Новости

Бегу впереди паровоза всю свою жизнь



С именем Валентины Ивановны Завьяловой неразрывно связана история развития кадетского движения в Люберцах. Именно она, будущий Заслуженный учитель Российской Федерации, в 1994 году стала первым директором средней общеобразовательной школы № 45, получившей спустя десять лет статус кадетской.


Ушедший 2017 год стал для В.И. Завьяловой богатым на события: вместе с мужем Виктором Ефимовичем 18 января они отметили золотую свадьбу, 50 лет назад Валентина Ивановна окончила пединститут и, получив диплом, сразу приступила к работе учителем физики в школе литовского города Паневежиса, куда уехала вслед за супругом, проходившим здесь службу. А ещё в прошлом году состоялся её последний выпуск в кадетской школе. Но точку в педагогической деятельности она не поставила, Валентина Ивановна продолжает заниматься с одиннадцатиклассниками, готовящимися сдавать ЕГЭ по физике.

 

- В семье я поздний ребёнок, – вспоминает В.И. Завьялова. – Я родилась, когда моему отцу было 50 лет, поэтому он всё время торопился, чтобы успеть меня выучить. В школу я пошла в шестилетнем возрасте и окончила её всего с одной «четвёркой» по физкультуре. Хотя у нас был удивительный учитель Аркадий Павлович Губанов – акробат и боксёр в одном лице. Но ведь для нас, сибиряков, лыжный вид спорта был самым дешёвым, и только снег покрывает землю – начинаются занятия на лыжах. А это ну совсем не профиль нашего физрука. (Улыбается). Мы могли уйти километров за десять на лыжах, а зимой-то день короткий – уже ночь на дворе, а мы всё никак с классом из леса не выползем. И Аркадий Павлович, конечно, с нами.


В молодости я хотела стать геологом, поэтому получив аттестат, поступала на геофизический факультет Свердловского горного института, но не прошла по конкурсу. На три группы в 75 человек приняли только трёх девчонок – две из них были уже членами партии (это считалось очень почётно) и одна медалистка. Тогда подала документы на физико-математический факультет Тюменского педагогического института. И поступила. А поскольку учились мы всего четыре года, уже в 20 лет я стала дипломированным специалистом. С того времени и началась моя педагогическая деятельность.


Кстати, с Виктором Завьяловым, моим будущим мужем, мы учились в одной школе и часто вместе участвовали в соревнованиях по лыжным гонкам. После окончания с отличием Ачинского военного авиационно-технического училища он был направлен на службу в Литовскую ССР, в Паневежис. Туда же, окончив пединститут, уехала и я, устроившись здесь учителем физики в единственную в этом городе русскую школу. Кстати, один из моих первых учеников – Олег Ковязин – сегодня тоже живёт в Люберцах.


Должна сказать, что в отличие от своих однокурсниц я трудоустраивалась уже с дипломом. (В то время после окончания вуза его выдавали не сразу – нужно было хотя бы год отработать по специальности. Но поскольку уже на последнем курсе института я вышла замуж, мне выдали «свободный диплом». И никакого направления на работу. Предполагалось, что как супруга военнослужащего я вряд ли буду работать). Уже на следующий год Виктор поступил в Военно-воздушную инженерную академию, и мы переехали в Москву. Здесь я устроилась в столичную школу № 726, что в районе станции метро «Войковская». Какой же там был прекрасный коллектив, как они меня опекали. Даже советовали, как надо мужа снаряжать в командировку. Спустя три года, в 1972 году, супруг окончил академию и получил назначение в Таганрог. И я поехала следом. Устроилась здесь в училище от комбайнового завода, где отработала в течение трёх лет – пока моего Виктора не направили в подмосковные Люберцы. С 17 апреля 1975 года я здесь и работаю. Начинала учителем физики в 42-й школе в 115 квартале, потом в течение двух лет трудилась в методкабинете г. Люберцы. Но эта работа была для меня чужда. И я ушла в школу № 41, преподавала физику. Уже на второй год директор учреждения В.К. Чурьяковская назначила меня завучем.


Работу завуча я люблю, потому что ты всегда находишься среди людей. Без завуча школа сразу умрёт, а без директора можно жить. (Улыбается).


В начале 90-х годов меня назначили директором дзержинской школы № 32, но проработала я здесь всего полгода.


- ???


- Я на всё имею свою точку зрения и при этом обожаю жить и работать в коллективе. Но на педсоветах я часто видела пустые глаза учителей. Новое им было неинтересно, меня почти никто не поддерживал. Так что почувствовала я себя здесь инородным телом я ушла.


Обратилась к заведующей люберецким ГОРОНО Л.Н. Антоновой. Лидия Николаевна пошла мне навстречу. И с апреля 1994 года она назначила меня директором строящейся в Люберцах школы № 45. Пришла я на стройплощадку, сдача была запланирована уже на сентябрь, а здесь даже стены ещё не все возведены, полов не было, часть окон не вставлена. Ну, думаю, не успеют солдаты достроить школу вовремя. Я дневала и ночевала на стройплощадке. К счастью, успели. И нам повезло, сентябрь выдался ясным. Поэтому уроки физкультуры проводились на свежем воздухе, а в это время в спортзале укладывались полы.


Образовательное учреждение по проекту рассчитано на 1260 учеников, и уже в первый год мы приняли 1200 мальчишек и девчонок. Часть ребят перевели из соседних с нами школ №№ 4, 6, 43. И было восемь первых классов!


Уже на следующий год мы открыли один кадетский класс, в нём обучались только мальчики. Даже образовательную программу составляли, опираясь на опыт Московского суворовского венного училища. Но для меня было важно получить статус кадетской школы, а для этого в первую очередь приходилось поддерживать связь с министерством образования Московской области.


Года через четыре на праздник «Приём в кадеты» в нашу школу приехала представительница министерства. Ей всё понравилось, однако она убедительно рекомендовала нам принимать в кадетские классы не только мальчиков, но и девочек. Сначала в классах было по две-три девочки. А теперь их чуть ли не 50 на 50. Хорошо ли это – уже сомневаюсь. Да, на занятиях бальными танцами это, несомненно, приветствуется, но в остальном… уж слишком девочки пошли активные. (Смеётся).


Меня всегда радовали и успокаивали две составляющие: родители, готовые всегда прийти на помощь, и дружный коллектив, состоящий в большинстве своём из молодых талантливых педагогов. Учителя и родители учеников меня во всём поддерживали, а это дорогого стоит.


- Что для Вас школа сегодня, Валентина Ивановна?


- Учреждение, в котором должны быть всегда теплота, добро и внимание. Писатель Виктор Суворов сказал хорошую фразу: «Сильные люди не болеют. Болеют слабые духом». Почему ученики часто хворают? Потому что ходят без настроения. Поставил учитель ученику «двойку», но ты ему докажи, что другого варианта не было, и на следующем уроке эту оценку вы вместе обязательно исправите. Ну не должен ребёнок уходить из школы в плохом настроении или со слезами. А ещё порой мне кажется, что дети всё могут простить учителю. Всё, кроме несправедливости.


- Вы требовательны к себе?


- (Задумалась). Наверное, теперь я стала себя уже жалеть.


- Валентина Ивановна в школе и дома – в чём отличия?


- Дома я строже! И так было всегда. У меня, к сожалению, нет такой близости с собственными детьми – Наталией и Сергеем, как с моими учениками. Чужие дети мне доверяют всё, а вот собственные о чём-то могут недоговорить… Сейчас я от этого очень страдаю.


- Мне кажется, Вы по-прежнему готовы горы свернуть. Это так?


- Сейчас расскажу одну историю, которая характеризует всю мою жизнь. В школу, которая находилась от нашего дома в нескольких километрах, мне почти всегда приходилось ходить пешком. А в районе, где мы жили, активно велась лесозаготовка, брёвна грузили в вагоны-сцепы, а впереди через весь лес по узкоколейке тянул эту подачу паровоз. Зимой я, как обычно, возвращалась домой по шпалам. Слышу – сзади едет паровоз и гудит что есть мочи. Но свернуть мне, восьмилетней девчонке небольшого росточка, было некуда: по обе стороны железной дороги снежные навалы метра под полтора высотой. Если я туда отскочу, то из сугробов мне уже не вылезти. А до ближайшего семафора – метров пятьсот. И я без остановок бежала впереди паровоза по шпалам. Только там дорога была немного расчищена, и я смогла отбежать в сторону, уступив дорогу паровозу. Машинист, конечно, доложил об инциденте моему отцу, работавшему железнодорожным мастером. И папа впервые в жизни как следует меня отругал.


…Так я бегу впереди паровоза всю свою жизнь. И даже когда трудно – никогда не сверну со своей дороги.

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse