Новости

От героев былых времен…





Мой отец Сюрин Пётр Иванович в 1937 году был призван в ряды Советской армии из Юрасова хутора, что под древним городом Севском Брянской области, и, закончив в мае 1941 года Брянское военно-политическое училище РККА, стал кадровым офицером.


22 июня 1941 года был первый день отпуска, который он впервые в жизни решил провести на море...


Но уже 26 июня 1941 года Брянск, где располагался его сапёрный батальон, пережил первый налет немецко-фашистской авиации.


В конце 1941 года отец был тяжело ранен в грудь. После полевого медсанбата долечиваться его отправили в Малаховский госпиталь № 1075, где до войны был детский санаторий. Когда началась война, медицинский персонал санатория призвали в армию, а главным врачом был назначен очень известный хирург Красковской больницы Петр Михайлович Леоненко, родом из Малаховки. После войны он до конца жизни работал на посту директора МОНИКИ.


Уже 4 июля 1941 г госпиталь принял первых 600 раненых, которые поступили из Люберец. В госпитале на лечении одновременно находилось до 1000 человек. В четырёх операционных круглосуточно проводились операции различной сложности. Солдат после сильных боёв привозили прямо с линии фронта. Госпиталь функционировал в таком режиме до 1946 года. Сейчас это Центральный клинический санаторий для детей с родителями на улице Калинина.


В связи с Победой над фашисткой Германией и её европейскими сателлитами на территории бывшего госпиталя в 1970 году был установлен памятник, изготовленный на Томилинском заводе алмазных инструментов. Каждый год 9 мая дети и их родители, находящиеся на лечении в санатории, на торжественной линейке возлагают к памятнику цветы.


1 мая 1942 года в госпиталь пришла Анна Бугрова - юная воспитательница Малаховского детского дома, чтобы пригласить выздоравливающих офицеров и солдат на праздник к детям - сиротам войны. Так Пётр Иванович Сюрин познакомился со своей будущей женой Анной и уже через месяц они поженились. Свадьба моих родителей, на которую были приглашены и друзья -однополчане, и врачи Малаховского госпиталя, проходила на том же участке, где и сейчас живёт моя семья.


Молодожёны ожидали первенца, когда под Сталинградом стала разворачиваться самая страшная битва Отечественной войны. Не долечив свои раны, Пётр Иванович, настоящий русский патриот, отправился с другими добровольцами на Сталинградский фронт.


В штурме Сталинграда участвовало около 500 фашистских танков; немецкая авиация сбросила на город около 1 млн. бомб. На земле также не затихали сражения за каждую улицу, за каждый дом. В боях прошло начало осени, почти весь город, несмотря на сопротивление, был захвачен немцами. Только небольшая полоска суши на берегу Волги еще удерживалась нашими войсками. Петру Ивановичу было 26 лет, а его измотанным, голодным, плохо одетым солдатам и того меньше.


12 и 13 октября 1942 года они держали оборону полуразрушенного дома в районе рабочего посёлка СТЗ под Сталинградом, когда на них двинулся сразу десяток танков с автоматчиками. Не смертельный ужас обуял этих русских воинов, а ярость и ненависть к врагам!


Все десять танков были подбиты, но мой отец попал под взрыв бомбы, сброшенной с самолёта. Его тяжело ранило осколками в ноги и глубоко засыпало мёрзлой землёй в огромной воронке от бомбы. И в этом страшном пекле войны случилось чудо: ординарец Петра Ивановича русский солдат Николай заметил место, где после разрыва бомбы пропал его командир, дополз до воронки и сапёрной лопаткой, а где и руками, раскопал смёрзшиеся комья земли и вытащил тяжело раненого командира. Потом перетянул ему раны и на себе дотащил его до медсанбата. Обессиленный после бессонных дежурств хирург, устало, мельком взглянув на раздробленное колено, приказал: "Готовьте к ампутации!"


Пётр Иванович, услышав этот приговор, выхватил свой именной офицерский пистолет и закричал: "Нет! Я лучше застрелюсь, чем безногим вернусь к жене и новорожденному сыну, которого ещё ни разу в жизни не видел! Клянусь! Застрелюсь! Умоляю тебя, вылечи, спаси ногу!"


Хирург проникся состраданием к раненому молодому парню, выпил глоток спирта и, преодолевая сонливую усталость, приступил к операции, сохранившей папе ногу.


Пётр Иванович после войны всю жизнь хромал на изуродованную осколками ногу, но когда залезал на крышу нашего ветхого дома, чтобы залатать кусками рубероида протечки, всегда добрым словом вспоминал того хирурга.


После войны папин спаситель-ординарец Николай из города Павлово - на Оке приезжал к нам в Малаховку с необычным подарком - лимонным деревцем с созревшими плодами. Как тепло и радостно принимали Николая все наши родственники и благодарили за спасение Петра! Я сохранила фотографии этого простого паренька и деревянный портсигар, вырезанный им вручную солдатским ножом. Подарок посвящён удачному ночному десантному прыжку в тыл врага. Каллиграфическая надпись выполнена на фоне военного рисунка: "Капитану Сюрину. 1943 год".


Из небольшого Юрасова хутора Севского района восемь братьев Сюриных - родных и двоюродных, ушли на фронт. Погиб в начале войны самый младший - Григорий, а его смелые и отважные братья, русские крестьяне, сменив деревенские лапти на солдатские сапоги, победно прошли по всей фашистской Европе.


За участие в героической обороне Сталинграда Сюрин Пётр Иванович награждён медалью "За оборону Сталинграда" и орденом "Красной звезды". Вот как описывает совершённый им подвиг командир 39 Гвардейского стрелкового батальона:

 

"Сюрин Пётр Иванович отбил атаку 10 фашистских танков с автоматчиками и перейдя в контратаку в рукопашной схватке уничтожил роту фашистов и был удержан занятый рубеж 12.10.42 г. в районе рабочего посёлка СТЗ г. Сталинград. Лично сам тов. Сюрин руководил боем 13.10.42 г. В период боя, наступая на квартал домов, занятого противником, с криком "Гвардейцы, фашистов мало! Бей фашистских собак!" с горсткой гвардейцев бросился в атаку, вышел во фланг немецкого опорного пункта, помог соседу и совместной атакой дом за домом выбили немцев из целого квартала домов. Лично сам организовал оборону участка и стойко закрепил занятый рубеж и удерживал его до прихода подкрепления. Достоин награды ордена "Боевого Красного знамени".


Из этого донесения папиного командира я особо выделяю слова "помог соседу". Как в 1942 году, так и всю свою жизнь Пётр Иванович помогал всем окружающим его людям! Это было основной чертой его характера, как и бескорыстная доброта. Когда я читаю ветхие от времени листки - свидетельства папиных лет молодости, прошедших в ужасах войны, я всегда вспоминаю его глубокие шрамы, его скрываемую от всех боль в ноге и тихо плачу от сострадания к нему, от жалости.


Наш старый малаховский дом постоянно требовал ремонта. Надо было выкопать колодец, добыть дрова и распилить их ручной проржавевшей пилой, раскорчевать лесистый участок и засадить картошкой - и всё это сделать, будучи инвалидом войны с тремя маленькими детьми. Жили очень бедно, голодно, в тесноте, но во взаимной любви и сочувствии друг к другу. С нами жили моя бабушка и три её одинокие сестры, по разным жизненным трагическим обстоятельствам оказавшиеся под конец жизни вместе. У нас в семье из 8 человек, невзирая на все тяготы, никогда не было ссор и недомолвок. Все трудились и помогали друг другу. Когда не было денег на самое необходимое, моя бабушка продала своё обручальное кольцо, чтобы купить продукты для внуков.


Петр Иванович, находясь после ранений в госпиталях, от старого русского врача перенял знания по приготовлению настоев целебных растений и помогал ему в лечении раненых. Особенно ценился чай со зверобоем и мох сфагнум при незаживающих ранах.


Отец научил нас разбираться в лекарственных растениях и летом мы собирали и сушили липовый цвет, зверобой, мяту, чистотел. Тогда Малаховка была ещё чистым дачным посёлком. А в ближайших подмосковных лесах, ныне сплошь застроенных дачами, росли грибы. Папа после тяжёлой шестидневной рабочей недели шёл с нами в Лукьяновский лес и давал уроки природоведения: как определить стороны света? какие грибы ядовитые и какие съедобные? как сплести корзинку? как построить шалаш? как развести костёр без дыма? Всё это он прекрасно знал. Будучи сапёром и десантником, он возводил мосты для переправы пехоты, строил блиндажи с накатом, ночевал со своими солдатами в снегу и в шалашах из ельника.


Петру Ивановичу очень хотелось побывать на своей малой Родине и в 1952 году, собрав последние гроши, мы отправились в Севский район на Юрасов хутор. Боже мой! Мы были потрясены масштабами разрушений! По дороге мы видели полностью выжженные деревни, заросшие кустарником разбомблённые дороги и беспросветную нищету. Отцу удалось повидаться с родственниками и он был счастлив этими встречами.


Только в 1973 году мои родители впервые получили в Томилино благоустроенную квартиру, но прожил в ней папа совсем недолго. Случилась трагедия. Погиб мой отец не от рук фашистов, а от преступной врачебной ошибки. Перед уходом на пенсию он проходил в Люберецкой больнице профилактический осмотр и врач, поставив неправильный диагноз, настаивал на немедленной полостной операции.


Во время операции была совершена ещё одна ошибка - скальпель соскользнул из рук хирурга и пропорол поджелудочную железу. Моя мама так и не дождалась хирурга после операции - он скрылся через запасной ход. Через медсестру сбежавший хирург передал, что Сюрина спасёт срочное переливание донорской крови. Кровь незамедлительно сдали не только родственники, но друзья и соседи. Однако переливание крови погибающему не делали.


Пётр Иванович умирал в течении нескольких дней в страшных муках, с тихой печалью поглядывая на свои синеющие ногти. Находясь во время войны в госпиталях, он прекрасно знал об этом признаке угасания.


Мама рыдала в коридоре, а я, оставив свою новорожденную дочку с подругой, сидела у изголовья отца, не в силах ничем ему помочь. Разбирательство в Министерстве здравоохранения не привело к радикальным изменениям в профессиональной деятельности этого врача...


2 апреля этого года будет сорок лет, как Пётр Иванович ушёл из земной жизни. Ему было всего лишь 60 лет и он мечтал нянчить новорожденную внучку, поездить по мирной стране, навестить своих братьев и собирать с ними в родных брянских лесах белые грибы и, наконец-то, поплавать в море. Не сбылось...

 

А я сейчас уже на десять старше своего замечательного, доброго, трудолюбивого отца - отважного героя Великой Отечественной войны Сюрина Петра Ивановича. Царствие ему небесное! Сюрин Пётр Иванович покоится в нашем семейном захоронении Малаховского русского кладбища.

Людмила Исмиева

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse