Новости

Ростом невеличка, талантом велика


Судьба не раз сводила её с выдающимися театральными режиссёрами, среди которых были и истинные гении – Георгий Товстоногов и Андрей Гончаров. Однако актриса, в какие бы жизненные перипетии не попадала, всегда оставалась преданной только Центральному детскому театру и любимым режиссёрам, воплощавшим на этой знаменитой столичной сцене свои замыслы.

Заслуженная артистка РСФСР Людмила Гнилова посвятила Российскому академическому молодёжному театру, в прошлом – ЦДТ, ровно 50 лет творческой жизни. Удача сразу улыбнулась юной актрисе: в свой спектакль её, первокурсницу, пригласил сам Анатолий Эфрос.


Когда эту маленькую девчушку с длиннющей светлой косой увидела на сцене легенда Центрального детского театра Валентина Сперантова, она сразу поняла – у Люси большое будущее. А за небольшой рост, всего 149 сантиметров, с материнской нежностью стала называть её Малышом.


12 февраля Людмила Гнилова, чей голос прекрасно знаком миллионам телезрителей, отпраздновала свой юбилей. Накануне мы встретились с актрисой в одном из столичных кафе.

 

- Если молодые люди после окончания школы выбирают вуз, в котором они собираются учиться, у большинства из них есть то счастливое чувство, когда ты знаешь, кем хочешь стать. У меня жизнь сложилась иначе, – рассказывает Людмила Владимировна. – Уже с трёхлетнего возраста я танцевала в детском ансамбле, которым долгие годы руководил В.С. Локтев. Конечно, попала туда неслучайно: во Дворец пионеров привела меня Анна Ивановна, моя мама. В своё время она тоже занималась в этом коллективе у замечательного педагога-хореографа Е.Р. Россе. Покружилась я сначала в вальсе, затем станцевала лезгинку и что-то ещё – в общем, оценив мои способности, Елена Романовна взяла меня в свой класс. Через несколько дней в Колонном зале Дома Союзов начинались детские новогодние представления, и я, наряженная казачонком, уже принимала в них участие. Позже меня приняли в Государственный ансамбль народного танца к Игорю Моисееву. Но, к сожалению, надолго здесь мне остаться было не суждено: заболев желтухой, довольно длительный период я не могла посещать наши занятия, а когда вернулась, моя группа уже ушла далеко вперёд…


Родители мои работали на телевизионном заводе в Москве, мама была бухгалтером, а папа, Владимир Петрович, строгальщиком. На предприятии изготавливались какие-то детали для космической промышленности, и отец, приходя домой, с гордостью рассказывал о своей работе, о личном вкладе в развитие отечественной науки. Конечно, мне очень хотелось побывать у него на работе. «Вдруг после окончания института тоже захочу пойти туда работать», – рассуждала я. Но, как видите, роста я всегда была «высокого». И когда папа поставил меня к станку, я едва доставала до края стола.


Накануне школьного выпускного вечера нам с мамой выпала честь заказать на класс праздничный торт. Мы шли по Пушкинской улице (ныне ул. Большая Дмитровка, – прим. авт.) в сторону Столешникова переулка и на одном из зданий увидели объявление о наборе в студию при Центральном детском театре. «Давай зайдём и узнаем, что к чему», – предложила мама. Переступив порог этого здания, я осталась здесь, в ЦДТ, на 50 лет. Пожалуй, переиграла в нашем театре всех, кого можно: принцесс, мальчиков, девочек, зверюшек. Хотела играть и взрослые серьёзные роли, но…то время так и не подошло.


Однажды обратила внимание, что уже на протяжении многих лет играю Царевну в «Сказке о мёртвой царевне и о семи богатырях» без замены, зато на роль королевича Елисея систематически вводят актёров, которые всё младше и младше меня. Пришла в дирекцию театра и выразила свою обеспокоенность: «Инцест получается. Больше играть не буду». Меня, конечно, пытались уговорить, но свою позицию я всё-таки отстояла. (Улыбается).


В свободное от театра время занималась озвучиванием мультфильмов и дубляжом зарубежных картин. Больше 25 лет отработала в отделе сатиры и юмора Всесоюзного радио, вела передачи: «С добрым утром!», «Мы с вами уже встречались», «Опять двадцать пять», «Вы нам писали». Когда у меня должен был родиться второй ребёнок, мой постоянный соведущий передачи «Юмор в коротких штанишках» поэт Михаил Либин написал в дирекцию Гостелерадио СССР обращение с просьбой разрешить нам записать несколько передач впрок. А поскольку он был человеком с юмором, то своё письмо начал так: «Дело в том, что Люсина дочь Катя собирается стать сестрой…». А позже посвятил мне стихи:


Без вас я обычный советский поэт,

А с вами – почти популярный дуэт.

Вторая штанина коротких штанишек

Шлёт первой штанине горячий привет.


Каждый день на радио начинался с праздника. Кого только из наших любимых актёров я здесь не встречала: Евгения Весника, Вячеслава Невинного, Фаину Раневскую, Галину Новожилову, Надежду Румянцеву, Геннадия Дудника – и со всеми у нас были очень тёплые, даже родственные отношения.


- Кстати, с Фаиной Раневской Вы вместе играли в замечательной советской картине «Лёгкая жизнь». В 2019 году фильму исполняется 55 лет, а режиссёр этой кинокомедии Вениамин Дорман так же, как и Вы родился 12 февраля…


- Моя жизнь действительно полна совпадений. В вашем городском округе, например, в посёлке Красково, живёт моя внучка. А рядом с Люберцами, на «Выхино» – дочка. (Улыбается).


- «Жить надо легко». Это фраза, сказанная Вашей героиней в «Лёгкой жизни» давно стала крылатой. Придерживаетесь своего совета?


- Стараюсь жить так, чтобы не радовать своих врагов и не огорчать друзей. Один из моих принципов: «Не жалеть о том, что это закончилось и радоваться тому, что это было». Когда родные живы-здоровы – ну, что ещё надо?


Ко всему я отношусь с юмором, а к себе – в первую очередь. (Улыбается). Однажды во время спектакля «Друг мой, Колька!» коллега по сцене Гена Сайфулин привязал к стулу мои косы. Сцену отыграли, нужно уходить, а я не могу встать… Ничего не поделаешь, схватила стул под мышку и пошла.


- Телесериалу «Байки из склепа» в этом году исполняется 30 лет, другой так же американский сериал «Скорая помощь» в сентябре отметит четверть века с момента выхода в эфир первого сезона. Мало кто знает, что именно Вы озвучивали здесь все (!) женские роли. Нередкий случай, когда в кадре появляются сразу несколько женщин. Каково это – общаться «с самим собой»?


- На студии ты всегда работаешь в наушниках и, конечно, слышишь тембр голоса персонажа, которого предстоит озвучить. Другое дело, когда в тексте обозначено только имя героя, например, Джо, а рядом стоит твоя фамилия. Вот и приходится гадать – кто твой герой: мальчик, девочка, женщина или кто-то ещё.


В былые времена, когда существовала киноредакция, нас приглашали на просмотр фильма от начала и до конца. Уже потом мы приступали к дубляжу, конечно, заранее ознакомившись с текстом. Теперь же на озвучании работаем с текстами, которые вот-вот перевели. А о чём кино, что из себя представляют наши герои – зачастую нам ничего неизвестно.


- Наверное, если весь день провести в студии озвучивания фильмов, вечером сам с собой заговоришь…


- Когда за день у тебя перед глазами промелькнёт под сотню персонажей, дома действительно начинаешь путаться в именах. (Смеётся). Поэтому своих детей Катю и Мишу, мужа и даже собаку я называла одинаково – ляля. Иной раз занимаюсь в комнате своими делами, вдруг подходит ко мне кто-нибудь из родных и спрашивает: «Ты кого звала?» «Никого». И тут мы понимаем, что просто по телевизору идёт фильм, который я озвучивала.


- Тысячам киногероев и мультипликационных персонажей Вы подарили свой голос. Вряд ли встретишь в России человека, который не слышал бы Вашу фамилию.


- Когда я поступила в Центральный детский театр, многим моя фамилия не нравилась. И мне даже настоятельно предлагали её сменить, но этому воспрепятствовал мой папа. Его родной брат Дмитрий Гнилов был известным цирковым акробатом. Он-то и попросил меня не менять фамилию, продолжив нашу артистическую династию. И я согласилась. Тем не менее, во время одного радиоспектакля, над которым мы работали вместе с дивной актрисой нашего театра В.А. Сперантовой, по её просьбе из моей фамилии убрали первую букву. Вследствие такого «фокуса» в течение полугода я не могла получить зарплату. А однажды пришло письмо от благодарного зрителя. Выразив мне своё восхищение, он тоже посоветовал сменить фамилию и даже положил в конверт деньги, которых аккурат хватило бы на данную процедуру.


В дирекции театра даже подобрали мне псевдоним – Янтарь. «Посмотрите на меня, разве он подходит к моей внешности?» – улыбаясь, спросила я. Точку в дискуссии по поводу смены фамилии поставил чудесный актёр и мой педагог Геннадий Михайлович Печников: «Соглашайся, но только предложи им, чтобы после первой буквы твоей нынешней фамилии вставили «ав». И все от тебя сразу отстанут». (Смеётся).


- Вы в прекрасной форме. Почему же так давно, аж в 2002 году, ушли из театра?


- Того количества ролей, которые я играла раньше, у меня уже не было. А выходить на сцену в роли шестилетней девочки, когда твоя однокурсница играет «твою» бабушку – тоже несерьёзно.


- Есть у Вас теперь ещё одна главная роль в жизни. Вы – прабабушка!


- (Улыбается). Да-а-а. У меня 6 внуков и два правнука: Машеньке шесть лет, а Матвею – семь. Они друг за друга горой. Ну, не разлей вода.


    

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse