Новости

Актёр должен быть счастлив на съёмочной площадке

Благосклонная судьба щедро одарила её умом, красотой, талантом, обаянием, трудолюбием и целеустремлённостью. Однако с кинематографом героиня нашей встречи всерьёз завязала ещё лет сорок назад, понимая, что свои лучшие роли она, пожалуй, уже сыграла. Да, позже были предложения сниматься в кино, актриса хоть и не всегда, но соглашалась. Однако всё это было уже не то.

Популярность к актрисе Наталье Величко пришла 55 лет назад, в 1964 году, с выходом на экраны двухсерийного фильма «Тишина», снятого по одноимённом роману Ю. Бондарева. Затем были роли в фильмах «Друзья и годы», «Третья молодость», «Я его невеста», «Кража» – и везде успех.

Уже как режиссёр она потом сняла собственный фильм «Ураган приходит неожиданно». Но вскоре поставила точку на своей режиссёрской деятельности, признаваясь, что не с её характером снимать фильмы.


Недавно журналист «ЛГ» пообщался с актрисой. Встреча состоялась у неё дома. Символично, что интервью в нашей газете было опубликовано 30 августа. Именно в этот день в 1985 году Наталье Величко присвоено звание Заслуженной артистки РСФСР.

 

- Наталья Яковлевна, Вы из интеллигентной семьи: мама – певица с консерваторским образованием, отец – музыкант, дирижёр. Знаю, что родители познакомились во Фрунзе, но как там оказалась Ваша мама, которая, насколько я знаю, коренная москвичка?


- Да, моя мама Елизавета Устиновна Конюхова была москвичкой, а папа Яков Артемьевич Величко – ленинградец. Он был вторым её мужем, с первым в 1937 году по вынужденным обстоятельствам маме пришлось разойтись, а вскоре её сослали во Фрунзе, где через пару лет она и познакомилась с Яковом.


Мама была очень добрым, великодушным и сострадательным человеком. Мне, тогда ещё совсем меленькой девчушке, хорошо запомнился один эпизод, когда к нам во двор пришла какая-то нищенка. А я в это время приступала есть кашу. Недолго думая, решила угостить эту женщину. «Правильно сделала, Наташенька», – сказала мама, погладив меня по голове.


Мне всегда нравилось помогать людям. И если сделаю что-то доброе, на душе становится очень хорошо.


Семь лет мне было, когда мы переехали в Москву. Первое время, пока не получили квартиру в пятиэтажке в Новых Черёмушках, мы жили в стареньком деревянном домишке на Варшавском шоссе. Здесь же я пошла в 1 класс, стала учиться со второй четверти, так как первую успела окончить ещё во Фрунзе.


Честно говоря, когда мы перебрались в Москву, я ужаснулась. Ведь во Фрунзе постоянно светило солнце, в нашем палисаднике цвели георгины, а в огороде наливались помидоры. А здесь я оказалась в плену больших серых домов, которые, казалось, вот-вот упадут.


Практически сразу после переезда меня крестили. И уже тогда я приняла Господа в своё сердце.


В школу мы всегда ходили мимо церкви. И однажды, проходя около храма, я уговорила одноклассников снять пионерские галстуки. Мою просьбу все выполнили.


Я благодарю Бога за то, что живу в России.


У каждой нации свой характер. Я побывала в разных государствах и одно поняла: лучше нашей страны нет. Нравственность – вот сила русского народа.


- Но ведь Ваша судьба могла сложиться иначе, если б в шестидесятые годы Вы согласились сниматься в «Докторе Живаго» у знаменитого кинорежиссёра Дэвида Лина. Кто знает, может, остались бы жить в Америке…


- Но и там оставалась бы верующим человеком. Хотя, как теперь понимаю, вряд ли бы я согласилась на эти съёмки. Невзирая на то, что соблазн был велик.


- После окончания школы Вы решили пойти по маминым стопам. Окончив музыкальную школу по классу фортепиано и дирижёрско-хоровое отделение музучилища, Вы тоже хотели поступать в Московскую консерваторию, но не случилось. Что произошло?


- Верно, я не хотела быть актрисой. Мне казалось, это какая-то несерьёзная профессия.


Но, видит Бог, не смогла бы я стать настоящим хормейстером. Характер у меня совсем не бойцовский, я пропала бы.


На занятиях по хору, когда находилась свободная минутка, я любила рассказывать анекдоты. За что, кстати, нашу дружную компанию из-за меня нередко выгоняли с урока, а мы тем временем бежали в кинотеатр «Ударник». Дожидались, когда закончится очередной сеанс и напролом, через толпу выходящих зрителей, пробирались в зал и прятались за занавеску. (Жили-то мы скромно, лишних денег на билет в кино не было). А только погаснет свет и начнётся показ картины, мы искали в зале свободные места и присаживались смотреть фильм.


Поступая во ВГИК, на экзаменах я совсем не волновалась, хотя всегда была трусихой. Читала Наташу Ростову из «Войны и мира». И с удивлением вскоре увидела себя в списке принятых.


На курсе, если не ошибаюсь, я была единственная москвичка, остальные – иногородние. Но поскольку я всегда была человеком скромным, они меня полюбили. Однако наш замечательный педагог Анатолий Григорьевич Шишков считал, что со своей природной скромностью в артистки я не гожусь, поэтому уже на 1 курсе встал вопрос о моём отчислении. Спасибо однокурсникам, они меня отстояли.


Уже на одном из последних курсов к нам на экзамен пришла ассистент режиссёра Владимира Басова. Она и пригласила меня на киностудию, где начинались съёмки «Тишины».


«У меня уже нет времени делать вам пробы. Давайте сразу приступим к съёмкам, – сказал Басов. – Но если я пойму, что вы не подходите, я вас заменю. Идёт?». Я кивнула головой и согласилась. Ведь мне так хотелось сниматься.


Я очень старалась, делала всё основательно. Понимала, что нужно сняться хотя бы в одной картине, актрисой я всё равно в дальнейшем себя не видела. Правда, когда съёмки завершились, и на «Мосфильме» был просмотр, вдруг услышала в зале перешёптывания, – неоднократно звучала моя фамилия. И я оживилась.


Так фильм «Тишина» и талантливый режиссёр Владимир Басов сделали меня звездой. Такого поворота я, конечно, совсем не ожидала.


К слову, во время съёмок Басов дал мне полную свободу действий, а ещё – он иногда деликатно меня подхваливал. Я почувствовала в себе уверенность и была очень счастлива на этой картине. Такого счастья я больше не испытывала ни на одной из съёмочных площадок.


- А ведь он мог загнать Вас в рамки…


- Да, если б он указывал мне, что и как делать в кадре, вряд ли бы из этого вышло что-то стоящее. Я не смогла бы раскрыться.


- После «Тишины» у Вас завязались какие-то дружеские отношения с Виталием Коняевым и Георгием Мартынюком?


- Нет, я вообще очень редко дружила с актёрами. Может, так неправильно, просто мне это было неинтересно. Однажды (по-моему, это было уже после съёмок фильма «Третья молодость») мне выразил свою симпатию Олег Стриженов, сказав, что я была женщиной его мечты. Сначала я даже опешила, ведь о нём мечтали многие женщины, а тут он сам мне в любви признаётся. (Смеётся).


- Раз уж мы вспомнили «Третью молодость», а в этой картине Вы блестяще сыграли жену Петипа балерину Марию Суровщикову, я не могу не спросить – откуда такая пластика в танце, эти грациозные движения?


- Всю жизнь я хотела танцевать, это была моя мечта с детства. Но чтобы стать балериной, нужна большая выносливость и крепкое здоровье. Чего, увы, мне всегда не хватало. К счастью, свою мечту в какой-то мере я смогла осуществить в картине «Третья молодость».


- Вам когда-нибудь говорили о внешнем сходстве с актрисой Татьяной Самойловой?


- (Улыбается). Конечно. Но ведь мы и родились с ней в один день, 4 мая. Кстати, британская актриса Одри Хепбёрн тоже родилась в этот день.


- Вы работали со многими известными кинорежиссёрами, но ведь кого-то наверняка можете выделить в первую очередь?


- Владимира Павловича Басова, конечно. Чудесный человек, умный, обаятельный, весёлый. Как и многие актрисы я тоже была в него влюблена.


После съёмок в «Тишине» он пригласил меня на роль Эльзы в военный фильм «Щит и меч».


Должна сказать, что до сих пор сожалею, что отказалась сниматься в картине режиссёра Иосифа Хейфица «Салют, Мария!». В результате «моя» роль досталась Аде Роговцевой.


- Что Вас сегодня больше всего раздражает, Наталья Яковлевна?


- Предательство. Уж больно много стало предателей Родины…


  

 

Богдан КОЛЕСНИКОВ

Фото из архива

 


***

- Выходить замуж я никогда не собиралась. Не хотела, чтобы мной кто-то командовал. Но судьба распорядилась иначе, и я встретила удивительного человека – философа и историка Николая Лисового, члена Императорского православного палестинского общества. Это был очень грамотный мужчина, он произвёл на меня большое впечатление своей образованностью. Вместе мы прожили 30 счастливых лет. К сожалению, 7 января его не стало.

 

***

- На сцене Московского государственного театра киноактёра, в труппе которого я состояла почти 30 лет, сыграла всего несколько ролей, одна из которых – в музыкальном спектакле «Целуй меня, Кэт» – стала для меня очень дорогой. Наверное, я могла бы сыграть больше, просто выбрала другой способ общения со зрителями – творческие встречи. Благодаря им я объездила всю нашу необъятную Родину. Дальний Восток, Сибирь, Алтайский край – какая же красивая в России природа.

Нет комментариев

Добавить комментарий
Конструктор сайтов
Nethouse