Новости

И нет в ней покоя. Гори, но живи!



В минувший понедельник, 6 ноября, отметила свой большой юбилей В.К. Чурьяковская. Заслуженного учителя Российской Федерации чествовали не где-нибудь, а в её родной школе-гимназии № 41. Весь вечер Валентину Карповну поздравляли друзья и коллеги, выпускники разных лет, руководители образовательных учреждений.

Она, безусловно, женщина с активной жизненной позицией и неуёмной энергией. Идёт по жизни с оптимизмом, не останавливается на достигнутом и по-прежнему остаётся неравнодушным человеком, всегда переживая за окружающих её людей.


Родилась Валентина в городе Горловке Донецкой области. С началом войны, в июле 1941 года, её отца Карпа Петровича Логачёва призвали в армию, служил в Морфлоте. Но домой он так и не вернулся, пропал без вести во время обороны Одессы.


- Когда в Горловку пришли немцы, они выгнали нас из квартиры, а в нашем двухэтажном доме организовали госпиталь, – вспоминает Валентина Карповна. – Хоть совсем маленькими мы были, но до сих пор помню случай, как раненые немцы высовывались из окон госпиталя и под предлогом того, что скинут нам конфетки, подзывали поближе. Но стоило подбежать, как они вмиг окатывали нас водой.


Жить было негде, и Елена Ивановна, наша мама, вместе с четырьмя детьми и бабушкой, загрузив на телегу кое-какие вещи, отправилась в село Жигаево Конышёвского района Курской области, где находился её отчий дом. (Ведь в Украину они с отцом попали по вербовке. Папа работал здесь штукатуром-маляром в строительных бригадах, а мама занималась домашними делами и сидела с детьми).


Дорога в Жигаево казалась мне длинной-длинной. Впереди лошадь тянула телегу с вещами, и на ней лежала больная бабушка. Шли полями, лугами. Чуть ветер – сразу пыль поднимается столбом. Ничего не видно. А я плелась где-то сзади. Мама оглянулась – меня нигде нет. Остановила она телегу и вернулась немного назад. Увидела, что сижу у дороги на корточках и что-то очень крепко сжимаю в руке. Разжав её, она увидела лежащей на ладошке маленький пыльный прожжённый солнцем сухарик. Я подобрала его на земле. Честное слово, приятнее и родней запаха чёрного хлеба для меня ничего нет. По сей день не смею себе позволить не доесть или выбросить кусочек хлеба.


До Жигаева мы добрались уже без бабушки, она умерла в дороге. Но… здесь тоже жить было негде. Наш дом был стёрт с лица земли. Ютились в землянках, там же зимовали.


Война окончилась. Наступил голодный 1947 год. Люди не могли ходить на двух ногах. Падали без сил. Помню, как на четвереньках мы заползали в поле, срывали колоски, растирали их в ладошках и ели. Слава Богу, выжили.


Через несколько лет старшая сестра Шура по вербовке уехала в Люблино. Работала в совхозе им. Горького. К тому времени я уже успела окончить семь классов, и наша семья тоже перебралась в Подмосковье.


В столице я поступила в техникум лёгкой промышленности. Получила специальность техника-технолога швейного производства и в 1957 году по распределению попала сменным мастером на фабрику в город Грязи Липецкой области. Но вскоре сильно заболела наша мама, и меня перевели в Люберцы, на небольшую швейную фабрику, находящуюся рядом с платформой «Ухтомская».


Как раз в те годы в школах вводилось производственное обучение. Ученики стали приходить к нам на практику, и меня назначили исполняющей обязанности технорука. А в 1960 году я получила предложение – работать в школе № 4 г. Люберцы учителем трудового обучения. Поступила на вечернее отделение Московского государственного пединститута им. Ленина. Конечно, немало пришлось перелопатить педагогической литературы. Через несколько лет стала завучем по воспитательной работе. Но в 1971 году, когда в 115 квартале открывалась школа-новостройка, Т.В. Медведева, назначенная туда директором, предложила пойти вместе с ней – на должность завуча по учебно-воспитательной работе.


Школы, перегруженные детьми, конечно, в первую очередь старались отдать нам отстающих учеников и хулиганов. Поэтому за основу мы взяли сильную воспитательную работу. Как завуч занималась и комплектованием классов, и составлением расписания, а как учитель вела уроки географии.


Когда в 1981 году в микрорайоне открылась ещё одна школа, 41-я, меня назначили её руководителем. За сравнительно небольшой период сумела создать в тесном союзе с общественными организациями творческий работоспособный педагогический коллектив и сильную учебно-материальную базу, что позволило нам активно включиться в инновационную деятельность по формированию школы повышенного уровня обучения. С 1991 года наше образовательное учреждение одним из первых в Подмосковье в процессе опытно-экспериментальной деятельности успешно отработало модель гимназического образования. Так, средняя общеобразовательная школа № 41 первой в Люберецком районе благополучно прошла аттестацию и аккредитацию, получив статус гимназии.


Директор школы не должен останавливаться на достигнутых результатах, однако реально активно работать руководителем образовательного учреждения можно лет пятнадцать, не больше. И в 1998 году я решила уйти на заслуженный отдых. Но не тут-то было: меня пригласили «немножко поработать» в методическом центре комитета по образованию Люберецкого района. Согласилась. А через несколько лет меня переманили в министерство образования Московской области, занималась вопросами лицензирования, аттестации и аккредитации образовательных учреждений.


Мой трудовой стаж составляет без малого полвека, 43 года из них я посвятила Люберецкому району. Последние 12 лет не работаю, но принимаю активное участие в деятельности Совета старейшин работников образования городского округа Люберцы. И моя задача здесь – совместно с профсоюзными организациями образовательных учреждений выявлять одиноких пожилых учителей и воспитателей, а также людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Им нужно своевременно оказывать моральную, психологическую, а кому и материальную помощь. Да, круг забот очень большой. Но никто и не говорил, что будет легко.


Ещё Валентина Карповна продолжает заниматься другой общественной деятельностью. Она болеет за чистоту в подъезде и во дворе своего дома.


«И очень хочу добиться, чтобы в России на федеральном уровне, наконец, узаконили статус «Детей войны», – с волнением говорит В.К. Чурьяковская. – Государство должно помочь нашим ветеранам достойно дожить свой век».


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse