Новости

Когда результат твоей работы греет людям душу



О славном трудовом пути Антонины Георгиевны Хомичевой можно написать целую книгу. А может и не одну. Вместе с младшим братом она воспитывалась в семье простых рабочих, правда, их отец рано ушёл из дома, и детей поднимала на ноги только мама. Но ребята выросли и стали настоящими людьми. Антонина всю свою жизнь посвятила Косинской трикотажной фабрике, где в течение 40 лет работала швеёй-мотористкой. А её брат Владимир долгие годы трудился на Московском вертолётном заводе имени М.Л. Миля в Панках.


На фабрику Тоня пришла работать в далёком 1963 году. Что к чему – разобралась сразу. Она пришивала к изделиям борта, бейки и горловины. А когда не было своей работы, садилась за другие швейные машинки и оверлоки. Шила готовые изделия, и всегда была на подхвате. Кстати, Антонина Георгиевна освоила более пяти видов швейных машин. И везде показывала отличные результаты.


Личные её достижения: пятилетка – за два с половиной года! Это при том, что Хомичева успевала выполнять и свою работу, и помогала своим напарницам. Антонина всегда равнялась на передовиков производства. И её работа была отмечена на высшем уровне – в 1986 году она стала полным кавалером ордена Трудовой Славы.

 

- Мои родители родом из Тамбовской области. В середине 1940-х годов, сразу после окончания войны, вместе с другими ребятами их посадили на поезд и привезли в Подмосковье, в Удельную. Здесь мама с папой трудились на торфоразработках, – вспоминает Антонина Георгиевна. – Потом мама устроилась на суконную фабрику «Спартак» в соседней деревне Верея, где на тот момент уже жила наша семья. Но через несколько лет мы переехали в Косино, в небольшую комнатушку в деревянном жилом бараке, переделанном из бывшей конюшни.


Как же мне, девчонке, нравилось в детстве наблюдать за фабричными парнями и девчатами, возвращавшимися после рабочей смены домой. Вот бы и мне пойти сюда работать, думала я тогда.


В Косине пошла в школу, а когда в 1960 году мы переехали с мамой в Люберцы, уже с четвёртой четверти стала учиться здесь, в школе № 7, что и сейчас стоит на Октябрьском проспекте. Только тогда она была восьмилетней. После её окончания по маминой просьбе я пошла работать. Хотела стать продавцом и планировала пойти в промтоварный магазин «Спутник», открывшийся около кинотеатра «Планета», ныне «Октябрь», в центре Люберец. Директор магазина уже был готов отправить меня учиться на младшего продавца, однако наша соседка отговорила маму отдавать дочь в продавцы, а предложила пойти к ней на трикотажную фабрику. И тут я понимала, что так может осуществиться моя детская мечта. Но только вошла в швейный цех, удивилась – как же там быстро работают люди. Ну, думаю, я так не смогу.


Уже работая на фабрике, пошла учиться в вечернюю школу, окончила 11 классов, а 29 декабря 1967 года вышла замуж за выпускника Московского физкультурного института Бориса Хомичева, в будущем – кандидата в мастера спорта по велоспорту. Через несколько лет у нас родилась дочь Любовь, она пошла по отцовским стопам, окончила Московский областной государственный институт физической культуры, что находится в Малаховке, сейчас работает фитнес-тренером в спортклубе.


Кстати, где-то ещё в классе седьмом-восьмом мама мне часто повторяла: «Дочка, никогда ни на кого не надейся. Только на себя! Захочешь учиться дальше – пойдёшь. Но как окончишь восьмилетку – иди работать».


И в работу я очень быстро втянулась. Коллектив на фабрике у нас был замечательный, очень дружный. На работу ходила, как на праздник. А после трудовой смены или в субботу мы бежали с девчонками в совхоз имени Моссовета, работали на полях.


Кстати, когда в 1963 году я устроилась на фабрику, из нас, пятнадцати человек, сделали бригаду учеников. Начинали мы с пошива шапок, детских жилеток и носков. Первую свою зарплату – 30 рублей – хотела потратить на конфеты. Но когда получила деньги, сжав их в кулак, я побежала домой и всё до копеечки отдала маме.


Продолжая работать швеёй-мотористкой, перед декретом меня поставили бригадиром у кеттельных машин. Но такая работа была мне совсем не интересна. Ну не моё это! И вернувшись из декретного отпуска, снова стала работать по своей специальности. Ведь когда тебе дают кроеное изделие, и ты собственными руками сшиваешь его, – результатом своей работы ты людям душу греешь.


В нашем цехе было восемь конвейеров, и на каждом из них работало минимум тридцать человек. На двух конвейерах шили детский трикотаж, а на остальных шести – изделия для взрослых.


В начале 1980-х годов вместе с первым секретарём Люберецкого горкома партии К.Д. Калимановым и председателем исполкома я ездила во Францию на открытие памятника «Нормандия-Неман». Нам провели чудесную экскурсию по Парижу, мы побывали в Лувре, видели Эйфелеву башню. Конечно, посетили Дранси – город-побратим Люберец. И даже погостили у главного архитектора этого города. Вся мебель в его особнячке была смастерена по его эскизам. И вот что меня тогда удивило: вроде бы такой известный человек, а живёт довольно скромно, – но со вкусом. (Улыбается).


Через несколько лет в составе делегации от Московской области я была в Румынии, а с представителями Перовского райкома партии мне, передовику производства, посчастливилось побывать в Болгарии.


Сегодня я нахожусь на заслуженном отдухе. Из нашей «старой гвардии» общаюсь с Любовью Петровной Сорокиной, на фабрике она почти сорок лет проработала на кеттельной машине. И ещё – когда хожу гулять на Наташинские пруды, иногда встречаю нашего директора Инну Николаевну Власову.


Сажусь ли я сегодня за швейную машинку? Конечно! На днях сшила себе передник, а немного раньше – раскроила из пледа и сшила тёплую жилетку.

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора


Технарь

Вот это да. Не знал, что такие Люди живут в нашем городе. Здоровья этой женщине. Настоящая гордость Люберецкого района.

Комментировать
Конструктор сайтов
Nethouse