Новости

Викентий Вересаев: две судьбы



Вероятно, ни одна другая профессия не подарила литературе столько талантливых и самобытных авторов, сколько медицина. Достаточно напомнить имена британцев Сомерсета  Моэма и Арчибальда Кронина, наших соотечественников Чехова и Булгакова… А также Викентия Викентьевича Вересаева, со дня рождения которого в этом году исполнилось ровно 140 лет. Сам Вересаев так объяснил это, загадочное на первый взгляд, явление: «Нет ни одной науки, которая приходила бы в такое непосредственно близкое и многообразное соприкосновение с человеком, как медицина».




ДОКТОР СМИДОВИЧ


   Поэтом можешь ты не быть…

Будущий писатель родился  в семье русских интеллигентов, потомственных врачей, в которой главными добродетелями считались верность профессии, чувство долга и добросовестный труд. По свидетельствам близких родственников, Викентий был серьезным, вдумчивым, несколько замкнутым и достаточно честолюбивым ребенком с богатым воображением и отличной памятью. Он хорошо учился в гимназии и писал стихи, которые начали печатать, когда их автор находился еще в подростковом возрасте. Казалось, блестящая литературная будущность сама распахивалась перед ним, однако верность семейным устоям на продолжительное время взяла верх над интересом к искусству. После некоторых колебаний, окончив гимназию, юноша  выбирает карьеру не писателя, а врача. Причем, будучи по натуре человеком пытливым и добросовестным, уходит с головой в медицину.


В 1892 году, еще студентом университета, он отправляется на юг России, где отважно борется с эпидемией холеры. На старших курсах прилежно трудится в клинической лаборатории, после окончания учебы практикует в Туле. Затем, ощутив недостаток практических знаний, устраивается сверхштатным ординатором в Петербургскую Боткинскую больницу. Работает самоотверженно и много,  живет впроголодь… С началом русско-японской, а затем и мировой войны работает в полевом госпитале, потом служит полковым врачом в городе Коломне. И, наконец, заведует военно-санитарным отрядом Московского железнодорожного узла. Так в кратком изложении выглядит послужной список потомственного русского врача Викентия Смидовича. Далее следует литературная биография прозаика Вересаева.


ПИСАТЕЛЬ ВЕРЕСАЕВ


      … Но гражданином быть обязан!
В это время начинающий автор создает свою первую повесть «Без дороги» в форме дневника-исповеди молодого врача Дмитрия Чеканова. При работе над произведением Вересаев-Смидович опирался на свой личный и профессиональный опыт, широко используя собственные дневниковые записи. Он и в дальнейшем старается придерживаться принципа достоверности и документальной точности. Это не означает, что поэзия вовсе исчезла из его жизни или что у писателя ощущается недостаток художественного таланта. Многие страницы его произведений свидетельствуют: их автор тонко чувствует красоту мира и умеет психологически точно «выстроить» характер и реплики любого персонажа. Кроме того, в интонациях вересаевского голоса прорывается сдерживаемая страстность, столь присущая его натуре. Однако главным принципом его литературной деятельности становится: не вымысел, а правда. Уже будучи почтенным патриархом, Вересаев подчеркивал: «Да, на это я имею претензию, - считаться честным писателем».


Из-под пера прозаика выходят рассказы, критические  произведения, очерки, биографии известных писателей. И, наконец, Вересаев заканчивает главный труд своей жизни: документальную повесть полумемуарного характера, замысел которой родился еще в студенческие годы. Однако теперь произведение называется не «Дневник студента-медика», как планировалось первоначально,  а «Записки врача».


 «ЗЕРКАЛО ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СОВЕСТИ»


      Лжи не будет!
      В. Вересаев, дневники


Поместив в центр своего повествования рядового российского врача из провинции, писатель ставит его в типичные условия и сталкивает с трудностями, подстерегающими абсолютное большинство работников медицины. При этом он вовсе не намерен слепо защищать честь белого халата и не боится выносить сор из избы. «Как будто есть такой крепкий ящик, в котором можно наглухо запереть правду!» - с возмущением восклицает автор в одном из предисловий. В центре внимания писателя находятся острейшие вопросы нравственной и профессиональной этики. Среди них – правомочность экспериментов на живых людях и мучения подопытных животных, необходимость сохранения врачебной тайны, принудительное вскрытие трупов и многое другое. Ничуть не меньше волнует автора и целый ряд сугубо социальных проблем, напрямую связанных с медициной. В их числе – низкий уровень жизни рядового врача, бытовые и профессиональные условия, порождающие тяжелые недуги…


После выхода в свет книга приобрела как горячих сторонников, так и ожесточенных противников. Защищаясь от нападений коллег, обвинявших его в разглашении профессиональных тайн, Вересаев писал: «То, что важно и  необходимо для науки, то есть для блага человечества, сплошь да рядом оказывается крайне тяжелым и гибельным для отдельного человека. Противоречие это било мне в глаза, било, казалось мне, и каждому врачу, не потерявшему способность смотреть на жизнь с человеческой, а не с профессиональной точки зрения, и противоречие это я отразил в своей книге».


Несмотря на протесты части читателей, а возможно, и благодаря им «Записки врача» выдержали свыше 30 изданий и были переведены на многие европейские языки. Авторы многочисленных откликов отмечали, что люди, подобные герою «Записок», «могут явиться живой, неугомонной совестью врачебного сословия». Подчеркивалось, что книга имеет несомненную ценность не только для медиков, но и для психологов, психиатров, педагогов, криминалистов… Однако целый ряд идейных противников упрекал автора в излишнем пессимизме и даже прямом недоверии  к медицинской науке. Полемизируя с ними, Вересаев патетически восклицал: «Да, я, я лично верю в медицину!»


Повесть, названная в свое время «Зеркалом профессиональной совести», сохраняет свою актуальность, высокую художественную и нравственную ценность и сегодня. А ее автор занимает достойное место в почетной когорте русских писателей-документалистов, таких, как Успенский, Григорович, Помяловский. Гуманистический пафос их произведений продолжает лучшие традиции отечественной литературы.


Елена ПЕЧЕРСКАЯ

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse