Новости

Русский актёр с американскими фильмами


К Александру Кузнецову известность пришла в середине 80-х. Высокий стройный блондин с несходящей с лица улыбкой и слегка лукавым взглядом сразу полюбился зрителям ролью «американца» Джека Восьмёркина. Затем последовали другие знаковые работы в кино – «Приморский бульвар», «Две стрелы. Детектив каменного века», «Кошмар в сумасшедшем доме»


Финал эпохи перестройки оставил на судьбе актёра свой отпечаток: Кузнецов улетает за океан, где так же успешно продолжает сниматься уже в американском кино. «Беверли-Хиллз 90210», «Космические ковбои», «Миротворец", «Универсальный агент». В 90-е годы популярный актёр неоднократно прилетает в Россию, но в фильмах здесь почти не играет.

 

Несколько лет назад Александр вернулся на родину, хотя по-прежнему живёт на два континента. График у актёра сегодня довольно плотный. Он много снимается в кино, играет в театре, иногда участвует в популярных телепередачах.

 

В понедельник, 2 декабря, друзья и коллеги поздравляли Кузнецова с днём рождения. Но погулять на широкую ногу ему пока не удалось – актёр тщательно готовился к 70-летнему юбилею Государственного театра киноактёра, который состоялся вчера в Москве.

 

- Александр, мы с Вами чаще видимся на различных мероприятиях, кинофестивалях, нежели в кафе в такой неформальной обстановке. Наверное, здорово, когда есть столько работы, или иногда всё-таки хочется от всего отдохнуть?

 

- Я искренне счастлив, что сейчас у меня много работы. Например, в 2008 году, когда разразился кризис, из-за отсутствия финансирования в течение двух недель на моих глазах разрушились три крупных проекта, в которых я должен играть ведущие роли. Тогда я остался без копейки, и это в какой-то мере стало поворотным моментом в моей судьбе – мы расстались с предыдущей женой.

 

По работе я действительно проголодался. И пока она у меня есть, я рад, что имею такой динамичный график: сегодня я в Москве, завтра в Киеве, потом в Санкт-Петербурге, Ярославле, Лос-Анджелесе... Моя жизнь наполнена путешествиями.

 

И я не хватаюсь за всё подряд и всегда могу отказаться от неинтересной мне роли.

 

- Сегодня Вы снимаетесь в нескольких телесериалах, среди которых – «Так далеко, так близко» режиссёра Андрея Черных. Знаю, что первый раз снимаетесь в его картине. Это очередной детектив?

 

- Да, это детективная история, но здесь присутствует и любовь, и семейные отношения. Телезрители увидят меня в роли полицейского.

 

- В отечественном кинематографе Вы «дослужились» уже до генерала. Уверен, что с лёгкостью справляетесь с этой ролью.

 

- Да, генералов я сыграл в нескольких картинах. А в телесериале «Шахта» – был руководителем ФСБ.

 

- Я заметил, что Вам довольно часто предлагают играть людей в форме. Совпадения?

 

- В кино я снимаюсь с 1981 года, но за весь советский период в моей фильмографии можно увидеть в основном положительных героев. И когда в 1991 году я оказался в Лос-Анджелесе, таких персонажей мне играть уже не приходилось: как в любой большой индустрии, иностранцы постоянно играют плохих парней. А чтобы попасть в нужную обойму, мне пришлось быстро переформатироваться на отрицательных героев.

 

Когда в 2004 году я приезжал в Москву, режиссёр Алексей Сидоров, снявший «Бригаду», пригласил меня на фильм «Бой с тенью». И в первый раз в российском кинематографе я сыграл отрицательного персонажа. Сыграл убедительно – меня стала узнавать на улицах даже молодёжь. Ведь до этого у меня были две самые яркие роли в кино: «Джек Восьмёркин» и «Приморский бульвар», но эти картины больше помнят зрители постарше.

 

А после выхода «Боя с тенью», ко мне стали подходить даже представители наших спецслужб, задавая один и тот же вопрос: «Ты что, служил? Ты наш?» (Смеётся). Для меня это был самый большой комплимент, который актёр может получить за свою работу. Тогда я понял, что попал прямо в точку, значит нажал на какие-то верные механизмы, которые меня тут же идентифицировали с этой группой людей. Хотя сам в армии не служил – в Московском авиационном институте, где я учился, была военная кафедра. Но не окончив МАИ, я ушёл в театральное училище имени Щукина. По логике меня должны были призвать в Вооружённые Силы, но повезло. На призывной комиссии ко мне обратился военком: «Товарищ Кузнецов, наша комиссия признала вас годным. Вы идёте служить в артиллерийские войска». Весь на эмоциях я бросился на колени: «Товарищ полковник, как же так, я сейчас оставил один институт ради другого... Представляете, какой ответственный шаг я сделал в своей жизни! А сейчас я пойду служить, и после возвращения из армии меня никто и никогда не возьмёт в театральное училище, потому что буду уже пожилым человеком, понимаете?» (Ведь в театральные вузы принимают в основном до 23 лет). «Прекратите этот концерт! Встаньте немедленно!». И вдруг две сердобольные женщины из призывной комиссии в один голос обратились к военруку: «Николай Петрович, так он у нас в Тимирязевском районе Москвы единственный артист, а ты его в армию хочешь забрать. Ты нам всю статистику попортишь». Между ними завязался горячий спор, а меня они выгнали в коридор. Попросили подождать. Стоя у двери, я слышал, как в течение пяти минут с руганью и криками решалась моя судьба.

 

- Так женщины Вас отстояли?

 

- (Смеётся). Победили! Меня позвали обратно в кабинет и сказали: «Ну ладно, считай, что тебе повезло. Иди учись. Но только учись хорошо!». Это было второе напутствие, которое я получил будучи студентом. Первое было немного раньше: когда отправился забирать документы с 6-го курса МАИ. Пришёл к декану, и он, выслушав меня, покраснел от негодования и с криками: «Да ты идиот! Сумасшедший! Никаких документов я тебе не дам. Только через мой труп. Иди к ректору, и если он даст мне письменный приказ, тогда, может быть, я отдам тебе документы» практически выставил меня за дверь. Отправился к ректору, но он был в отъезде, поэтому я получил аудиенцию с проректором. Он выслушал меня и сказал ту же сакраментальную фразу: «Считай, что тебе повезло. Я вырос в коммуналке на Арбате, где в одной из комнат жила женщина, к которой частенько наведывались ребята. Тогда я не интересовался, чем они занимались, но потом как-то узнал, что она руководила народным театром. Иногда мы перебрасывались с мальчишками несколькими фразами и не более. Но когда спустя пару лет я увидел их лица на экране, – это были Станислав Любшин, Василий Шукшин и Владимир Высоцкий, я понял: какие судьбы решались в соседней комнате. С того момента я уважительнее стал относиться к искусству и людям творческих профессий. Ладно, не выполню я план по инженерам, как по лампочкам. Иди, учись, только будь хорошим артистом».

 

- Так Вы оправдали эти наставления?

 

- В «Щуке» я учился очень хорошо, тем более во многом мне помогало моё первое образование.

 

В театральном училище студентам актёрского факультета запрещалось сниматься во время учёбы. Это отрывало от учебного процесса, от партнёров, с которыми ты делаешь совместные этюды. Но мне и моей однокурснице Даше Михайловой повезло. Она с 11 лет начала сниматься в кино, поэтому к моменту, когда Даша поступила в училище, она была уже известной советской кинозвездой. А мне разрешили сниматься только потому, что не к чему было подкопаться. За поддержкой я обратился к худруку нашего курса Татьяне Кирилловне Коптевой. Она сказала, что никаких претензий ко мне не имеет. А мне оставалось ей только пообещать, что буду продолжать учиться так же хорошо. Согласие на съёмки в летний период получил!

Сначала это была военная драма Ивана Киасашвили «Привет с фронта» – хорошая картина, на фестивале телевизионных фильмов в Канаде она заняла 2-е место. Второй мой фильм – «Небывальщина» режиссёра Сергея Овчарова. Картина стала знаковой в советском кинематографе, однако в Госкино СССР её тогда признали антисоветской.

 

- Поэтому-то фильм и показывают сейчас "раз в пятилетку".

Значит, летом вас на съёмки отпускали, а во время учебного процесса вместе с другими студентами Вы ходили на занятия?

 

- Да, хотя «Небывальщину» начинали снимать ещё в начале весны. Но меня отпускали.

 

- Спустя три года после окончания училища, в 1988 году, Вы сыграли главную роль в комедии Александра Полынникова «Приморский бульвар». Отрадно, что в этом году в честь 25-летия картины, все актёры, работающие в фильме, вновь встретились – на Международном кинофестивале в Одессе. Такие встречи всегда очень дороги для актёров...

 

- Бесспорно! Но не каждый раз предоставляется возможность собраться всем вместе. Когда свою четверть века отпраздновал «Джек Восьмёркин», наша съёмочная группа не собиралась. Да, я встречался с журналистами с Пятого питерского канала, мы записали по этому поводу программу, но... я её даже не видел.

 

- В прошлом году на сцене Государственного театра киноактёра вместе с заслуженной артисткой России Ольгой Кабо Вы вышли на сцену в спектакле «Труффальдино из Бергамо». Хотя как театральный актёр Вы начинали ещё в конце 1980-х – в Театре на Малой Бронной...

 

- Театр я очень люблю. И в своё время мне действительно повезло: когда учился на 3-м курсе, а я был одним из самых пластичных студентов «Щуки», – наш педагог по сценическому движению и пластике Андрей Дрозднин работал с актёром и режиссёром Евгением Лазаревым в Театре им. Маяковского. Вместе они сделали спектакль «Ящерица» (это вторая пьеса из трилогии Александра Володина «Детектив каменного века»). А тут Лазарева назначают главным режиссёром Театра на Малой Бронной, где он ставит спектакль «Две стрелы» А. Володина. И на главную роль приглашают меня. Так началась моя театральная жизнь.

 

Но в 1989 году у меня было такое количество работы в кино, что это постоянно входило в конфликт с театром. Тем более я был задействован в четырёх или пяти репертуарных спектаклях, и мне становилось всё сложнее лавировать. Вскоре я получаю приглашение сниматься в одной из самых крупных международных копродукций– 13-серийном телевизионном фильме режиссёра-оскароносца Джеймса Хилла «Аляска Кид». Работали над фильмом полтора года. В это же время меня приглашают в американскую картину «Бегущий по льду» режиссёра Бэрри Самсона. Поэтому я принял достаточно болезненное для себя решение – из театра уйти. Даже обратился за советом к своему педагогу по Щукинскому училищу и уже коллеге по Театру на Малой Бронной – народному артисту РСФСР Юрию Васильевичу Катину-Ярцеву. «Саша, ну что я могу сказать? Конечно, ты сам выбирай. Но моё мнение таково, что артист должен служить! Ходить на работу. Театр – очень важный момент в творческой судьбе актёра».

 

...Из театра я всё-таки ушёл. Но в начале 90-х годов, переехав в Америку, я реализовал несколько собственных театральных постановок в Лос-Анджелесе. А когда в 2009 году вернулся в Россию, где-то через полгода в Театральном центре имени Вс. Мейерхольда я случайно встретился с Робертом Манукяном – главным режиссёром Театра киноактёра. Он предложил роль в своей очередной постановке. Прочитав пьесу, я согласился, и уже через несколько дней начались репетиции. И роман с театром снова закрутился...        


Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото автора

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse