша. И правнучка Варюша. Так что дедушка я богатый!


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse