Новости

Не выпивала, не курила, не ругалась чёрным словом


Александре Иосифовне Лукашиной в ноябре исполнилось 100 лет. В столь почтенном возрасте у неё по-прежнему живые глаза, светлая голова, добрый и неподкупный взгляд, озорная улыбка. Но только родные и близкие ей люди знают, сколько горя пришлось пережить бабушке Шуре. В 1930-е годы её семья подверглась сталинским репрессиям, с началом войны муж ушёл на фронт, и ей одной пришлось поднимать на ноги троих детей. В 1944 году он вернулся, но… с тяжёлым ранением в голову. Однако Александра Иосифовна никогда не отчаивалась, ведь за каждым несчастьем всегда открывается другая дорога, которая ведёт к бескрайним просторам радости и любви.


Бабушка Шура родилась в 50 километрах от Рязани, в деревне Большое Фурсово. У родителей было десятеро детей. Все жили очень дружно и весело. Каждый вечер собирались за общим столом, пели песни. Ну а в праздники, конечно, гуляли всей деревней.


- Вели мы своё хозяйство, разводили пчёл, держали лошадь, корову, кур, уток, выращивали в огороде овощи, – вспоминает Александра Иосифовна. – Как и многие жители деревни, я тоже работала в колхозе «Рассвет». Собирала сено с полей, вязала его в снопы, затем укладывала в стога на хранение.


Коровы наши паслись на лугу рядом с речкой. Здесь же щипали травку и куры, и утки с утятами. Но стоило коровам пойти на водопой, за ними тут же бежали все пернатые. Утята частенько плескались у них под ногами. Но чтобы их случайно коровы не задавили в воде, я надевала фартук, заходила в речку и по одному собирала в глубокий карман утят.


В 1930-е годы нашу семью раскулачили, а родителей репрессировали. У нас отобрали и хозяйство, и дом. Стали мы скитаться по каким-то сараям…


Варвара Константиновна, моя мама, ещё в детстве научила меня шить и вязать. И себе платья да сарафаны я шила, и маме с сёстрами. Однажды об этом узнала наш бригадир и попросила сшить платье и для неё. Но я вежливо отказалась, ведь на это тоже нужно было время, а где его взять? От рассвета до заката вкалывала в колхозе, а вечером с детьми сидела, да и домашними делами занималась.


За свой отказ я всё-таки поплатилась: бригадир отправила меня бороновать огромное поле в село Остроухово (это в нескольких километрах от нашей деревни). Одну! Хотя столько мужиков в Большом Фурсове было…


Сейчас ещё вспоминаю, как распустила мамино тканое шерстяное одеяло и связала из него большой ковёр – с красивым цветочным орнаментом. Все старушки из соседних дворов сбежались поглядеть на моё рукоделие. (Смеётся). А рисунок я подглядела в журнале. Муж-то мой Фёдор Егорович был заведующим деревенским клубом. А там выписывали много интересных журналов – «Крестьянку», «Работницу», «Огонёк». Здесь рисунок для своего ковра и присмотрела.


Замуж я вышла рано, в 18 лет. Уже в 1936 году у нас родился Юра, в конце декабря 1938 года – Зиночка, а 1 января 1941 года – Маша.


В войну, когда супруг ушёл на фронт, я брала детей в охапку и – в колхоз. Коров доила, за телятами ухаживала, на веялке работала, словом – все наши поля прошла вдоль и поперёк.


Под Ржевом муж получил тяжёлое ранение в голову, вследствие чего несколько месяцев восстанавливался в госпитале. И только в начале 1944-го вернулся домой. В том же году, 5 декабря, у нас родился четвёртый ребёнок, Зоенька.


После Великой Отечественной много лет отработала на консервном заводе в Михайлове, закатывала банки – огурцы, помидоры, фрукты и ягоды. Уйдя на пенсию, последние сорок пять лет живу с младшей дочкой и её супругом на Люберецкой земле. Сначала в Котельниках, а последние 35 лет – на улице Побратимов в Люберцах.


В чём секрет моего долголетия? Всю жизнь работала на свежем воздухе. Не выпивала, не курила, никогда не ругалась чёрным словом. А ещё я из семьи долгожителей. Моей сестре Валентине Осиповне в октябре исполнилось 90. А Лев Никанорович, наш дедушка, прожил 105 лет. К нему, кстати, тоже несколько раз приезжали журналисты из Москвы, расспрашивали о жизни, о его трудовом пути. Ох и ловким дед Левон был рассказчиком.


Почему, спросишь, у меня с родной сестрой разные отчества? Так здесь всё просто. Нашего отца звали Осип Львович. Однако, когда я получала паспорт, была допущена ошибка. И я стала Александрой Иосифовной. (Улыбается).


Дома без дела не сижу. Читаю разные газеты и журналы, в том числе «Люберецкую газету», смотрю телевизор. И всё без очков.

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse