Новости

В зоне военных действий



В преддверии Дня защитника Отечества мы встретились с участником локальных войн и вооружённых конфликтов, организованных в 90-х годах, люберчанином Сергеем Авешниковым – кавалером знака «Участник боевых действий», знака II степени «За отличие в службе внутренних войск МВД России» и нагрудного знака «Отличник милиции». Проходя службу в рядах Советской армии, он выполнял интернациональный долг в Нагорном Карабахе, а годами позже был в зоне боевых действий в Чечне.


Сергей родился 1 марта в Люберцах. Окончив школу № 44, он поступил в профтехучилище им. Гагарина. Обучался по специальности «оператор станков с числовым программным управлением», производственную практику проходил на заводе сельхозмашиностроения им. Ухтомского. В 1990 году, получив диплом, был призван в армию. От люберецкого военкомата всех призывников привезли на распределительный пункт в Железнодорожный, откуда десятерых люберчан, в том числе и Сергея Авешникова 25 декабря направили служить в Амурскую область.


- Семь часов лёту – и мы в Благовещенске. На улице дубак, а переодеться не во что, – вспоминает Сергей. – Здесь нас сразу «поселили» в заброшенном спортзале, расположенном на территории расформированной воинской части танковых войск. На улице сорокаградусный мороз, и ветер гуляет по зданию, как у себя дома – ведь в помещении не было ни одного целого окна. Согревала душу и поднимала настроение только надпись «Люберцы», намалёванная под крышей зелёной краской кем-то из солдат, проходивших в своё время службу в этой воинской части.


После трёх месяцев «учебки», в начале марта 1991 года, нам выдали форму и направили исполнять интернациональный долг в Нагорный Карабах. Уже через 12 часов на военно-транспортном самолёте мы приземлились в азербайджанском аэропорту Гянджа. По распределению я попал в горный райцентр Гадрут. Перед нами была поставлена задача: охранять блокпосты и, конечно, местных жителей (во время их работы на пахотных землях) и их отары.


Питьевая вода в горах – на вес золота. Да и вообще с едой была напряжёнка: на обед давали какую-то жидкую похлёбку с плавающей сверху варёной луковицей и маринованный зелёный перец. Приходилось есть голубей. Иногда в горных речках ловили маленьких крабов, ели черепах и змей – вот это было вкусно. (Улыбается).


Три месяца спустя мы вернулись в Благовещенск, где продолжили службу, а уже ранней весной нас отправили в Будённовск. Здесь мы тоже стояли на блокпостах на въезде в город. Уже отсюда привезли нас в Краснодар – охранять самые крупные посты ГАИ, находящиеся на окраинах кубанской столицы. И если в Будённовске мы жили в здании бывшего ЛТП, то в Краснодаре – в одном из корпусов бывшего профтехучилища.


Осенью 1992 года я демобилизовался, вернувшись в Люберцы, прошёл медкомиссию и устроился в милицию. И проработал в Люберецком УВД до конца 2016 года.


В декабре 1999 года поехали в Чеченскую Республику, стояли в Гудермесе. Как раз в начале 2000 года, когда состоялся последний штурм города Грозного, усиливалась группировка, и мы вошли в самый первый Сводный отряд милиции. Вместо должных 40 дней мы провели в Чечне ровно сто. Занимались охраной общественного порядка и охраной блокпостов. К счастью, домой вернулись без потерь. До сих пор поддерживаю товарищеские отношения с моими сослуживцами Колей Авакумовым и Лёшей Ширниным.


Сегодня Сергей по-прежнему живёт в Люберцах. У него уже взрослый сын Руслан и подрастает дочь Ангелинка, 15 марта ей исполнится 6 лет.

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse