Новости

Холодная фамилия, пламенное сердце




Народную артистку России Ирэну Морозову по праву можно назвать одной из самых ярких и темпераментных актрис нашей страны. В театре «Ромэн», на сцене которого она блистает, в нынешнем репертуаре стоят шесть спектаклей с её участием, в том числе легендарный «Мы – цыгане». Продолжает артистка выступать и с концертной деятельностью, исполняя старинные русские и цыганские романсы, а также песни на французском и испанском языках.


- Ирэна Борисовна, Вы играете в театре «Ромэн» с 1958 года. Слышал, первое время у Вас складывались довольно-таки непростые отношения с режиссёрами. Это так?


- Да, мне не раз приходилось отстаивать свои права. Никогда не забуду, как мы выпускали спектакль «Мужчины в воскресенье», у меня – одна из главных ролей. До премьеры оставалось совсем немного, но… режиссёр почему-то принял решение, что спектакль буду выпускать не я, а другая актриса, которая, к слову, даже не посещала наши репетиции.


«Я буду жаловаться художественному совету», – бросила я тогда главному режиссёру. «Дурочка, так я и есть худсовет», – улыбаясь, ответил он. И тут я в слёзы. «Что ж ты плачешь? Ты знаешь ведь, что ты – лучшая. Ты работаешь в единственном в мире цыганском театре, да ещё и на одной из главных улиц Москвы. (В те годы «Ромэн» находился на Пушкинской улице, ныне Большая Дмитровка, – прим. авт.). Какая тебе разница, кто будет первым? Ты же всё равно выйдешь на сцену, – вот и доказывай, какая ты артистка». Обида, конечно, была, но его слова я запомнила надолго, потому что «за место под солнцем» приходилось бороться всю свою жизнь.


А ещё – я никогда не держала ни от коллег, ни от своих детей секретов и всегда говорила им только правду. И даже не припоминаю, чтобы сюсюкалась с дочкой и сыном, когда они были маленькими. Всегда разговаривала с ними, как со взрослыми.


- С утра до вечера Вы пропадали в театре. Кто в детстве читал им сказки?


- Прасковья Ефимовна Козлова, их бабушка. Мама была потрясающим человеком, с неукротимой волей. Помню период, когда мне вообще не давали выйти на сцену. Тогда мама мне сказала: «Не опускай руки! К сожалению, не хотят тебя видеть на сцене, зато ты умеешь петь, и тебя слушают люди. Иди и пой в концертах». Послушав маму, стала участвовать в различных концертах, и тогда у меня началась совсем другая жизнь. Как никогда я полюбила романсы, поэтому исполняла их на всех своих концертах. По духу мне очень близка Кэто Джапаридзе, хотя, конечно, в моём репертуаре есть и песни Вари Паниной.


Вскоре я познакомилась с Николаем Никитским, Изабеллой Юрьевой, Капой Лазаренко, годами позже Аллой Бояновой – это удивительные люди и великолепные исполнители. Их репертуар я знала с раннего детства: с началом Великой Отечественной, находясь в эвакуации, я частенько выступала перед ранеными в госпиталях, перед работниками на фабриках и в колхозах. В качестве гонорара получала от своих благодарных зрителей хлеб, картошку, сахар или конфетку.


Помню, мама ставила меня на стульчик, и я, пританцовывая, исполняла цыганские песни и романсы перед ранеными. Некоторые солдаты не сразу верили, что я – ребёнок. Они были уверены: перед ними выступает актриса театра лилипутов. (Смеётся). У меня действительно была чистая речь, хотя мне тогда едва исполнилось три года. Так что на сцене я уже 77 лет!


После окончания войны мы приехали в Москву. Петь и танцевать я очень любила. Поэтому во дворе меня называли Ирэнкой-артисткой.


Во время больших праздников, до приезда на концертную площадку именитых артистов, на сцену выпускали меня. Пела «Дорогие мои москвичи», «У меня есть сердце, а у сердца песня…», другие популярные песни тех лет.


- Почему же не пошли в театральный институт? Наверняка поступили бы без экзаменов.


- Мама мне сразу сказала: «Иди работай, надо чему-то учиться». Вот и выбрала я педагогический институт. А в театральный пошла только потому, что в театре не поладила с режиссёром.


- ???


- Во время одной из репетиций я попросила его разрешить мне сыграть свою сцену несколько по-другому. На мой взгляд, так она смотрелась бы выигрышней, но… получила отпор: «Из какой мясной лавки ты пришла?» Конечно, я опешила. И чтобы доказать, что я – артистка, а не кто-то «из мясной лавки», поступила на актёрский факультет ГИТИСа. В 1972 году успешно его окончила, сыграв сваху в дипломном спектакле «Женитьба» по Н.В. Гоголю.


Дочка моя тоже хотела стать актрисой, но я была немыслимым максималистом и понимала, что у неё, талантливой и красивой девочки, нет музыкального слуха. «Как же она будет петь?» – переживала я. Так что не случилось. Правда, Екатерина Жемчужная однажды сказала мне по этому поводу: «Ты съела свою дочку. Что ж не дала ей стать актрисой?». Конечно, в чём-то она права.


Дочка же в итоге окончила исторический факультет пединститута. Много лет проработала в школе, одной из первых в Москве стала преподавать у старшеклассников «Закон Божий». Теперь она с семьёй живёт в Америке. Там у меня растёт внук, студент университета, ему уже 21 год.


Вообще, у меня три внука и внучка. Родион, ему 13 лет, потрясающе танцует, играет на гитаре и пианино. Какое-то время он даже посещал детскую студию, находящуюся в здании Культурного фольклорного центра Людмилы Рюминой в Филёвском Парке. Но родители в итоге отдали его на дзюдо. Так что по моим стопам он не пошёл.


- Почему же? Ваша жизнь тоже была тесно связана со спортом, Вы – обладатель третьего разряда по художественной гимнастике…


- (Смеётся) Было такое! Но если говорить об артистической деятельности, то пока вся надежда на моего младшенького внука Лёвушку. Правда, ему ещё и двух лет нет. Где бы не услышал музыку – сразу начинает ритмично двигаться. Надеюсь, он всё-таки сподобится стать актёром и продолжит нашу актёрскую династию. В нашем театре это особенно приветствуется: вместе с известными артистами-родителями в спектаклях нередко играют их дети, а у кого-то уже и внуки.


- В спектакле «Здравствуй, Пушкин!» Вы выходите на сцену в роли няни Арины Родионовны. Неожиданно, честно говоря…


- Не раздумывая я согласилась на эту роль. Ведь ещё в детстве меня бабушка крестила – Ариной. Всё символично!


- Далеко не каждая цыганка может похвастаться, что умеет петь на французском языке. Кто после окончания школы Вам посоветовал поступать на французское отделение Московского государственного педагогического института иностранных языков?


- Франция всегда оказывала на меня какое-то волшебное влияние. Когда мы отправлялись туда на гастроли, я была уверена, что страна произведёт на меня невероятное впечатление. Французская живопись, музыка, литература – всё это обожала. Я действительно была восхищена страной, хотя и обратила внимание, что французы не так элегантны и не так щедры, в магазинах нередко обвешивают, а в кафе – обсчитывают. Но Францию я обожаю до сих пор. Очень люблю творчество Ива Монтана и Эдит Пиаф. Неслучайно же в своих концертах исполняю песни на французском языке. Есть в моём репертуаре и песни на испанском языке, в том числе знаменитая «La paloma» («Голубка»).


- Многие наши читатели прекрасно помнят Вас по роли Рубины в телесериале «Кармелита», премьера которого состоялась в январе 2005 года. Хотя мне Вы особенно запомнились по фильму Э. Рязанова «Предсказание». Роль цыганки-предсказательницы хоть и маленькая, но ключевая. Говорят, многие цыгане умеют гадать, значит и судьбу можете себе предсказать. А можно ли уйти от судьбы, изменить её?


- Мы пришли в этот мир по воле Бога. И каждый из нас идёт тем путём, который нам обозначил Господь. Насколько мы следуем по этому пути, – всё уже зависит от нас самих. Меня Господь в жизни не раз спасал, и я ему за это безмерно благодарна. Мама часто мне повторяла: «Надо поступать по чести и по совести, а ещё – нести добро. Плохих людей нет, есть заблуждающиеся. Ведь изначально Господь закладывает в человека только положительные качества и способности».


- Вы привыкли говорить правду в лицо. Наверное, порой, страдаете от этого?


- В нашем театре меня долгое время называли Князем Мышкиным, потому что всегда обо всём говорила вслух. Да, так я воспитана: привыкла говорить честно и прямо.


Как-то меня пригласили на одну телепередачу. Гости студии обсуждали государственную политику. Когда предоставили слово мне, сказала, что народ, в большинстве своём, не разбирается в микро- и макроэкономике. Для него важен результат – чтобы все жили благополучно и счастливо! Но, увы, люди доверяют не всем нашим высокопоставленным чиновникам. После этих слов ведущий сразу объявил рекламную паузу (ток-шоу транслировалось в прямом эфире), а меня с той поры на телевидение больше не приглашают.


   


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива

 

Из воспоминаний Ирэны Морозовой:

- До сих пор помню, когда заболела наша няня, и моей маленькой дочке пришлось одной возвращаться из школы. В обеденное время звоню домой: «Доченька, репетицию задерживают, я не смогу пока прийти. Ты голодная?». «Нет, мамочка, я сварила картошку и ем её с подсолнечным маслом. И тебе оставила». Разве можно такое когда-нибудь забыть?

 

20 января 2000 года не стало легендарной Изабеллы Юрьевой. «Белой цыганке» было 100 лет.

- Во время одной из наших встреч я попросила её сделать совместную фотографию. Изабелла Даниловна любезно согласилась. Когда мне передали этот снимок, я показала его Юрьевой. «Ирэна, ты такая красивая, а я – страшная», – улыбнувшись, сказала певица и разорвала фотографию. Как же мне было обидно, но вместе с тем смешно. Теперь я узнаю в Юрьевой себя: когда мне не нравится фотоснимок, на котором я запечатлена, – тоже рву его пополам. (Смеётся).


Гость

Интересное интервью.Спасибо за возможность узнавать про артистов советского кино, о которых мало пишут сейчас!!

Комментировать
Конструктор сайтов
Nethouse