Новости

Судьба русского человека

Ветерану Великой Отечественной войны Александру Фёдоровичу Жигунову 17 февраля исполнилось 90 лет. Поздравили его в этот день не только родные и друзья, но и председатель Совета ветеранов Городков «А» и «Б» Иван Авраменко, с которым, как выяснилось, они долгие годы трудились в ГосНИИ эксплуатации и ремонта авиационной техники № 13 в Люберцах.

Тяжёлые испытания свалились на плечи А. Жигунова ещё в конце тридцатых годов, когда в период гонений на Русскую православную церковь арестовали его отца. Потом, в 1941-м, началась война. Жителям Смоленской области пришлось несладко. Вспомним хотя бы вяземский «котёл», оккупацию. В Великую Отечественную Жигуновы потеряли двоих братьев и мать. За старшего в семье остался 15-летний Саша. …Не будем опережать события и слово предоставим Александру Фёдоровичу Жигунову.


- Нас у родителей было шестеро, старший – Иван – 1911 года рождения, а сестра, она самая младшая, – 1935-го. Жили мы на Смоленщине, в деревне Панфилово Вяземского района. Папа был дьяконом, он служил в Покровской церкви, расположенной в соседнем с нами селе Покрове. Помню, в январе 1938 года нагрянули к нам три солдата с винтовками и отца забрали. Больше мы его никогда не видели. Мама осталась с нами, маленькими детьми, один на один с горем. Уже в феврале, когда я поехал с ней в Вязьму, куда увезли отца, его уже не было в живых. Расстреляли. (В начале 1990-х годов за отсутствием состава преступления Фёдора Матвеевича Жигунова 1890 г.р. реабилитировали – прим. авт.)


К началу Великой Отечественной я успел окончить пять классов. Тяжело и страшно вспоминать то время. Враг подошёл быстро, и мы оказались на оккупированной территории. В Панфилове немцы не оставили ни одного дома – всё сожгли. Вероятно, оккупанты боялись партизан, ведь наша деревня находилась рядом с лесом. Пришлось нам «переселиться» в окоп. Пока оставалась крупа, которую мы успели вынести из дома, варили себе похлёбку, а когда все запасы закончились, питались полугнилой картошкой и толчёными листьями конского щавеля.


Несколько раз немцы выгоняли нашу семью из окопа, перетряхивали вещи, очевидно, они искали оружие. Но у нас ничего не было. Ведь даже когда я находил в блиндажах пистолеты и винтовки, сразу относил их в милицию.


Летом 1943 года мы получили похоронку на Ивана, погибшего в Калининской области. В сентябре умерла мама, а в ноябре пропал без вести брат Николай. К счастью, нас, сирот, забрал в Вязьму в свою семью двоюродный брат. Он с женой и ребёнком жил в одной комнате, а нам предоставил вторую.


Через несколько лет меня призвали в армию. Попал в зенитную артиллерию малого калибра, в течение трёх лет служил в ГДР, в г. Стендаль. Демобилизовавшись, приехал в Москву, где жил ещё один мой двоюродный брат. Но с трудоустройством было сложно. Весь город объездил – никуда меня не брали. Повезло, что случайно встретил на улице своего сослуживца. Он мне посоветовал показаться на одну из крупнейших в столице сортировочных станций Курского направления Московской железной дороги. Пришёл я в контору, и меня взяли на работу башмачником. Да, есть такая профессия «вагоны ловить». Опасная, сколько в ту бытность ребят покалечили идущие железнодорожные составы… Там же, на улице Кухмистерова, что недалеко от платформы Люблино, мне предоставили общежитие. А в 1957 году я женился. С Галиной мы прожили почти 60 лет. Вместе вырастили двоих детей Геннадия и Нину, помогали в воспитании внуков.


Переехав в Люберцы, Александр Фёдорович больше 20 лет отработал слесарем-ремонтником в Государственном научно-исследовательском институте эксплуатации и ремонта авиационной техники. За успехи в труде он награждён знаками «Победитель социалистического соревнования», «Отличник социалистического соревнования Министерства обороны СССР» и медалью «Ветеран труда».

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse