Новости

Из Афгана в зону отчуждения, а потом – в кино

Ровно 33 года 26 апреля исполнилось с момента страшной трагедии на Чернобыльской атомной электростанции. Основные работы здесь были выполнены в 1986-1987 гг., в них приняли участие около 240 000 человек. Но общее количество ликвидаторов, включая последующие годы, – в разы больше. Были среди них и люберчане. В настоящий момент в нашем городском округе проживает более 270 участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Среди них и майор Сергей Павловский.

Кавалер ордена «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени, он награждён медалью «За отличие в воинской службе» I степени, медалями «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», «Участнику ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС» и другими высокими наградами.


Пройдя Афганскую войну, а затем участвуя в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, в конце 80-х годов он пошёл служить в легендарный 11-й отдельный кавалерийский полк, тот самый «мосфильмовский». Снимался в кино у удивительных режиссёров С. Бондарчука, В. Мотыля, С. Дружининой.


В настоящее время Сергей Витальевич занимает руководящую должность в отделе режима и охраны службы безопасности НПП «Звезда». У него двое детей, старшего назвали Инго, и младшего – Кириллом.

 

- Я родился в посёлке Смуравьёво Псковской области, здесь же находился военный аэродром, где служил мой отец, лётчик-истребитель В.П. Павловский, – вспоминает Сергей Витальевич. – Года четыре мне исполнилось, когда наша семья перебралась в Люберцы, жили мы в гарнизоне. Здесь я пошёл в детский сад, в нём, кстати, работала моя мама Таита Васильевна. Вскоре вслед за отцом мы уехали в ГДР, где папа продолжил службу. В Германии я пошёл в школу, отучился почти семь классов, и наша семья снова вернулась в Люберцы. И стал я учиться в школе № 4, что на улице Кирова. В 1974 г. окончил её и поступил в Московское высшее общевойсковое командное училище имени Верховного Совета РСФСР. Спустя четыре года получил диплом, вручали его не где-нибудь, а на Красной площади. Нас было человек 300, если не больше, но мне первому посчастливилось получить диплом из рук советского военачальника генерал-полковника К.С. Грушевого.


После окончания училища в 1978 году по распределению я попал в комендантский полк. Был командиром взвода, потом командиром роты. К слову, личный состав нашего 154-го полка участвовал в отдании почестей при погребении высших должностных лиц СССР и государственных, партийных и военных деятелей. Так я принимал участие в похоронах Косыгина, Суслова, Баграмяна и Брежнева.


Для выполнения специального задания в Афганистане в 1981 году в полку был сформирован батальон охраны, личный состав которого выполнял свой интернациональный долг. Уже через год, летом 1983 г., в Афганистане оказался и я. По распределению попал в батальон, который занимался ремонтом автомобильных двигателей. Наша часть дислоцировалась в Баграме. Тяжело вспоминать то время: и под обстрелы мы попадали, сопровождая грузы, приходившие из СССР, и друзей теряли. Так, при отражении нападения банды моджахедов на пост погиб командир батальона майор Александр Басов. Гранатомётчик стрелял в упор! А 18 марта 1983 года при выполнении задания в составе разведывательного отряда погиб командир роты капитан Николай Хвостенко. Посмертно они награждены орденом Красной Звезды.


Пробыл я в Афганистане два с половиной года, вернулся домой, а в 1986 г. в течение двух месяцев участвовал в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. В отличие от Афгана, здесь ты не видишь своего врага…


Перед тобой ставят задачу на день, например, сбить со стен штукатурку в зданиях, находящихся в особой зоне (непосредственно промплощадка ЧАЭС, – прим. авт.), и ты должен её выполнить. Сколько же людей получили здесь высокую дозу облучения. Многих, увы, давно уже нет в живых. До сих пор вспоминаю молодых ребят, которых направили сюда «на работу», – так они собирали с земли на территории ЧАЭС графит и складывали его в карманы. Живы ли они? Вряд ли.


Каждый день из села Ораное с личным составом мы выезжали в зону. Выполняли определённый объём работы, а потом – обратно. Уже по возвращении специалисты смотрели результаты слепого дозиметра, который выдавался каждое утро всем участникам ликвидации аварии. Результаты нам, конечно, говорили, но действительно ли те цифры, которые нам озвучивали, показывал прибор?


Хорошо помню, когда японцы приехали на экскурсию в зону отчуждения. Их привезли в Ораное, село находилось более чем в двадцати километрах от основного источника радиации. Но едва они вышли из автобуса, у них тут же затрещали датчики, которые им выдали. Уже через пару минут они запрыгнули обратно в автобус и уехали. Можно только представить, в какой «безопасной» зоне ликвидаторы тогда жили.


Мы даже рыбу ловили в Припяти, и вроде бы ничего, вкусная была. Теперь, конечно, последствия дают о себе знать – всё сказывается на здоровье. А ещё мне навсегда запомнился привкус железа на зубах: он ощущался везде – и в Ораном, и, конечно, рядом с реактором на атомной электростанции.


Как афганец и участник ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС я получаю ежемесячную компенсацию в размере 1000 рублей. Так и живём.


В конце восьмидесятых годов попал в «Мосфильмовский полк». В тот период им командовал полковник Барило. Меня же назначили командиром автороты, а затем – эскадрона. В то время здесь служили Запашный, Жигунов, Бондарчук, внук Будённого, многие ныне известные каскадёры.


В станице Вёшенской я участвовал в съёмках батальных сцен «Тихого Дона» у Сергея Бондарчука, работал с Булатом Мансуровым («Султан Бейбарс»), Юрием Марухиным («Мать Урагана»), Владимиром Мотылём, снимался в фильмах «22 июня, ровно в 4 часа…», «Ермак», «Гардемарины, вперёд!».


Должен сказать, что как военный человек, я довольно быстро обучился верховой езде, месяца за полтора. И во всех картинах снимался вместе со своим верным конём Жонглёром. С ностальгией вспоминаю то время.


Спустя столько лет благодаря соцсетям я смог найти некоторых своих сослуживцев. Переписываемся, созваниваемся, иногда собираемся вместе – вспоминаем нашу молодость и друзей, многих из которых, увы, уже нет рядом с нами…


 

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива С.В. Павловского

 

В течение 30 лет Валерий Салом искал своего командира С. Павловского. Даже когда ему говорили, что Сергей давно спился и умер, мужчина не опускал руки и продолжал поиски старшего товарища, наставившего его, тогда ещё совсем молодого солдата, на путь истинный. И нашёл. В Люберцах. Целым и невредимым. С прекрасной женой Татьяной и маленьким сыном Кириллом. Уже давно возмужавший Валерий пригласил командира на свой 50-летний юбилей – в Краснодарский край, в родную станицу. И Сергей Витальевич в прошлом году с семьёй отправился к нему в гости. Да не с пустыми руками, – подарил казаку кинжал и шашку. На празднике гуляла вся станица! Теперь их семьи дружат не разлей вода.


Андрей

Человек этот ужасный...быдло пьяное,одним словом,а сын-просто не описать без мата.

Комментировать
Конструктор сайтов
Nethouse