Новости

Значит так сошлись звёзды


Заслуженную артистку России обаятельную Анну Фроловцеву знают и любят миллионы отечественных телезрителей. Её яркий образ матери-домохозяйки, заботящейся о своих взрослых сыновьях Косте и Лёне Ворониных, давно для многих стал близким и родным. Одни узнают в Галине Ивановне свою маму, другие – свекровь, соседку или лучшую подругу.

Конечно, сериал «Воронины», который в течение почти 10 лет показывают по телевидению, принёс актрисе Фроловцевой большую известность. Хотя за её плечами не менее полусотни других ролей в кино и почти столько же – на театральных подмостках.

 

- Анна Васильевна, Вы же родились в центре Москвы. По сути, перед Вами были открыты все пути и дороги. Ещё до поступления Вы могли запросто заглянуть в любой вуз, посмотреть, как и чем живут студенты, пообщаться с ними. В отличие от тех же провинциалов, которые едут поступать в столицу со всех концов страны как правило уже в определённый вуз, но не всегда зная заранее, с чем они здесь могут столкнуться.


- В Высшее театральное училище имени М.С. Щепкина я решила поступать сразу. Даже в голове ничего другого не было. Моя мама Зоя Ильинична в своё время тоже хотела стать актрисой, даже поступала в студию Мейерхольда, но ей тогда было всего лет 16, и её не приняли. А позже стало уже не до этого – началась война. Хотя образование мама получила, окончив Московский геодезический институт.


- В одном из своих интервью Вы рассказывали, что она прекрасно шила. Наверное, в детстве Вы были большой модницей?


- Мама окончила курсы шитья, но в основном работала на дому, шила на заказ.


Деревянный домик, в котором мы жили, находился на пересечении Малого Трёхгорного переулка и Рочдельской улицы на Красной Пресне. Он стоял на пригорке, поэтому с улицы казалось, что наши окна даже чуть выше первого этажа, хотя на самом деле мы жили в полуподвале. Удобства все на улице: туалет, водозаборная колонка, сарай. Чтобы зимой не замёрзнуть, а отопление в доме было печное, летом заготавливали дрова. Пилили все по очереди.


Детство у нас было очень весёлое и дружное. Мы гуляли на улице с утра до вечера. Прыгалки, классики, резиночки… Вместе с мальчишками играли в «Казаки-разбойники», «Двенадцать палочек», «Чижик». Какая там модница? Наденешь новое платьице, которое мама перешивала из своих нарядов (жили-то мы небогато), и носишься весь день во дворе с пацанами по сараям да по деревьям. А домой приходишь под вечер – платье уже не узнать. (Смеётся).


Сегодня детство у ребят совсем иное: уткнуться в свои компьютеры или гаджеты, да только их затылки и видишь.


- Но ведь Ваша юность прошла уже в Кузьминках, верно?


- Да, папа Василий Александрович получил двухкомнатную квартиру от Министерства угольной промышленности СССР на улице Юных Ленинцев. Жилых многоэтажек в том районе было немного, всего дома три-четыре и рядом – чудесный парк.


- Слушая Ваши разные воспоминания, понимаешь, что человек Вы очень справедливый. Чего только стоит одна история про одноклассника, за которого Вы вступились перед учителем. Ведь даже после этого случая, подделав мамину подпись, Вы забрали свои документы и ушли из школы.


- Я и сейчас осталась справедливой. Иногда говорю себе: ну держи ты свой рот на замке, но… Иногда возьму и ляпну что-нибудь. (Улыбается). Человек я прямолинейный, не могу молчать, когда вижу несправедливость.


- Не жалеете, что тогда ушли из школы?


- Никогда и ни о чём я не жалею. Значит так сошлись звёзды. Не надо жить прошлым, хотя оно всё равно никуда от тебя не уходит. Нужно жить настоящим! Много чего в жизни мне пришлось пережить. Да, со временем раны притупляются, перестают кровоточить, но шрамы-то остаются. Ни муж, ни брат, ни родители не выходят у меня из головы, каждый день думаю о них. Но живу всё равно сегодняшним днём. И кому могу – помогаю.


- Если уже с детства Вы мечтали стать актрисой, наверняка и кукол перед собой сажали, выступали перед ними?


- Меня больше привлекали мальчишечьи игры. Припоминаю только один эпизод – когда вместе с подружками Галей и Зоей мы соорудили во дворе шалаш и там играли в «Дочки-матери». А вообще я мало играла в куклы, даже не припоминаю, были ли они у меня.


- Зато как будущая актриса с основами парикмахерского дела Вы точно не прогадали…


- Поступая на курсы парикмахерского искусства я прекрасно понимала, что должна научиться делать красивые причёски. В работе мне это помогает до сих пор.


- Перед началом съёмок тоже сами себе делаете причёску и гримируетесь?


- Как правило с нами работают стилисты и гримёры, но заключительную точку в своём образе ставлю сама.


- В театральное училище Вы поступили на курс к удивительному актёру и педагогу – Народному артисту СССР Виктору Коршунову. Лет 10 назад мы встречались с ним на интервью, и Виктор Иванович рассказывал, что первые его выпускники 7 сентября, в День курса, ежегодно собирались за общим столом у него дома. Уже годами позже, когда выпускников у него становилось всё больше, такие встречи стали проводить в «Щепке». После ухода в 2015 году мастера из жизни эта традиция сохранилась?


- Конечно, встречи продолжаются ежегодно, но я в последнее время на них не хожу. Съёмки! Как-то приехала на один из таких вечеров в училище, но с моего курса никого не встретила, в основном там собирается молодёжь.


- Знаю, что на последнем курсе Вы вышли замуж, и чтобы вслед за мужем уехать в Челябинск, куда он попал по распределению, окончив Московский стоматологический институт, попросили себе свободный диплом…


- Виктор Иванович Коршунов нажимал мне на ногу, чтобы молчала о своём замужестве. (Улыбается). Ведь могли отчислить. Получив диплом, уехала к мужу. Юрий работал в поликлинике, а я – в Челябинском драмтеатре. Приехала туда уже зная, что меня примут в труппу, поскольку в Москве по этому поводу встречалась с главным режиссёром театра В.Н. Пановым.


Но я проработала там недолго, хотя и была задействована во многих постановках. Особенно любила роль Мэджи в комедийном спектакле «Моя жена – лгунья», поставленном по пьесе американских драматургов М. Эннекена и М. Мэйо.


Коллеги по сцене прекрасно знали и понимали, что в этом театре я человек временный. Когда забеременела, мы вернулись с Юрой в Москву.


Осенью, 4 сентября, родила сына, а в новогодние каникулы уже играла в сказке – в Московском областном драматическом театре имени А. Островского, куда попала по рекомендации своих старых друзей. Выступали не только на родной сцене, но и ездили по всему Подмосковью – Серпухов, Наро-Фоминск, Люберцы, Загорск, часто играли спектакли в войсковых частях. А сколько мы гастролировали по России – по два месяца дома не появлялись.


- С 2013 года этого театра больше нет, а малая часть его актёров вошла в труппу созданного тогда же, пять лет назад, Московского губернского театра. С кем из коллег поддерживаете отношения?


- Ещё с институтской скамьи дружим с Леной Михеевой. В этом году свой большой юбилей отметила наша Акуля – Заслуженная артистка РСФСР Татьяна Акульшина. К сожалению, после её ухода из театра мы общались очень редко, с актёрской карьерой она видимо уже завязала.


Спустя пять лет из театра им. Островского я перешла в «Сферу», в театр, который создавала и возглавила Екатерина Ильинична Еланская, супруга нашего В.И. Коршунова.


- Как складывается Ваш роман с театром сегодня?


- Меня часто приглашают в антрепризные спектакли, но я отказываюсь. Если играть в репертуарном театре – я б с радостью. Но ездить со спектаклями по всей стране уже тяжеловато. Всё-таки в августе мне исполнилось 70 лет. Подводить я никого не могу, а если соглашаюсь, значит должна сделать. Да и потом всех денег не заработаешь, а на жизнь мне сейчас хватает. Слава Богу, продолжаются съёмки «Ворониных».


- Конечно, сегодня для многих телезрителей Вы – в первую очередь Галина Ивановна из этого комедийного сериала, хотя мне Вы особенно запомнились по роли Сары в «Призраках зелёной комнаты». Как же лихо Вы там танцевали польку…


- Да ещё и со сломанным пальцем на ноге. (Смеётся).


С большим теплом я вспоминаю съёмки фильмов «Убить дракона», где я играла с моим любимым Вячеславом Тихоновым, «Жестокий романс». Кстати, роль Аннушки режиссёр Эльдар Александрович Рязанов, у которого я уже снималась в «Вокзале для двоих», придумал специально для меня. Могла я у него сыграть одну из ролей и в «Небесах обетованных», но не суждено.


Не люблю я самонабиваться. Если не приглашают, сама не пойду. Да и пробоваться я не умею. Если нужно что-то сыграть – всегда готова. А все эти кастинги, да ещё если на совсем небольшую роль… Кино-то стало другим – продюсерским, а не режиссёрским. И в этом, увы, есть свои минусы.


- Полагаю, Ваш сын вырос за кулисами?


- Денис вырос на хоккейной площадке! Он до сих пор играет в хоккей с друзьями, в том числе с одним из моих сыновей из «Ворониных» Стасиком Дужниковым.


Актёрскую профессию сын тоже на себя примерял, но ему это не по нраву. Поэтому повзрослев, он пошёл по стопам отца, стал стоматологом.


- Когда включаете телевизор и случайно натыкаетесь на «Ворониных», – переключаете?


- Нет, смотрю. Но больше с критикой в свой адрес. Не так сыграла, не так произнесла… Хотя если старые серии попадаются – смеюсь над своим образом.


В роли Галины Ивановны в телесериале "Воронины" Кадр из кинофильма "Формула любви"


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse