Новости

Красота и искусство спасут мир


Больше 80 лет дружная семья Чекмарёвых-Кузнецовых-Руф-Коршуновых проживает в Малаховке, в одном из самых живописных мест Подмосковья. На их уютном приусадебном участке прекрасный фруктовый сад, много цветов и что особенно хочется отметить – здесь всегда царит творческая атмосфера. И это неспроста. Виктория Георгиевна, глава семейства, выпускница Московской консерватории, больше сорока лет преподавала на кафедре хорового дирижирования в столичных музыкальных учебных заведениях. Леонид Трофимович, её супруг, был известным художником, он писал удивительные картины, занимался иллюстрированием книг. По его стопам пошла и внучка Ася, и её муж Иван, они тоже художники.


Жить в гармонии с собой и окружающим миром – вот одна из наиболее важных составляющих для этой удивительной творческой семьи. «Надо уметь прощать людям их слабости и ошибки. Это верный ключ к счастливому долголетию. И ни в коем случае не накапливать обиды. Они губят душу, разрушают внутренний мир и мешают испытывать искреннюю радость, – говорит Виктория Георгиевна. – Мне повезло, моя семья отличается гармонией в отношениях и радостью в мироощущении, светлые стороны жизни всегда заслуживают большего внимания, чем тёмные».


Сегодня, 11 июля, В.Г. Кузнецова будет принимать поздравления в связи со своим большим юбилеем. Своего возраста она не скрывает. Ей исполняется девяносто. Но ни сама Виктория Георгиевна, ни её родные и друзья, этого не замечают. И называют её только Иной.


- И мне это очень приятно, – признаётся она во время нашей беседы. – Родители назвали меня Викториной, по паспорту я – Виктория, крестилась под именем Вероника, но для всех я осталась Иной. И замечательно. (Улыбается).


Родилась я в Саратовской губернии. Георгий Фёдорович, мой отец, был агрономом при Министерстве сельского хозяйства СССР. В конце двадцатых годов его пригласили работать в Москву. Он получил небольшую комнатку в деревянном доме на улице Семашко недалеко от железнодорожной платформы «Перловская». Сюда в 1930 году переехали и мы с мамой.


Отец музыкального образования не имел, но к любым произведениям искусства относился очень трепетно. Умел играть на всех инструментах, которые были в нашем доме – гитаре, балалайке, скрипке, фортепиано… И ведь никто его не учил. Самородок! А Анна Алексеевна, моя мама, в течение 30 лет была директором начальной школы в Тайнинке, это по соседству с Перловкой.


Училась я сразу в двух школах: общеобразовательной и музыкальной – по классу фортепиано. Хорошо помню, как летом 1941 года с ребятами наблюдали за пролетающими над нами самолётами. Но до последнего дня нам не верилось, что война придёт и на территорию СССР. Потом начались бомбёжки. И стало страшно. Навсегда в моей памяти оставил отпечаток разбитый эшелон с ранеными, который я увидела, приехав на Лосиноостровскую, где находилась музыкальная школа. Всё в крови, вокруг разбросаны тела наших бойцов… Тяжело вспоминать.


Окончив обе школы, я училась в музыкальном училище при Московской консерватории. А дальше дилемма: или поступать на философский факультет Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, или – в консерваторию. Решила подать документы в оба вуза. В МГУ отнесла аттестат зрелости, а в консерваторию – диплом музыкального училища. Удача! Поступила и туда, и туда. Ума не приложу, как мне удавалось совмещать учёбу. (Смеётся).


В консерватории училась у профессора К.Б. Птицы. Очень интеллигентный человек, из семьи священнослужителей. Когда в 1974 году А.В. Свешников ушёл с должности ректора, на его место предложили кандидатуру Птицы. Но Клавдий Борисович сразу сказал, что его не назначат, поскольку, во-первых, он человек верующий, а во-вторых, из семьи священников, пострадавших от сталинских репрессий. И его действительно не утвердили.


Училась в одно время с Алей Пахмутовой, Андреем Эшпаем и Николаем Коретниковым. Кстати, в Малаховке, в нескольких домах от нашего, в 1940-е годы жил будущий муж Пахмутовой – известный поэт-песенник Николай Добронравов.


В 1953 году я успешно окончила дирижёрско-хоровой факультет консерватории, а год спустя – философский факультет МГУ. Несколько лет проработала в институте имени Гнесиных, была ассистентом у К.Б. Птицы, который в то время возглавлял факультет хорового дирижирования. Около пяти лет работала старшим методистом в одном из отделов Министерства культуры СССР, курировала музыкальные училища Советского Союза.


Потом вела хоровой класс, преподавала дирижирование, хоровые и теоретические дисциплины в родном музыкальном училище при консерватории. А после – долгие годы работала на кафедре хорового дирижирования в Московском государственном институте культуры.


Завершила свой педагогический путь уже в 90-е годы. Но связь со своими выпускниками я не теряю. Мы часто общаемся, они приезжают к нам в гости.


- Ваш супруг был известным художником. Расскажите, как вы познакомились?


- О, это отдельная страница нашей жизни. Мой двоюродный брат Евгений Шатько, будущий сценарист, учился во ВГИКе. И в годы учёбы он жил в одной комнате общежития вместе с Геной Юхтиным (ныне известным киноактёром, с которым наша семья до сих пор очень дружна) и Лёней Кузнецовым. После окончания института, они стали снимать комнату на улице Воровского, недалеко от Гнесинки, где я работала в те годы.


Однажды зимним вечером Женя пригласил меня к ним в гости. Здесь я и познакомилась с ребятами. Когда стемнело, собиралась ехать домой, и Лёня предложил меня проводить. Согласилась. И с тех пор мы не расставались. В начале 1956 года расписались, а уже в ноябре у нас родилась дочь Вера. Вместе с Леонидом Трофимовичем мы прожили почти 51 год. Светлая ему память.


Картины Л.Т. Кузнецова украшают спальню Виктории Георгиевны. Его работы придают комнате ощущение спокойствия и умиротворения. «Всё-таки неслучайно мой отец часто повторял, что красота и искусство спасут мир, – вспоминает в завершение нашей встречи Ина. – Я полностью с ним согласна».

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse