Новости

Киноактриса в музыкальном театре



Весной нынешнего года в Государственном академическом Большом театре прошли юбилейные торжества по случаю 25-летия Российской национальной театральной премии и фестиваля «Золотая маска». В разные годы престижной наградой были отмечены отличившиеся деятели культуры нашей страны. Так, в 2008 году в номинации «Лучшая женская роль в оперетте» лауреатом премии стала одна из самых ярких и характерных актрис отечественного театра и кино – Заслуженная артистка России Валентина Кособуцкая.


Свою награду эта яркая с озорными искорками в глазах женщина получила за роль Кристины в музыкальном спектакле «Баронесса Лили». С 2007 г. оперетта с большим успехом идёт на сцене знаменитого Санкт-Петербургского государственного театра музыкальной комедии, которому, к слову, в этом году исполняется 90 лет.

Во время нашей встречи В.Г. Кособуцкая рассказала, что очень любит творчество Пушкина, Чехова, Лермонтова и Шекспира. И с упоением слушает песни в исполнении Шульженко, Магомаева, Окуджавы и Аллы Пугачёвой.

 

- С Ленинградским, а ныне Санкт-Петербургским театром музыкальной комедии Ваша жизнь, Валентина Григорьевна, связана с 1973 года. Хотя в детстве, насколько я знаю, Вы мечтали отнюдь не об актёрской судьбе, – хотели стать доктором, историком и даже строителем. При этом пели в школьном хоре и посещали кружки в Доме пионеров и школьников на Большом проспекте Петроградской стороны. Что или кто повлиял на Ваш выбор?


- Мне кажется, каждый ребёнок так же мечтает о том, кем он хочет стать, когда вырастет. Действительно, кем я только ни хотела стать – и врачом, и строителем, и поваром, но в этом есть элемент некой актёрской игры. Каждую профессию я хотела пропустить через себя, хотела увидеть себя в том или ином образе.


И как актрисе, мне намного интересней, когда меняется всё – и внешность, и голосовая характеристика, и пластика – чтобы каждый твой персонаж не был похож друг на друга.


- Вы учились на курсе вместе с будущими известными артистами. И после окончания в 1972 году ЛГИТМиКа все они нашли себе работу и место по душе. Михаила Боярского, например, сразу приняли в Театр имени Ленсовета, Елена Драпеко и Евгения Сабельникова связали свою жизнь с кино. У Вас же сложилась драматичная история: во время показа дипломного спектакля «Тартюф» Вас заприметил вот-вот пришедший к руководству Ленинградским театром музкомедии Владимир Воробьёв. Он с удовольствием пригласил Вас в свой театр, однако предложил петь в хоре… И Вы уехали в Псков. Почему не согласились?


- Дело в том, что труппа здесь была полностью укомплектована, а с дипломом «артистки театра и кино» мне не очень-то хотелось петь в хоре. И я, не теряя времени, получив приглашение от руководства Псковского драмтеатра, уехала туда. И нисколько об этом не жалею, тем более здесь уже работали два моих однокурсника Андрей Шаронов и Юрий Васильев.


Отработав в драмтеатре чуть больше полугода, получила приглашение от Владимира Егоровича Воробьёва. Так я снова оказалась в родном Ленинграде и была любезно принята в труппу Театра музыкальной комедии.


- В то время здесь ещё работали корифеи сцены – Гликерия Богданова-Чеснокова, Анатолий Королькевич, Зоя Виноградова, среди педагогов-репетиторов оставалась Нина Пельцер. Подсматривали из-за кулис за их работой, может, хотели что-нибудь у них перенять?


- Не припоминаю, чтобы ставила перед собой такие цели, хотя любимые сцены с их участием, конечно, смотрела с удовольствием. Я же не вокалистка, а больше драматическая актриса, в институте вокал у нас был факультативно. И мне действительно было интересно послушать красивые певческие голоса. У нас в театре, например, была прекрасная героиня Людмила Федотова, очень характерная актриса. До сих пор вспоминаю первый музыкальный спектакль Владимира Воробьёва «Как сделать карьеру» Ф. Лёссера, в нём Люся блистательно сыграла Гедди. А как же она была хороша в роли Атуевой в «Свадьбе Кречинского».


Кстати, Зоя Акимовна Виноградова с нами и сейчас в строю, правда, на сцену она уже не выходит. Но я с большим теплом вспоминаю нашу последнюю совместную работу – оперетту «Баронесса Лили».


Когда мы были ещё студентами, наш педагог А.С. Шведерский нам нередко повторял: «Вы тут (в институте) большие, а в театр придёте, будете маленькие-маленькие». Опыт-то приходит с годами.


Мы были последним курсом Народного артиста РСФСР Леонида Фёдоровича Макарьева. Курс был хороший, дружный, все друг за друга горой. Правда, некоторые из нас связали свою жизнь с другими профессиями, хотя в искусстве остались почти все. Кто-то стал научным сотрудником музея, кто-то занимается педагогической деятельностью в театральном институте. В нашем же музыкальном театре работает мой однокурсник Евгений Тиличеев.


Раньше мы с однокурсниками чаще собирались, теперь же, в основном, перезваниваемся. Ведь не все живут в Санкт-Петербурге, кто-то – в Москве, Киеве, Красноярске и за рубежом.


- В продолжение разговора, Вы тоже соприкоснулись с педагогикой, если не ошибаюсь, то в течение 7 лет преподавали в Санкт-Петербургской государственной консерватории. Как Вы туда попали?


- Меня туда пригласил Виктор Костецкий. Сначала я засомневалась, смогу ли преподавать, справлюсь ли и вообще – понравится ли мне это дело? Но втянулась быстро и в течение семи лет с огромным удовольствием проработала на оперном отделении, мы занимались сценической речью. Вспоминаю одну очень интересную программу, посвящённую Великой Отечественной войне, ребята читали стихи К. Симонова, О. Берггольц, А. Межирова и других поэтов того времени. Многие потом делились со мной впечатлениями о том, насколько у нас получился проникновенный поэтический вечер.


- С чем же был связан Ваш уход из консерватории?


- Руководство посчитало, что сценическая речь оперным певцам необязательна. Но оно заблуждалось. Ведь ты идёшь в театр, чтобы насладиться оперным искусством, а в итоге не понимаешь, о чём поёт артист…


К счастью, нынешнее руководство консерватории догадалось вернуть эту дисциплину, и занятия сценической речью возобновились. Но я туда не вернулась. Не работаю я уже и в школе, где больше десяти лет вела занятия по развитию речи у дошколят.


- Когда спектакль снимают с репертуара, грустите по нему?


- Да, если роль в этом спектакле стала тебе уже близким родственником. Очень грустила по «Ошибкам молодости». Эту постановку любили и артисты, и зрители. Но наш директор решил его снять с репертуара, правда, мы продолжали с ним гастролировать по стране как с антрепризой.


Сегодня я задействована в одной антрепризной постановке, играю Фрекен Бок в спектакле «Малыш и Карлсон» в музыкально-драматическом театре «Синяя птица».


Почему я так редко снимаюсь в кино? Во-первых, возраст уже не тот. (Улыбается). Во-вторых, посмотрите, что теперь снимают – «одни убегают, а другие догоняют». Режиссёры сейчас ищут интересные сценарии, а их днём с огнём не найдёшь. Увы, хороший материал для художественного фильма найти сегодня очень трудно.


Я обожаю старое кино, какие же там актёры. И как прекрасно они играли! Своим студентам в консерватории я всегда советовала смотреть советские фильмы. Они настоящие. Это уровень!


   

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse