Новости

Женя. Женечка. Марица!



Живая легенда Краснодарского края Евгения Михайловна Белоусова уже шесть лет не выходит на сцену. Здоровье пошаливает, да и годы своё берут. Первая и единственная Народная артистка Кубани своих лет не скрывает. Ей 92! «Но только не обращайся ко мне, пожалуйста, по имени-отчеству, – просит меня актриса. – Можно просто Женя. Или Женечка».


Узнав, что к ней в гости придёт журналист, она нарядилась, накрасила губы, подвела глаза. На голове бирюзового цвета чалма, на плечи накинут изящный шарфик – всё в тон. «Очень я люблю этот цвет, – признаётся Евгения Михайловна. И обожаю петь. Конечно, до сих пор скучаю по сцене и по своим чудесным партнёрам по спектаклям. Но со мной всегда рядом мои самые близкие люди – Раечка и Витя. Они часто создают мне дома праздник. Может, споём?»


Виктор взял в руки баян, и мы окунулись в какую-то удивительно сказочную атмосферу. Я даже подумать не мог о том, что у меня появится возможность услышать живьём приму Краснодарского театра оперетты, на сцене которого Белоусова блистала больше полувека. Вместе мы спели её любимые «Ландыши», «Катюшу», «Смуглянку», «Каким ты был, таким ты и остался»…


Евгения Михайловна была готова петь весь день. И несмотря на то, что арии из оперетт в этот вечер не звучали, те, кто уже долгие годы лично знаком с этой потрясающей женщиной, обладающей аристократическими манерами, прекрасно знают, что в душе она всё та же молодая красавица Марица и несравненная Сильва.


Белоусова сыграла более ста ролей, создав яркие и неповторимые образы своих героинь. «Принцесса цирка», «Весёлая вдова», «Цыганский барон», «Баядера», «Фраскита», «Летучая мышь», конечно, «Марица» и «Сильва».


Живёт сейчас актриса в основном воспоминаниями – одни греют ей душу, другие вызывают слёзы и тревогу. Многое пришлось пережить будущей легенде Краснодарской оперетты.

 

- Псковская губерния. С ней связаны самые первые годы моей жизни. До трёх лет я жила у бабушки Маруси и дедушки Вани в деревне. Потом наша семья – папа Михаил Кононович и мама Александра Ивановна – переехала в Ленинград, и мы стали жить на Васильевском острове.


- Ваше детство и юность пришлись на страшные годы, военные. Откуда же такая любовь к музыке?


- Она у меня с ранних лет. Ведь творческая жизнь моя началась с балетной студии. Потом пела в хоре при районном Доме культуры. А немного позже выступала в ансамбле песни и пляски ленинградского Дворца пионеров, которым руководил знаменитый композитор Исаак Дунаевский. Он был достаточно требовательным педагогом, но меня почему-то из других ребят выделял. И даже доверил мне солировать в песне, ставшей впоследствии одним из символов советской эпохи.


- Марш пионеров «Эх, хорошо в стране советской жить»?


- Верно. Нас уже готовили ехать на детский фестиваль, но… началась война. Тогда, летом сорок первого года, я гостила у бабушки с дедушкой в Псковской области. И с началом Великой Отечественной, чтобы не попасть в плен, ушла к партизанам.


Узнав о моём вокальном даре, командир отряда отправил меня в концертную бригаду, созданную попавшими в оккупацию артистами. В то время полицаи ещё не зверствовали и разрешали нам выступать в клубах.


Как связная, я собирала сведения о перемещениях фашистов и военной техники. А в конце 1943 года, с приближением фронта, начались облавы. Вражеским захватчикам удалось раскрыть агентурную сеть. И связная Зиночка, моя напарница, не выдержав пыток, меня выдала.


13 февраля 1944 года Женю взяли в плен. Долго били, издевались над ней. В итоге приговорили к расстрелу.


- До сих пор помню полицая-латыша Сашу Башко. Каким-то чудом он выхватил меня из толпы. И спас. Несколько дней парень ходил по начальникам, убеждал их, якобы я – его жена. А вскоре Саша признался, что нравлюсь ему, и он давно положил на меня глаз, – продолжает актриса. – А когда ему дали небольшой отпуск, он решил отвезти меня к родным в имение под Ригой. Прошло чуть больше месяца, и едва он вернулся на службу, я сбежала. Пока добиралась в расположение советских войск, побывала в тюрьме в Шяуляе.


Но когда подтвердились сведения о моём партизанском прошлом, меня направили на работу в Вильнюсскую филармонию. Стала петь в концертной бригаде, которая обслуживала армию Жукова.


В сентябре 1944 года приехала в Ленинград навестить маму. Она открыла дверь и, увидев меня, упала в обморок. Ведь родные считали меня погибшей…


Вследствие доносов квартирантки, на следующий день меня арестовали. НКВД не простил мне роман с Башко. Следователь негодовал: как я, советская партизанка, могла оставить в живых мужа-полицая... И дали мне десять лет каторжных работ за «измену Родине».


В лагерях Белоусова провела без четырёх месяцев десять лет. Последний день её тюремной жизни выпал на 27 января 1954 года.


- После Воркуты хотела вернуться в родной Ленинград. Но… я же была репрессирована по 58-й статье. А потому была ограничена в своих правах. «Сто первый километр», и никуда от этого не деться.


- В те же годы, когда Вы попали в Воркутлаг, там отбывали наказание и такие известные деятели культуры как театральный режиссёр Борис Мордвинов, артистка Московского мюзик-холла Валентина Токарская, оперный певец Борис Дейнека… И здесь уже создавался «Театр за колючей проволокой», ныне – Воркутинский драмтеатр. Вас сразу принял в свою команду этот дружный творческий коллектив единомышленников?


- Да, и здесь я сыграла много интересных ролей, в том числе Ольгу в «Евгении Онегине», Любашу в «Царской невесте». Вообще, я всегда была жадной до ролей. Если б сама не хваталась за любую интересную мне роль, может, и не сыграла бы в стольких спектаклях. И это не только в Воркуте, но и в Краснодарской оперетте.


 

Выйдя в 1954 году из лагеря, услышала, что в Москве есть ярмарка актёров. Дали мне какое-то старенькое чужое пальтишко, и я отправилась в столицу. Конечно, здесь нужно было показать своё мастерство на все сто. Исполнила несколько песен. И не зря. Оценку получила высокую. Но особенно мои творческие и вокальные данные оценил Андроник Исагулян, директор Краснодарского театра музыкальной комедии. Видимо я действительно ему очень понравилась, потому что как он меня только не уговаривал поехать в Краснодар. И морем соблазнить пытался, и солнцем, и даже недорогими и сочными овощами и фруктами. Вот помидорами-то он меня и «купил». (Смеётся). Так я приехала в Краснодар. И меня стали постепенно вводить на роли. В скором времени театр должен был отправиться на гастроли в Сочи. Но актриса, исполнявшая главную роль, – Марицу – заболела. За два дня я выучила эту роль и поехала с коллективом на гастроли. Успех был колоссальный. А роль Марицы стала для меня судьбоносной: мало того, что я играла её в нашем театре в течении почти двух десятилетий, так ещё благодаря этой чудесной оперетте Кальмана я познакомилась со своим будущим мужем Павлом Уваровым. Ну, точнее он со мной. (Улыбается).


- Что же это за история такая?


- В начале 60-х годов мы были на гастролях в Сочи. Отыграла спектакль, вернулась в гостиницу «Приморская». Прилегла отдохнуть, вдруг слышу стук камушка о стекло. Выглядываю в окно, стоит молодой человек: «Марица, вы ранили меня в самое сердце». Смутилась, но не подала виду.


Наутро выхожу из гостиницы, а он стоит на том же месте. «Вы что, ненормальный?» – спрашиваю его. Он улыбается. «А где вы видели нормальных влюблённых?» Мы познакомились, пригласила его пойти с нами на пляж. Узнала, что Павел военный врач, хирург, приехал в отпуск из Мурманской области. Но когда я выяснила, что он на восемь лет меня моложе – сразу в голове промелькнула мысль: «Вот детского сада-то мне ещё здесь и не хватает». (Смеётся). На следующий день мы поужинали в ресторане, но вдруг внезапно начался дождь. Паша донёс меня на руках в гостиницу. И я поняла, что тоже влюблена. В результате такого случайного, но судьбоносного знакомства мы расписались. И прожили с Пал Палычем почти 50 счастливых лет.


Больше полувека Е.М. Уварова-Белоусова прожила с клеймом «врага народа». Справедливость восторжествовала лишь в 1989 году: за отсутствием состава преступления её реабилитировали.

 

- Евгению Михайловну боготворили не только коллеги по сцене и зрители, но и все местные кошки, – вспоминает руководитель театра «Люберецкая оперетта» Александр Чайка, с 1993 по 2004 артист-вокалист Краснодарского театра оперетты. – Её изящная дамская сумочка, с которой она приходила в родной театр, оттягивала плечо, поскольку всегда была набита кормом для бездомных кошек. И если у служебного входа было полно четвероногих друзей, весь театр знал – Белоусова пришла.


Да, кошек у актрисы всегда было много. И в квартире, и в театре. Сегодня домашних питомцев у неё нет, но вся спальня увешана «портретами» братьев наших меньших.


Пожалуй, символично, что воспоминания легенды Краснодарской оперетты мы публикуем сегодня, 29 сентября. Именно в этот день, в 1960 году, Евгении Белоусовой было присвоено звание Заслуженной артистки РСФСР.


  

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива Евгении Белоусовой

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse