Новости

Сложный и простой Алексей Толстой

     … О да, не все умел он рисовать,
      Но то, что рисовал он, совершенно!
      Николай Гумилев


10 января исполнилось 125 лет со дня рождения Алексея Николаевича Толстого. Многие читатели, особенно юные, воспринимают его в основном как признанного «папу» «Буратино, других захватывает «Аэлита» и «Гиперболоид инженера Гарина», третьи зачитываются историческими эпопеями «Петр Первый» и «Хождение по мукам», а для кого-то недосягаемой вершиной остается автобиографическая повесть «Детство Никиты». Алексей Николаевич был достаточно плодовитым и многогранным автором, и на всем, что вышло из-под его пера, лежит несомненная печать своеобразного таланта.


«МОЙ ПИСЬМЕННЫЙ, ВЕРНЫЙ СТОЛ…»


Достаточно беглого взгляда на автобиографию писателя, чтобы убедиться: он был фатально обречен  на литературную карьеру. По отцу он принадлежал к знаменитому роду графов Толстых, а мать будущего писателя в девичестве носила фамилию Тургенева и сама была автором нескольких повестей для детей и юношества. Положение, как говорится, обязывает… Впрочем, первые литературные опыты юного отпрыска двух славных родов не внушили особых надежд даже его матушке, которая очень хотела видеть сына за письменным столом. Для того, чтобы ее мечта сбылась, Алексею Николаевичу пришлось пройти сквозь многие житейские бури и вихри истории и немало потрудиться над собственным стилем и мастерством.


Тем не менее, ничто не пропало всуе: ни жаркие литературные дискуссии и чтение вслух русской прозы, ни игры с  деревенскими ребятишками, ни чувство сопричастности природе, полученное на глухом хуторе Сосновка, принадлежавшем отчиму. Но прежде чем все эти неопределенные ощущения приняли отчетливую форму и стали колыбелью нового литературного дарования, должны были пролететь годы.


БЕССОНОВ ИЛИ НЕВЗОРОВ?


Сегодня представляется почти невероятным, что признанный прозаик Алексей Толстой начинал со стихов. Между тем, в узких декадентских кругах, в редакции журнала «Аполлон», на знаменитой «Башне» Вячеслава Иванова молодого графа знали именно как поэта. Впечатления, полученные в литературных салонах Москвы и Петербурга, позднее были положены в основу образа элегантного и порочного символиста Бессонова в «Хождении по мукам».


В 1907-08 гг. Алексей Толстой издал два сборника собственных стихотворных опусов. От второго из них, «За синими реками», он не отрекался и в зрелые годы. Однако в дальнейшем «магический кристалл» его поэзии настолько растворился в прозе, что стал, по сути, трудноуловим. В силу особенностей своей натуры Толстой любил жизнь во всем ее материальном многообразии и был абсолютно чужд символизма, мистицизма, романтизма и вообще всяческой абстрактности.


Более того, именно он сумел создать немеркнущий образ Невзорова, обывателя и приспособленца, существа беспринципного и бесхребетного, легко выживающего в самых сложных исторических условиях. Именно к герою толстовской повести «Ибикус, или приключения Невзорова», весьма напоминающего «цыпленка жареного» из песенки  времен НЭПа, можно с полным правом отнести слова Максима Горького: «Мещанин бессмертен, ибо он живуч, как лопух…»


«ЖИЗНЬ, ЖИЗНЬ…»


Интересно, что уже в 1914 году марксистская литературная критика ставила Толстого в один ряд с  Горьким, Буниным и Шмелевым, подчеркивая, что эти авторы «рисуют в своих произведениях не сказочные дали, а подлинную русскую жизнь со всеми ее ужасами, повседневной обыденщиной».


Действительно, особенности мировосприятия Толстого сделали его ярко выраженным художником-реалистом. Напомним, что основным принципом данного творческого метода является «создание типичных характеров в типичных обстоятельствах». Герои прозы А. Толстого неизменно предстают перед читателем «весомо, грубо, зримо», и всяческая бестелесность им органически чужда. Даже обращаясь к блестящей сказке «Золотой ключик» или к фантастическим повестям писателя, мы неизменно  обнаруживаем: нас увлекают не столько необычные похождения героев, сколько достоверная, психологически точная «лепка» их характеров.


Вершиной художественных достижений Толстого следует  признать исторический роман «Петр Первый», к сожалению, оставшийся незаконченным. В нем проявились лучшие стороны зрелого таланта автора: уникальное чувство исторической эпохи, внимание к документу и бытовым деталям, точные  психологические мотивировки, трезвость взгляда на мир и богатство художественного воображения. Как никто другой, А. Толстой умел отображать Время и ощущал историю как некую материальную силу. И хотя фигура «советского графа» Толстого, который, совсем как Невзоров, легко вписался в классово чуждую среду, может показаться экстравагантной и даже двусмысленной, художника следует судить по законам, им самим над собою признанным.


Елена ПЕЧЕРСКАЯ

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse