Новости

Самое любимое для меня дело – снимать сцены!

Мультфильмы, над которыми работала Майя Бузинова, давно стали классикой кукольной мультипликации. «Варежка», «Крокодил Гена», «Самый маленький гном», «Потерялась внучка» – все они создавались на легендарной киностудии «Союзмультфильм» в Москве.

Сначала была аниматором, а с 1978 года, работая уже в творческом объединении «Экран», М.Н. Бузинова и её супруг Иосиф Доукша сами стали создавать мультипликационные фильмы. «Почтарская сказка», «Дядюшка Ау», «Новоселье у Братца Кролика», «Голубая стрела», «Свинопас». Сегодня можно смело сказать, что на этих мультиках выросло не одно поколение.

Интервью Майя Николаевна не даёт уже много лет. Но с журналистом «ЛГ» она всё-таки пообщаться согласилась. Встреча прошла у режиссёра-мультипликатора дома.


- Мои родители Николай Ильин и Евгения Сафронова познакомились в Москве, куда мама, орловская девушка, приехала поступать в педучилище. Семья у нас была большая: мама с папой, да нас трое детей, – вспоминает Майя Бузинова. – С началом Великой Отечественной, попав под локомотив-толкач, погиб наш отец. Так без кормильца остались мы с мамой и наша старенькая няня. Уже в первых числах октября 1941 года в Орёл ворвались немецкие танки. Эвакуироваться из Мценска, куда переехала наша семья, когда я была совсем маленькой, мы не смогли, пришлось остаться. Благо, отец успел вырыть во дворе дома щель метра на полтора глубиной, прикрыв её сверху бревенчатым накатом и земляной насыпью. Там мы прятались во время сильных бомбёжек и обстрелов. Никогда не забуду, как полыхал город – всё небо было красным.


Вместе с нами в убежище прятался и наш сосед, в довоенные годы я ходила к нему заниматься на фортепиано. К сожалению, в один из приходов немцев он погиб жестокой смертью. Заглянув в укрытие, вероятно, они увидели под занавеской его ноги. Недолго думая, супостаты бросили в ту сторону какой-то снаряд. Полтела учителя вмиг разорвало, но он оставался жив. Тогда немцы заставили моего брата Гелю вытащить его наружу, а нас снова загнали в щель. Через несколько секунд мы услышали выстрел. Когда поднялись наверх, они уже ушли, а около нашего убежища лежало окровавленное тело учителя. Его застрелили. Похоронили мы соседа в небольшой землянке, которую с началом войны он успел вырыть у себя во дворе.


Во время очередного обстрела в наш дом попал снаряд, который не только уничтожил жилище, но и тяжело ранил брата. Через неделю Геля умер…


Ещё какое-то время мы ютились в нашем укрытии, однако с наступлением зимних морозов нас заставили покинуть убежище и погнали на какой-то импровизированный распределительный пункт. В итоге мы с мамой, няней и сестрёнкой Мирой чудом сумели добрести до деревни. Все дома здесь были забиты до отказа, но к нашему счастью, в последней избе люди смогли как-то уплотниться, и мы втиснулись внутрь. Иначе б, конечно, замёрзли на морозе. Уже на следующий день часть людей куда-то вывезли, а мама побежала искать нам другое место для ночлега. И нашла его где-то в километрах пяти от этого дома. Ближе к ночи мы дошли до этой избушки, здесь жила большая и очень гостеприимная семья, состоящая из 12 человек. Года полтора мы с ними прожили, и уже в 1943 г. перебрались под Орёл, в деревню Пахомово.


Голодное у нас было детство. Вспоминаю, как в один из дней вместе с девочкой, живущей по соседству, мы решили сбегать в огород за огурцами. И в это время поблизости пролетал вражеский самолёт, который начал по нам обстрел. Ну, думаю, убьют, так убьют, но огурцы не брошу. К счастью, всё обошлось, и мы скорее побежали домой.


В августе 1943 года советские бойцы освободили Орёл. В нашей деревне, услышав неподалёку русские голоса, жители повыскакивали из погребов. Слёзы счастья, радость на лицах – все ликовали!


Здесь же, в Пахомове, я стала ходить в школу. Наша семья к этому моменту уже жила в комнатке при школе, предоставленной маме, устроившейся сюда учителем. Окончив школу, я уехала в Москву. Кроме отцовской родни в столице проживали и мамины родственники, в том числе её сестра Антонина Фёдоровна Сафронова, известная советская художница. Кстати, художницей стала и её дочь Ирина Евстафьева. (В Люберцах, в Доме культуры «Искра» Ухтомского вертолётного завода имени Н.И. Камова, в 1985 году проходила её персональная выставка, – прим. авт.). Ведь я тоже с детства мечтала стать художником, много рисовала. Поэтому приехав после войны в Москву, поступила на живописное отделение художественно-промышленного училища имени М.И. Калинина. Но в итоге стала не художником, а режиссёром-мультипликатором.


После окончания училища на постоянную работу устроилась не сразу, а первое время занималась оформлением выставок. Однако вскоре друзья мне предложили вместе с ними показаться на «Союзмультфильм», а при студии в то время действовали курсы фазовщиков. И меня приняли. Училась у художника мультипликационных фильмов Владимира Пекаря. Поскольку рисовала я хорошо, фазовки у меня получались легко и быстро. Он стал давать мне более серьёзные работы, и я справлялась на ура. Поэтому меня довольно быстро приняли на работу на «Союзмультфильм».


Шёл 1956 год. Как обычно на рабочем месте я занималась своим делом, ни на кого внимания не обращала, но чувствовала, что на меня время от времени поглядывает молодой человек. Ну, я тоже (для приличия) пару раз на него взглянула. Вскоре мы познакомились. Это был мультипликатор Иосиф Доукша. Два дня мы с ним пообщались, а уже на третий он пошёл меня провожать. С тех пор мы с ним не расставались.


Ося был очень вдумчивым человеком. Мыслитель. Основная режиссура в наших мультфильмах лежала на нём. Он ставил и все кадры. Моё же больше – движение персонажей.


В 1992 году, когда муж заболел, творческую деятельность мы завершили. У него был тяжёлой формы диабет. Наверно, я могла бы продолжать работать, но без Оси это было совсем уже не то. Вместе мы прожили почти 55 лет. В 2010 году в возрасте 81 года его не стало. Иосиф был и остаётся самым близким для меня человеком.


- Почти все мультфильмы, Майя Николаевна, Вы создавали по произведениям иностранных писателей – Андерсена, Родари, Тэрбера, Харриса. Это с чем-то связано?


- Мы брались за те сказки, которые нам нравились. Вот и всё.


- Ваш коллега Юрий Норштейн, режиссёр легендарного «Ёжика в тумане», начал работать над мультфильмом «Шинель» ещё в начале 80-х годов и до сих пор эту работу не завершил. Есть ли подобные примеры в Вашей творческой биографии?


- Я не могу так долго работать. Если знаю, что мне надо сделать – сажусь и делаю. И тут же начинаю жить своим персонажем. Снимать сцены – это самое любимое для меня дело. Видимо в душе я больше актёр, нежели режиссёр. Хотя во время творческого процесса мы частенько с Осей спорили, каждый отстаивал свою точку зрения. Но всегда приходили к консенсусу, и тут между нами наступало перемирие. (Смеётся).


Я всегда была очень исполнительной. Если мне обозначают сроки сдачи мультфильма, всё выполню вовремя. Костьми лягу, но сделаю. Я сутками могла работать, и ничего не могло меня отвлечь от процесса.


- Неужели временные ограничения не убивают творчество?


- Если б нам давалось больше свободного времени, я что-то обязательно бы пересняла, доработала. Но в то время всё было предельно строго: тебе обозначают конкретный день, к которому ты должен представить готовый мультфильм. Будь добр – успей в срок!


- Потрясающий мультик «Новоселье у Братца Кролика». Неужели тоже есть над чем поработать?


- Мне совсем не нравится типаж Кролика. Когда видим его в одной сцене с Братцем Лисом, они практически одного размера. Разве в жизни увидишь такое?


- Думаю, ни один зритель никакого значения этому даже не придал…


- Возможно. Хотя здесь напрашивается кукла другого размера. Однако дополнительные средства на это нам, увы, не выделялись. Бюджет-то был лимитирован. Поэтому Кролик у нас был один на все случаи жизни.


- Сорок лет назад, в 1979 году, телезрители увидели первую серию мульт-трилогии о Дядюшке Ау. Однако я обратил внимание, что вместе с супругом как режиссёры вы работали только над первой серией.


- Всё просто – нам не нравились сценарии последующих серий. Поэтому мы сделали один фильм, а два других снимали уже Л. Сурикова и М. Муат.


- Почему кукольные мультфильмы сегодня снимают так редко? Неужели в нынешние времена это настолько затратный процесс?


- Профессионалов нет, по-моему. Проблем с изготовлением кукол сейчас точно нет. Мы в своё время делали их вообще из подручных средств. Всевозможные пуговки, бусинки, даже сам материал для пошива кукол искали чуть ли не по помойкам. (Смеётся). Кто в старом сундуке что-нибудь полезное найдёт и принесёт, кому бабушка презентует «для благого дела». Жуткая была нищета, всё приходилось собирать по крупицам. Но разве кто-нибудь скажет, что наши персонажи немодно одеты?


   

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse