Новости

Александр Шаганов: «С Люберцами меня очень многое связывает»

Пожалуй, не найдётся в нашей стране, да и на всём постсоветском пространстве человека, который не был бы знаком с творчеством мастера слова Александра Шаганова. Праздники, застолья или просто дружеские посиделки у костра редко обходятся без его знаменитого «Коня». Эта песня звучала на самых разных сценах – от главных концертных площадок России до небольших сельских клубов. Её пели и знаменитые артисты, и академические ансамбли, и даже церковные хоры. Однако впервые «Выйду ночью в поле с конём» прозвучала в исполнении нашего земляка Николая Расторгуева. Вообще, в репертуаре «Любэ» около 100 песен, написанных на стихи А. Шаганова: «Атас», «Комбат», «Ребята с нашего двора», «Верка», «Ветер-ветерок», «От Волги до Енисея» – и все они стали хитами и любимы миллионами.


Александр написал прекрасные стихи, которые легли в основу песен и для других известных исполнителей. Женя Белоусов, например, исполнил его «Девчонку-девчоночку», в репертуаре Сергея Чумакова – «Не обижай, жених», у Влада Сташевского – «Вечерочки-вечерки», у Данко – «Малыш» и ещё несколько десятков хитов у группы «Иванушки International», среди которых – «Кукла», «Золотые облака», «Тучи» и «Букет сирени».


Шаганов в нашем городе гость нередкий, и люберчане всегда рады встрече с ним. Однако для «ЛГ» вдвойне приятно, что наша беседа со знаменитым российским поэтом-песенником состоялась именно сейчас, в год 30-летия со дня основания группы «Любэ».

 

Саша родился в Москве и первые годы своей жизни прожил в коммуналке по соседству с кинотеатром «Кишинёв» на улице Юных Ленинцев.


- В четырнадцатиметровой комнате мы ютились вшестером: мама с папой, бабушка, старший брат Юрий, младшая сестрёнка Лариса и я. А ещё к нам иногда наведывались любимые родственники. Как все помещались – для меня до сих пор загадка. Однако не припоминаю, чтобы мы, детвора, испытывали какие-либо неудобства коммунального быта, – рассказывает Александр. – Когда мне исполнилось 6 лет, родителям была предоставлена трёхкомнатная квартира в новостройке на 1-й Новокузьминской улице. Конечно, новые жилищные условия казались мне уже раем. Я прожил в той квартире 28 счастливых лет, откуда перебрался на Самаркандский бульвар, здесь прошли ещё пару лет моей жизни, а затем я переехал на Таганку, где живу по сей день.


Поэтому в песне «Улочки московские» почти все перечисленные улицы – из столичного Юго-Восточного округа. Тому есть объяснение. (Улыбается).


Годы становления – важный этап в моей жизни. И насколько судьба была тогда ко мне, Игорю Матвиенко и Николаю Расторгуеву благосклонна, что в географически бескрайней первопрестольной она поселила нас, по сути, в одной остановке друг от друга – чтобы мы не тратили время на передвижение. Я жил на 1-й Новокузьминской улице, Игорь – в 12-этажном доме рядом с Московским институтом управления, ныне ГУУ, у станции «Выхино», а в Люберцах, на улице Калараша, жил Коля.


Когда мы познакомились с Матвиенко, а это был конец 80-х, мои песни в исполнении группы «Чёрный кофе» уже звучали по всей стране. И во время одной из наших дружеских встреч он поинтересовался, получаю ли я авторские отчисления. «Да, какие-то отчисления приходят, – говорю ему. – Более того, недавно пришёл перевод из Финляндии в долларовом эквиваленте». Игорь растерялся. (Смеётся).


Вскоре мы стали работать в творческом тандеме. Конечно, если б ещё тогда знали, что нас будет ждать такой успех, который вскоре случился с «Любэ», мы нашли бы те несчастные деньги, чтобы записывать песни в хорошем качестве. К счастью, в январе 1989 года нам улыбнулась удача: директор студии «Звук» Андрей Лукинов, с которым я был уже знаком, в безвозмездное пользование на неделю предоставил нам свою звукозаписывающую студию. Так 14 января 1989 года мы начали записывать наши первые песни для «Любэ». И спасибо Коле Расторгуеву, который именно это число считает днём рождения группы.


Студия была простенькая, с самым обычным оборудованием, без наворотов, зато мы были молоды, полны идей и вдохновения. Теперь же на современных студиях чего только нет, а вот результаты творения некоторых артистов зачастую себя не оправдывают…


- Интересно, какая же первая песня была записана на этой студии?


- Конечно, о Люберцах: «Мы будем жить теперь по-новому» («Люберцы»), затем появились «Дуся-агрегат», «Батька Махно», «Не губите, мужики», «Клетки». Вскоре в том же 1989 году вышла уже первая пластинка – «Атас» и разошлась она огромным тиражом. Так началась мощнейшая история «Любэ», которая длится по сей день. Мы пригодились друг другу ещё 30 лет назад и до сей поры находимся в одной упряжке.


Всякий раз, когда я приезжаю в Люберцы, всегда вспоминаю Колино гостеприимство, тенистые аллеи и старые проулки в центре города, «клёшастое поколение» с гитарами на бульварах – всё это нашло отражение в песне «Ребята с нашего двора». Хотя Люберцы, должен сказать, – город с характером, за словцом в карман не полезет. Особенно, если вспоминать лихие девяностые.


Каждый год я бываю в Люберцах. Во-первых, здесь живёт мой брат Юрий. Во-вторых, 14 лет подряд во Дворце культуры проходит Открытый фестиваль эстрадной песни «Приди и пой», организованный лауреатом престижных музыкальных конкурсов Татьяной Матвеевой. (А. Шаганов является бессменным председателем жюри фестиваля, – прим. авт.). И в-третьих, в Люберцах у меня есть друзья и, конечно, время от времени мы встречаемся. В их числе Эдуард Коган (долгие годы он работал травматологом в районной больнице), в соавторстве с ним мы придумали две песни – «Всё зависит от Бога и немного от нас» и «Просто любовь». А ещё я болею за футбольный клуб «Торпедо» (Москва), в Люберцах тоже есть одноимённая команда, и мне это греет душу. И, конечно, с вашим чудесным городом связана моя работа и дружба с Александром Барыкиным, артист исполнил несколько моих песен, в том числе «Острова». Барыкин – любимый голос из моей юности.


- В следующем году тебе исполнится 55 лет, и почти сорок из них ты пишешь песни. Я обратил внимание, что в твоей квартире есть несколько гитар. И всё-таки что было первым – стихи или душевные мелодии на гитаре?


- (Улыбается). Я не играю на гитаре, всё это – подарки от друзей. И когда ко мне приходят гости, у них всегда есть возможность что-нибудь сыграть или спеть под гитару.


Лет с 16 я уже знал, чем буду заниматься в жизни – я хотел писать песни. Ведь это самый демократичный вид искусства: за каких-то три минуты можно и информативно, и эмоционально рассказать и о себе, и о целом поколении и ещё много о чём. Да и где так же горячо любят песни, как не в России?


Правда, публиковаться мне, молодому парню с рабочих окраин, тогда не представлялось никакой возможности. Была другая эпоха, а вместе с ней и другие правила игры. Молодым поэтом запросто мог считаться розовощёкий сорокалетний мужчина, уже повидавший жизнь.


Свои первые стихи под названием «Владимирская Русь» я придумал в 17 лет, будучи первокурсником Московского электротехнического института связи, однако зазвучали они только спустя года четыре. Да, я показывал их маститым поэтам, но зачем они им были нужны, ведь они сами пишут стихи. Другое дело – мои стихи могли заинтересовать музыкантов. И я к этому подошёл с другой стороны.


- Расторгуев в одном из своих интервью однажды сказал, что у него две главные песни – «Атас» и «Комбат», Игорь Матвиенко же, общаясь с журналистами, отметил, что главная песня в его жизни – «Конь». Наверняка у тебя тоже есть любимые песни?


- Все песни, которые я написал, – они все для меня любимые. Если у тебя большая семья и кто-то из детей учится не очень хорошо, не станешь же ты из-за этого любить его меньше. (Улыбается). Хотя событийной песней стала для меня, например, «Там, за туманами». Для меня вообще важно, чтобы песня находила своё отражение в жизни людей и страны в целом.


- А что за история с «Там, за туманами»?


- Мой отец Алексей Павлович был моряком, в течение четырёх лет он проходил срочную службу на Балтийском флоте. И те годы, по его словам, были для него самыми счастливыми. Многими годами позже передо мной встал выбор – побывать на Кубе или осуществить круиз по северным морям. Выбрал второе. И уже после моего двухнедельного скандинавского путешествия я за ночь придумал песню «Там, за туманами». В эту же ночь родилась ещё одна песня – «Письма лета» – для «Иванушек».


- Твои песни исполняют многие известные артисты. И сейчас я хочу вспомнить дуэт Людмилы Зыкиной и Николая Расторгуева.


- Они исполнили «Побеседуй со мной». Это любовная лирика, и в песне были такие слова:


«Побеседуй со мной, вечеруя,

Сумрак лёгким дыханьем чаруя,

Еле влажной ладонью коснись,

И разденься, и сном притворись».


Во время записи песни Матвиенко обратился к Л.Г. Зыкиной, мол, стихи написал молодой поэт, может, попросить его заменить слово «разденься»? «Нет-нет, не надо. Я справлюсь», – ответила ему Людмила Георгиевна.


- Бывает такое, что муза приходит только в определённый период?


- Да, авитаминозное время года наступает с конца января и длится до середины апреля. В этот период я обычно ничего не сочиняю и за это себя не корю. Ещё не могу творить в полнолуние.


А вот летом и осенью – пожалуйста. Например, в августе 1993 года в течение одной недели я придумал песни «Комбат» и «Выйду ночью в поле с конём». Обе вмиг стали популярны и любимы.


- В последнее время кинорежиссёры нередко создают сиквелы. Может, пора написать продолжение песни «Не валяй дурака, Америка»? Тема-то актуальная…


- Спасибо за подсказку, такая идея мне в голову ещё не приходила. Кстати, это песня хорошего задорного юмора, так, пожалуй, можно сочинять только в студенческие годы. Но над твоим предложением я подумаю. (Улыбается).


Хочу писать счастливые песни, а ещё – воспевать в них нашу землю, где мы все родились.


- Как относится к твоему творчеству дочка?


- У нас нет культа папы в семье. Но смею надеяться, что Лизе нравится то, что я сочиняю. (Улыбается). А ещё я понял, что детей нельзя воспитывать, с ними нужно только дружить. Особенно если у тебя дочка.


Николай Расторгуев и Александр Шаганов. Дружба длиной в 30 лет 

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора и из архива А. Шаганова

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse