Новости

В душе она всё та же озорная девчонка


Сколько бы лет эта артистка не выходила на сцену, она всегда будет дарить зрителям радость и свою озорную улыбку. Её темпераменту, харизме и заразительной энергии могут позавидовать десятки нынешних эстрадных исполнителей.

В советские времена ни один большой праздничный концерт не обходился без представителей союзных республик. Старшее и среднее поколения помнят, что Узбекскую ССР чаще всех представляли Фаррух Закиров и ВИА «Ялла», а также неподражаемая Наталья Нурмухамедова.


Наташа родилась и выросла в солнечном Ташкенте в семье талантливейшего флейтиста Сатты Нурмухамедова. Татьяна Артемьевна, её мама, хоть и не имела музыкального образования, но обладала тонким слухом и очень хорошо пела. Неслучайно в годы Великой Отечественной, а затем и в войну с Японией юная связистка Татьяна всегда была в своей роте запевалой.


Родители привили любовь к музыке и своим детям. Лариса и Наташа окончили среднюю специальную музыкальную школу имени В.А. Успенского по классу скрипки. Затем Наталья продолжила обучение в Ташкентской консерватории, училась в классе Исаака Рейдера.


В семидесятые годы принимала участие в различных конкурсах и фестивалях, завоёвывала призовые места. В 1983-м – получила Первую премию и звание лауреата Всесоюзного конкурса на лучшее исполнение песен стран социалистического содружества в Ялте с песней «Кыз-бола». С ней же Наталья стала обладательницей Первой премии Международного фестиваля «Дрезден-84».


Вскоре Нурмухамедова выходит в финал главного телевизионного песенного фестиваля страны «Песня-86», исполнив на сцене «Танец на воздушных шарах». Потом были ещё десятки песен, которые в разные годы исполняла артистка, и все они становились настоящими хитами. «Что такое любовь?», «Ждите весну», «Канатоходцы» («Если упадёшь не плачь, а встань»), «Хватит», «Малиновый сироп», «Дождик». Она чувствует кайф сцены. Особенно если выступает с оркестром.


Почти четверть века Наталья проживает в Москве. Она по-прежнему ведёт активную творческую деятельность, выступает на различных концертных площадках столицы, а также ездит по стране. Например, недавно вернулась с гастролей по городам Урала.

 

- Наталья Саттыевна, в далёком 1972 году ВИА «Синтез», солисткой-инструменталисткой которого Вы были в то время, стал лауреатом Всесоюзного телевизионного конкурса «Алло, мы ищем таланты». Прошло уже больше 45 лет, но все эти годы Вы по-прежнему остаётесь преданной своему образу. Неужели не было желания изменить, скажем, причёску?


- Где-то в середине девяностых во время участия в очередном праздничном концерте в ГЦКЗ «Россия» я случайно столкнулась со Зверевым. Он пристально на меня посмотрел и вдруг сказал, улыбаясь: «Ну, придумай что-нибудь другое, своё. А то всё под Раису Горбачёву да Эдиту Пьеху». Но я тут же дала отпор: «Почему сразу «под кого-то»? Я всегда была такой». Единственное, одно время стриглась немножко покороче. Разве что одни артисты волосы для пышности начёсывали, а у меня такие от природы. Похожая «шапочка» была у Валерия Леонтьева, Кати Суржиковой и Сергея Минаева. Теперь их образ изменился, а я его сохранила.


- Никогда не было желания на своих концертах продемонстрировать мастерство игры на скрипке?


- Выступая ещё в начале 70-х годов в ансамбле «Синтез», я действительно не только пела, но и играла на скрипке. Например, во время исполнения песни «Вохай бола». Правда, это больше напоминало игру не на скрипке, а на гиджаке (струнный смычковый инструмент народов Средней Азии, – прим. авт.), что добавляло в произведение лёгкий восточный колорит.


Участвуя во всесоюзных музыкальных конкурсах, артисты из республик всегда старались отразить в мелодии свои этнические корни. Поэтому и фестивали были интересными, а артисты – узнаваемыми. Эдита Пьеха, Анне Вески, Роза Рымбаева, Надежда Чепрага, Яак Йоала – их ни с кем не спутаешь. Сегодня же на эстраде почти все поют одинаково, из-за чего и исполнителя-то не сразу угадаешь. Увы, индивидуальностей становится всё меньше.


- Какой-то период своей творческой жизни Вы сотрудничали с узбекской рок-группой «Спектр». Пожалуй, трудно себе представить, как певица, в чьём голосе всегда можно услышать джазовые нотки, исполняла рок?


- (Улыбается). Да, тембр голоса у меня очень высокий, он совсем не для рока, к сожалению. Мой конёк, конечно, – джаз. Обожаю Эллу Фицджеральд.


- Действительно величайшая исполнительница, первая леди джаза!


- Должна признаться, что всерьёз я увлеклась её творчеством после одной неприятности, случившейся со мной на фестивале в Ташкенте. Ожидая своего выхода на сцену, я стояла в простеньком, но нарядном синтетическом платьице за кулисами. А рядом курил молодой музыкант, который случайно задел меня горящей сигаретой. Из маленькой точки дырочка моментально расползлась на полрукавчика. Жили-то мы небогато, и, конечно, запасного концертного платья у меня не было… Чтобы я сильно не расстраивалась, извинившись, парень сказал, что в знак утешения подарит мне пластинку удивительной джазовой певицы. И преподнёс первый виниловый альбом Э. Фицджеральд. Песни здесь были представлены не самые хитовые – они появились в её репертуаре позже, но я всё равно влюбилась в её голос, в манеру исполнения. И где-то даже почувствовала, что тоже смогу петь джаз, мне он близок. Самые лёгенькие вещички, без импровизации, уже тогда я пыталась петь.


Так что благодаря дырке на рукаве, которую мне прожёг Боря Ладин, я познакомилась с творчеством этой удивительной джазовой певицы, чьим голосом до сих пор восхищаюсь.


Кстати, раньше я представляла её молоденькой худенькой негритяночкой. Но когда увидела фотографии и видеозаписи Фицджеральд, очень удивилась, как эта пышная женщина таким воздушным голосом так легко поёт.


- Узбекистан подарил нам много ярких артистов: Фарруха Закирова, Азизу, Стахана Рахимова, Наргиз, Мансура Ташматова. В Ташкенте родился будущей знаменитый советский и российский певец и композитор Юрий Антонов, который почти всю свою жизнь живёт в Москве и Подмосковье. Родоначальник эстрадного искусства Узбекской ССР Батыр Закиров, наоборот, родился в Москве. Знаю, что с ним Вас очень многое связывает.


- Считаю его своим учителем. После успешного участия в конкурсе «Алло, мы ищем таланты» ВИА «Синтез» пригласили работать в «Узбекконцерт». Но поскольку наш ансамбль, по сути, был полупрофессиональным, в течение последующих полутора-двух лет он постепенно распался. Однако во время одного из наших выступлений руководство «Узбекконцерта», услышав моё пение, пригласило меня на прослушивание. А как раз в тот период при этой организации вот-вот начал работать Ташкентский государственный мюзик-холл. И мне предложили роль невесты Синдбада в музыкальном театрализованном представлении «Седьмое путешествие Синдбада». (Для этой роли искали молоденькую артистку-узбечку). Чтобы достойно выглядеть, приходилось работать над словом, сценическим движением, актёрской выразительностью. И большую помощь в этом мне оказывал Батыр Закиров.


По сюжету Синдбад попадал то на восточные базары, то на выступления канатоходцев – словом, сюда вошло всё, что было связано с Востоком. И уже во втором действии спектакля – наша свадьба. Наряды, обряды, праздничный стол и другие особенности делали восточную свадьбу по-настоящему яркой и незабываемой. Такой, как это бывает в реальной жизни.


Спектакль мы провезли по всему СССР, в том числе гастролировали в Москве и Ленинграде. Жаль, это красочное музыкально-театрализованное представление просуществовало всего около шести лет.


- Но ведь и Вы в мюзик-холле надолго не задержались…


- К концу 1970-х годов «Синдбад» стал постепенно угасать: хорошие солисты-вокалисты проект покидали, а на их место приходили менее яркие исполнители; менялись танцоры, вследствие чего некоторые танцы стали невзрачными, а с уходом из коллектива одарённых музыкантов их места занимали тоже не всегда знающие и любящие своё дело мастера.


Впитав в себя всю прелесть сценического мастерства, в вокальном плане мне хотелось расти дальше, а петь одни и те же несколько песенок в этой музыкальной постановке мне было уже неинтересно.


В 1976 году я приняла участие во Всесоюзном конкурсе молодых исполнителей советской песни в Риге, а в 1977-м – в телеконкурсе «С песней по жизни» и заняла тогда третье место.


- Когда поёте, у Вас, как и 40 лет назад глаза искрятся радостью. Ведь в душе, мне кажется, Вы по-прежнему всё та же озорная девчонка «кыз-бола»?


- (Улыбается). Конечно! Когда выхожу на сцену, я забываю, сколько мне лет. Иногда в ритм пританцовываю. А потом где-нибудь увижу на видеозаписи с любительской съёмки своё выступление и начинаю себя критиковать: чего ж я всё прыгаю на сцене, словно мне 25 лет?


- Наверное, малиновый сироп любите?


- Обожаю. И песню свою одноимённую, и вообще всё, что связано с этой вкусной ягодой. В Крым приезжаю, зайду на базар, куплю целую банку свежей малины и тут же с наслаждением всё съедаю.


  

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива Натальи Нурмухамедовой

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse