Новости

«На сцене за тебя никто не сыграет»


Его карьера в кино началась с одного из самых популярных в 2000 году российских телесериалов «ДМБ» режиссёра Романа Качанова. Потом у него же он сыграл в фильме «Даун Хаус». Ещё были заметные роли в картинах Фёдора Бондарчука – «9 рота», Юрия Мороза – «Точка», «Дети Ванюхина», «Каменская-2» и «Братья Карамазовы», а также в сериале Алексея Сидорова «Бригада». Особняком для многих почитателей его творчества и таланта стоит кинотрилогия Максима Воронкова о приключениях челябинского шофёра Степаныча. В комедии он мастерски сыграл в дуэте с замечательным артистом Ильёй Олейниковым.

Многие киногерои Михаила Владимирова обаятельные, весёлые, но не всегда положительные парни. Чего не скажешь о человеческих качествах самого актёра. В жизни он такой же весёлый, обаятельный, порядочный и внимательный к людям человек.


Его назвали в честь чудесного актёра Михаила Степановича Державина – Народного артиста РСФСР, лауреата Сталинской премии I степени. И это неспроста, он был его родным дедушкой.

 

- Конечно, деда я не застал, он умер в возрасте всего 48 лет в июле 1951 года. Но и моя бабушка Ираида Ивановна, и Мих Мих (актёр Михаил Михайлович Державин, родной дядя моего собеседника, – прим. авт.) с гордостью рассказывали мне, как он спасал Театр имени Евг. Вахтангова в годы Великой Отечественной.


- ???


- Когда через несколько месяцев после начала войны театр отправился в эвакуацию (к слову, по дороге в Омск, в городе Балахна, 6 сентября 1941 года родилась моя мама Татьяна Михайловна; она стала третьим ребёнком в семье Державиных), дедушка остался в Москве. Вместе с неуехавшими актёрами и другими работниками театра он посменно дежурил на крыше Вахтанговского. Ведь в ночь с 23 на 24 июля в него уже попадала бомба, здание тогда сильно пострадало, от взрыва погибло несколько человек. И Михаил Степанович, сбрасывая в один из злополучных дней с крыши театра очередную фугаску, чуть не погиб: едва он успел её скинуть, снаряд разорвался, и осколки разлетелись в разные стороны, один из которых зацепил его нос.


- Твой дед рано ушёл из жизни, равно как и отец. Тебе было всего 11 лет, когда не стало его, любимого миллионами зрителей актёра Бориса Владимирова, прославившегося благодаря сценическому образу Авдотьи Никитичны – в паре с Вероникой Маврикиевной. Твоим воспитанием занималась мама?


- Мы всегда жили на два дома – в Большом Николопесковском переулке, где находилось наше родовое гнездо, и на Маяковке, где я жил с родителями. Однако почти каждые выходные я всё равно проводил на Арбате, ведь здесь у нас уже образовалась большая и дружная компания, в которой, кстати, была и Олеся, дочка прекрасной актрисы Нины Руслановой.


Когда папа ушёл из жизни, Мих Мих стал для меня вторым отцом. Да, у него был мягкий характер, он мне всё дозволял, но при этом потихоньку прививал хорошие человеческие качества.


- Так это он, значит, направил тебя в другое русло, и ты стал актёром? Ведь ты учился в школе с углублённым изучением немецкого языка и об актёрской профессии и речи тогда не шло…


- В какой-то мере это его заслуга. До 13 лет я учился в школе неплохо, а потом что-то пошло не так. И на переводном экзамене по немецкому языку – для перехода в 10 класс – я не знал, что отвечать по билету, поэтому притворился, что мне плохо. Пришлось даже в обморок упасть, свалившись со стула. А когда приехал врач, через него мне передали шпаргалку. (Улыбается).


- Так вот она, первая твоя театральная зарисовка.


- Да-а-а-а! Тем не менее, маме и Мих Миху, которые были вынуждены прийти к директору школы, сказали, что авансом меня готовы перевести в 10 класс. Но я наотрез отказался сюда идти и перешёл в школу эстетического воспитания № 123. Два года учился в своё удовольствие (вместе со мной в классе учился сын Р. Карцева Павел Кассинский). Правда, профильных занятий у нас не было, однако актёрскому мастерству мы время уделяли, делали спектакли, например, «Сон в летнюю ночь».


- Ты же мог пойти по стопам отца и поступить в ГИТИС, однако ж выбрал Театральное училище имени Б.В. Щукина. С чем это связано?


- Когда в 1991 г. я ушёл из школы № 13, как раз в тот же год в Московском театральном колледже, образованном на базе ГИТИСа, набирал курс профессор Борис Гаврилович Голубовский. Всё бы хорошо, но меня он почему-то не взял.


Кстати, на том курсе учился Павел Трубинер, недавно вместе с ним и его супругой Юлией Мельниковой мы снимались в телесериале «Катя и Блэк» у режиссёра Гузель Киреевой.


А почему я выбрал Щукинское училище? Здесь всё намного прозаичнее. Когда папа ушёл из жизни, мы стали жить у бабушки Ираиды на Арбате. И дорога из дома до училища занимала всего… 40 секунд. Я ж вырос в этом дворе, меня знали здесь все преподаватели. Даже в библиотеку через окно «заходил». (Улыбается).


Не скажу, что поступать в «Щуку» были легко, хотя свою роль, пожалуй, сыграл тот факт, что я из актёрской династии. Однако позже Мих Мих сказал мне знаковую фразу: «Минь, пойми, можно по блату попасть в институт, но на сцене за тебя по блату никто не сыграет». До сих пор часто вспоминаю его слова.


На первом курсе я учился как все, особо не выбивался. Но когда мы начали готовить самостоятельные отрывки, я о себе неплохо заявил. Даже положительные отзывы были от педагогов. А на последнем курсе я был задействован в четырёх из пяти дипломных спектаклях: «Тень», «Два веронца», «Бедность не порок» и «Аршин мал алан».


Курс у нас был мега-звёздный: Антон Макарский, Максим Аверин, Мария Порошина, Ольга Будина, Олег Кассин, Наталья Антонова, Дмитрий Мухамадеев, Илья Бледный. С Олегом и Максом мы работаем в одном театре, поэтому видимся часто, с другими встречаемся реже, но мы всегда на связи. Ещё всех нас объединяет день рождения альма-матер – 23 октября. Ежегодно в этот день выпускники разных лет встречаются в нашем родном Театральном институте им. Щукина. К сожалению, нет уже рядом с нами художественного руководителя курса Марины Александровны Пантелеевой, удивительная женщина и прекрасный педагог. В этом году ушёл из жизни и ректор института – Народный артист СССР Владимир Абрамович Этуш. Как же мы его боялись в студенческие годы. У него был очень тонкий юмор, мы его понимали и ценили, но какой у профессора был взгляд… Мы боялись показывать свои отрывки, если Владимир Абрамович присутствует в зале. Он запросто мог тебя прервать и попросить закрыть за тобой занавес.


- Говорят, кто ближе всех живёт к школе или институту, тот чаще опаздывает на занятия. Это про тебя?


- Нет, я человек очень пунктуальный. Наоборот, стараюсь прийти пораньше. Чего не скажу про свою любимую супругу Настю. Если она говорит: «Сейчас буду», то я уже прекрасно знаю, что явится минут через десять, не раньше. (Смеётся).


- Стоял ли перед тобой выбор куда поступать, после окончания «Щуки»?


- Уже с четвёртого курса у нас начались показы в разные театры. И накануне моего показа в Театр сатиры по телеканалу «Культура» шла передача о нашем нашумевшем дипломном спектакле «Аршин мал алан», который, кстати, ещё в течение года мы играли на сцене Театра им. Вахтангова. А следом была передача про В.Н. Плучека – в то время художественного руководителя Театра сатиры. И когда я пришёл к нему показываться, он сказал мне: «Где-то этот отрывок я вчера уже видел». На что я Валентину Николаевичу добавил: «Да-да, я Вас тоже вчера видел по телевидению». Так мы и обменялись любезностями. К счастью, меня приняли. А уже позже, когда Плучек узнал, что Мих Мих мой родной дядя, он спросил у него: «Что ж ты раньше не сказал, что Мишка – твой племянник?». Тут-то я и понял, что поступил в театр сам, без блата.


Зная, что уже буду играть в Сатире, своим однокурсникам я помогал показываться в другие столичные театры. И очередной успех меня ждал в Театре под руководством А. Джигарханяна. Помню, Армен Борисович пригласил к себе в кабинет и сказал, что хотел бы со мной поработать. Но я так опешил, ведь меня уже приняли в Театр сатиры. Пришлось любезно отказаться.


- По сути, ты вырос за кулисами театра. Какой спектакль из детства остался в твоей памяти?


- Года четыре мне было, когда увидел «Бешеные деньги» с Ольгой Аросевой в главной роли. После спектакля она посадила меня к себе на колени и поинтересовалась, как мне спектакль. На что со всей серьёзностью я ответил: «Запутанная вещица». А второй спектакль – «Трёхгрошовая опера». Помню, с Мих Михом мы шли по третьему этажу театра, а нам навстречу вышел Андрей Миронов, игравший вместе с Державиным в этом спектакле. «Андрюша, познакомься, это Миша, мой племянник. А это – Андрей Александрович», – представил нас друг другу Мих Мих. И я радостный протягиваю Миронову руку. «Никогда первым не протягивай руку людям старше тебя», – сказал он. Это я запомнил на всю жизнь.


- В школе одноклассники знали, что твой папа – Авдотья Никитична?


- Вряд ли. Скорее, преподаватели знали о том, что отец и дядя – актёры.


- Интересно, почему Борис Павлович так редко снимался в кино? Из самых ярких его работ могу вспомнить разве что «Бабушки надвое сказали» режиссёра Валерия Харченко, увы, ушедшего из жизни 25 июня.


- Не сложилось… Он мечтал сниматься в кино, и очень переживал, что его почти никуда не приглашают. Ещё есть пару крохотных ролей – в фильмах «Старики-разбойники» и «Семь нянек». Хорошо помню, что уже незадолго до смерти его пригласили на съёмки советско-иранского фильма о Шахерезаде. Но папа, увы, так и не успел в нём сняться.


Папы не стало в 1988 году, мамы – в 2014, Мих Миха – в 2018. Да, их нет с нами на этом свете, но когда мы собираемся семьёй, пьём за них, как за живых. Ведь они были очень светлыми людьми.


     

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива М.Б. Владимирова

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse