Новости

Заповедей Вахтангова я придерживаюсь до сих пор


С именем Заслуженного артиста РСФСР Евгения Фёдорова связана целая эпоха Государственного академического театра имени Вахтангова. Старшее поколение его хорошо помнит по спектаклям «Принцесса Турандот», «Антоний и Клеопатра», «Царская охота», «Тевье-молочник» и другим знаковым постановкам этого легендарного театра, на сцене которого актёр играет уже больше 70 лет.

Евгений Евгеньевич много работал и на радио, и на телевидении. Вместе с супругой он воспитал замечательного сына, тоже актёра, и двух талантливых внуков. Старший в представлении не нуждается, сегодня он – Пётр Фёдоров – один из самых популярных актёров российского кино.

 

Договориться на интервью с родоначальником актёрской династии Фёдоровых задача не из лёгких, скажу больше – она практически невыполнима. «Я никогда в жизни не давал ни одного интервью. И это принципиально. Ну живёт человек и живёт, а о себе рассказывать, я считаю, он не должен. Надо быть скромнее, – говорит мне во время нашего телефонного разговора Евгений Евгеньевич. – А жить по принципу Галкина и мадам Пугачёвой я не могу. (Смеётся). В театре отказывался ото всех своих юбилеев, а на 90-летие я лишь попросил мне подарить портрет Евгения Багратионовича Вахтангова. Сейчас мы общаемся с вами, а его портрет висит напротив меня. И рядом с ним – портреты моих учителей, руководителей нашего курса Цецилии Львовны Мансуровой и Анны Алексеевны Орочко.


Да, жизнь я прожил непростую, но почему должен делать её интересной для всех? Я артист, и моё дело – выйти на сцену и сыграть свою роль. Хотя для меня сегодня театр Вахтангова, увы, уже в прошедшем времени. По той причине, что почти все мои товарищи-актёры ушли из жизни: и Миша Ульянов, и Юра Яковлев… Прихожу в театр – и пустота. Новое у нас, конечно, создаётся, но я, по сути, к этому уже никакого отношения не имею.


- Вы же почти 73 года, Евгений Евгеньевич, служите в театре. Времена меняются, а люди остаются прежними?


- Я товарищ старомодный. Вахтангов нам завещал то, что сейчас все давно забыли – скромность и достоинство. Евгений Багратионович всегда говорил, что актёры должны не только отвечать друг за друга, но и отвечать за своё поведение, за взаимоотношение. И поменьше выкаблучиваться, как это модно теперь говорить.


По телевизору я смотрю только последние известия, а все эти шоу вперемешку с рекламой уже надоели.


Было б здоровье у меня и моих близких – вот что сейчас главное!


Несколько лет назад мой родной брат по материнской линии Александр Збруев отмечал юбилей. И журналисты тогда атаковали меня телефонными звонками. А Саша сказал мне коротко и со знанием дела: всех посылай на три буквы. (Смеётся). У меня два замечательных внука Алексей и Пётр, брат и жена – вот они, мои самые близкие и самые родные люди.


- За творчеством Петра следите?


- Он молодец! Уважаю его. И не только потому, что он – хороший артист. Пётр ведёт себя достойно, нигде себя не рекламирует, всегда очень сдержанный и не любит всякого рода показуху.


Осенью прошлого года российские зрители увидели сразу две премьеры с его участием – «Дуэлянт» режиссёра Алексея Мизгирёва и «Ледокол» Николая Хомерики. Прекрасные работы. Правда, из театра внук ушёл, стал заниматься кино. Но Пётр человек музыкальный, у него есть своя небольшая музыкальная группа, а ещё он очень здорово рисует.


Алексей, младший мой внук, связал свою жизнь с кибернетикой. Красивый парень под два метра ростом, но в актёры идти не захотел, сославшись на то, что мы, Фёдоровы, уже исчерпали весь лимит. (Смеётся). Ведь кроме моего сына, брата и старшего внука актёрское образование имела и моя мама Татьяна Александровна. В кино она не снималась, но работала на кинофабрике.


- Пётр ушёл из театра, чтобы работать в кино, а у Вас – вся жизнь в театре, но с кинематографом как-то не сложилось…


- Скажу откровенно: просто я очень много работал в театре. Да, у нас был один выдающийся актёр, которому как никому другому удавалось совмещать театр с кино. Это Николай Олимпиевич Гриценко. Мы всегда удивлялись ему: сегодня Коля репетирует, к примеру, князя Мышкина в «Идиоте», а ближайшей ночью садится в «Красную стрелу» и мчится в Ленинград, где снимается в фильме.


Уже на следующий день Гриценко снова в театре, мы продолжаем репетировать спектакль, и он прекрасно знает свою роль. А через какое-то время на экраны выходит кинокартина «Хождение по мукам», и Коля в одной из главных ролей. Он всё успевал!


- Для Вас, мне кажется, самым творчески насыщенным временем в театре стал период шестидесятых-семидесятых годов. Верно?


- Пожалуй, вы правы. В те годы у нас был замечательный художественный руководитель Рубен Николаевич Симонов, великий ученик Вахтангова. А после него – Евгений Рубенович Симонов, его сын.


В середине 1940-х годов Рубен Николаевич поставил превосходный спектакль «Мадемуазель Нитуш», и после него пошла серия прекрасных работ, где были заняты великолепные актёры. И они, главным образом, работали на сцене. Кстати, сам Рубен Симонов тоже отдавал предпочтение только родному театру, в кино он снялся всего несколько раз.


У немецкого писателя Ганса Фаллады есть замечательный роман «Каждый умирает в одиночку». Человек не должен об этом забывать. Ведь он отвечает, прежде всего, за чувство собственного достоинства, за чувство скромности. И когда театр создаётся на такой основе, он будет жить. Но если он строится на показухе, да ещё когда с классикой вытворяют не Бог весть что – мне, откровенно говоря, становится стыдно. Сегодня, увы, во многих театрах это в порядке вещей. Поэтому-то моя любовь и моя память остались в прошлом. Но что делать – каждому своё.


- Около десяти лет назад мне посчастливилось записать интервью с Вашим другом и коллегой по театру – Народным артистом СССР Юрием Яковлевым. Во время беседы я поинтересовался у корифея Вахтанговской сцены – остался ли в театре тот дух, который был здесь ещё во времена Гриценко, Целиковской, Симонова, Пашковой… И Юрий Васильевич ничего не ответил, а лишь развёл руками.


- Театр действительно изменился. Причин тому много: и время ушло, и нет уже нашей «старой гвардии», да и режиссура стала другой – пришли новые люди, и они создают свой театр, но я к нему, повторюсь, почти не имею никакого отношения. В нынешнем репертуаре я задействован только в двух постановках: «Последние луны» и «Улыбнись нам, Господи».


Должен сказать, что в театре ко мне отношение хорошее, и это не может меня не радовать. У нас прекрасный директор Кирилл Крок, замечательная заведующая режиссёрским управлением Любовь Кузнецова.


- А кто сейчас завтруппой? Знаю, долгие годы на этой должности была актриса из «старой гвардии» вахтанговцев Галина Львовна Коновалова.


- В разные годы заведовали труппой наши замечательные актёры: Володя Осенев, Коля Тимофеев и да, Галя Коновалова. Она ушла из жизни, и – всё! Теперь этот огромный труд на себе несёт режиссёрское управление.


- Как поживает Ваш однокурсник и коллега по сцене Владимир Абрамович Этуш?


- Володя держится молодцом, играет в четырёх репертуарных спектаклях.


- Ещё в прошлом году вас было больше: всего неделю до своего 95-летия не дожила Нина Николаевна Архипова.


- Ниночка… В студенческие годы я был в неё очень влюблён. (Улыбается).


- Евгений Евгеньевич, Вы же пришли совсем мальчишкой в театр. Прислушивались к советам актёров старшего поколения?


- А как же! Кроме нашей Анны Алексеевны Орочко здесь работали и Рубен Николаевич Симонов, и Александра Исааковна Ремизова, и Александр Маркович Габович – они были не только замечательными актёрами и режиссёрами, но и великолепными педагогами. Конечно, мы прислушивались к ним, они с нами занимались.


Сейчас, мне кажется, такого уровня педагогов почти не осталось. А из артистов моего поколения в театре служат всего три человека – Володя Этуш, я, да Юлия Константиновна Борисова. За нами стоят актёры на пятнадцать-двадцать лет моложе, ребята они очень талантливые, но это уже следующее поколение.


Ксения Георгиевна Семёнова, одна из любимых учениц Е.Б. Вахтангова, у нас преподавала художественное слово. И она часто повторяла нам, что у Евгения Багратионовича было три основных заповеди. Первая: главное в театре – это актёр. Вторая: единство, дружба и взаимопонимание коллектива. И третья: бесконечное уважение и благодарность к старшим товарищам. Этих заповедей я придерживаюсь до сих пор.


Гастролируя с родным театром, мне посчастливилось побывать во многих странах, но больше всего я люблю наше Подмосковье, для меня это святые места. Сначала наша семья снимала дачу в Переделкине, а годами позже сын купил небольшой земельный участок под Рузой, в Дорохове. К сожалению, теперь мы с супругой там почти не бываем, но живописные подмосковные места навсегда в моей памяти.

 

Сегодня, 3 марта, Евгению Евгеньевичу исполняется 93 года. Коллектив редакции «ЛГ» желает замечательному актёру крепкого здоровья, бодрости духа и новых хороших ролей.


Спектакль "Али-Баба и сорок разбойников" Спектакль "Господа Глембаи" Спектакль "Улыбнись нам, Господи"

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото из архива Театра им. Вахтангова

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse