От освобождения Белоруссии до битвы за Прибалтику

Участнику Великой Отечественной войны Антипу Яковлевичу Кузьминову 17 апреля исполняется 94 года. Он родился в многодетной семье на Рязанщине, в деревне Харабрино. В 1941 году успел окончить семь классов, и началась Великая Отечественная война.



Опубликовано - 17.04.20 в 13:31; время чтения ~ 5 минут



Сначала парень трудился в механизированном лесозаготовительном пункте, распиливал брёвна на доски, делал ящики для снарядов. Работал электромонтёром, был учеником радиста. Когда мехлесопункт стали расширять, по селу начали проводить электрификацию. Якова Васильевича, главу большого семейства Кузьминовых, назначили заведующим материальным складом запчастей для работающих на лесоразработках тракторов, а Антипа взяли туда заправщиком автомобилей.


- В ноябре 1943 года мне пришла повестка из военкомата. Меня и других мальчишек примерно моего возраста посадили в «телятники» и по железной дороге отправили в Марийскую АССР. Здесь мы прошли начальную военную подготовку, делали блиндажи, изучали миномёты, радио- и беспроводную связь, – вспоминает фронтовик. – Зима была снежная и морозная, окопы копать невозможно, но другого выхода искать не приходилось. К апрелю 1944 года мы уже были готовы к бою, и нас отправили на фронт. Первая остановка – в разгромленном Ржеве, затем – в Невеле. Здесь нас принял 210-й гвардейский стрелковый Полоцкий полк 71-й гвардейской стрелковой Витебской дивизии 6-й гвардейской армии.


Помню, везли нас ночью, повсюду – стрельба, бомбёжки. «Невельский мешок», в который мы попали, оказался сущим адом. Пробыли мы здесь до июня, пока не начались боевые действия за освобождение Полоцка. Вокруг густые леса, болота… Чтобы не засосала трясина, приходилось самим делать водоступы. В непроходимых участках мы валили лес, а по поваленным деревьям шли наши танки, артиллеристы с боевой техникой.


Тяжело было тащить на себе опорную плиту 82-мм миномёта весом под 19 кг, мешок, да карабин с лопатой. Но своя ноша не тянет. Вышли мы на берега озёра Невель, и в июне 1944 года началось наступление. Прорываемся к Полоцку, в конце месяца освобождаем его и переправляемся через Западную Двину.


Обеспечивал стрельбу с миномётов, потом мне поручили организовывать связь миномётной батареи с корректировщиками и командиром батареи. Форсировал Западную Двину с военно-полевым телефонным аппаратом «ТАИ-43» и катушкой за плечами. Плывёшь, и за тобой «нитка» тянется. А на другом берегу уже ждала готовая к бою батарея. Но прежде чем начать обстрел, ей было необходимо знать цели и указания. Группа солдат вытащила меня на берег. Командир батареи уже там. Цель ясна, батареи дают огонь. Меня наградили медалью «За отвагу», а вскоре – за форсирование Западной Двины – орденом Красной Звезды.


От Полоцка мы двинулись в сторону Белоруссии. Ночью штурмом был освобождён Витебск, а затем нас железнодорожным эшелоном направили на переформирование. Воевать-то дальше было некому, с нашего батальона осталось всего 28 человек.

Полки и дивизии формировались из вновь прибывшей молодёжи. Нашей 6-ой гвардейской армии была поставлена задача: повернув на север от Витебска в сторону Прибалтики, прорваться в Литву и выйти к Балтийскому морю, чтобы отсечь 300-тыячную курляндскую группировку вермахта. Поставленная задача была выполнена. В составе других подразделений Прибалтийского фронта мы освободили и взяли прибалтийские города Добеле, Шауляй, Даугавпилс, штурмовали ж/д станцию Вайнёде и вышли в сторону Либавы к берегу Балтийского моря.


Бесконечные воздушные бои, миномётные и артиллерийские обстрелы долго не прекращались. Спать часто приходилось на ходу. А когда разведка доносила, что немцы отступают, мы незамедлительно бежали вперёд. На отдыхе никогда без дела не сидели: если дальше не идём, значит, копаем траншеи. Сначала каждый окапывается на своём участке, затем все соединяемся. Столько земли я за войну вырыл, что неплохой пруд получился бы. (Улыбается).


В апреле 1945 года бои снова ужесточились: немцы пытались прорваться через фронт наших войск, чтобы соединиться с группировкой, нацеленной на Германию и Восточную Пруссию. Тяжело приходилось отстаивать свои позиции, шли постоянные атаки и контратаки. В битве участвовали немецкие танки «Тигры» и «Пантеры», самоходные орудия. Пришлось отступать. По нашим позициям не прекращалась мощнейшая артиллерийская канонада. Но, к счастью, нам удалось преодолеть неприятеля, и мы ринулись вперёд.


8 мая 1945 года во время очередной перестрелки я получил ранение в правое бедро. Положили меня на повозку и повезли в находившийся в лесу медсанбат. Подъезжая к опушке, мы увидели, что немцы вывесили флаги, белые полотенца и простыни. Капитулируют! Наши ребята от радости стали стрелять в воздух. Все ликовали, а я День Победы встретил в медсанбате. Ночью меня положили на операционный стол, и врачи принялись за работу. Долго я отходил от наркоза, но всё обошлось, операция была сделана успешно. А вечером следующего дня меня отправили в госпиталь в Резекне, в Латвийскую ССР. Там пролежал до июня, а вскоре из нас сформировали «команду выздоравливающих» и отправили в Ленинград. Привезли в Военно-медицинскую академию имени С. М. Кирова.


На очередной медкомиссии мне сообщили, что к строевой службе я годен. И отправили меня в Гатчину, в артиллерийский дивизион особой мощности. В 1948 году поступил в Ленинградское военно-политическое училище, а спустя два года был направлен в секретную войсковую часть в Капустин Яр. Позже я узнал, что это стратегический полигон, созданный в 1946 году для испытания первых советских баллистических ракет.


С 1951 по 1960 годы я участвовал в обеспечении испытаний первых зенитно-ракетных комплексов С-25 «Беркут» и С-75 (разновидности «Двина», «Десна» и «Волхов» – эти подвижные системы пришли на усиление Московской зоны обороны и на охрану рубежей крупных городов страны), а также С-125 «Нева», предназначенного для борьбы с самолётами противников и передачи на вооружение нашим войскам. Именно эти комплексы встали на обеспечение безопасности Москвы в период «холодной войны».


Прошёл служебный путь от заместителя командира автомобильной роты до заместителя начальника тыла полигона. В начале семидесятых годов меня перевели в подмосковные Котельники, назначив на должность заместителя начальника радиоцентра Центрального узла связи ПВО России. В 1974 году я ушёл в отставку, затем работал в Московском НИИ приборной автоматики. А в 2011 году, когда мне исполнилось 85 лет, отправился на заслуженный отдых.


Участник Великой Отечественной войны, ветеран Вооружённых Сил СССР А. Я. Кузьминов награждён орденом Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», знаками «Гвардия» и «Отличный миномётчик».



 

Богдан Колесников


Фото автора

Нет комментариев
Добавить комментарий