От военно-музыкального училища до Вахтанговского театра

В труппу Государственного академического театра имени Евг. Вахтангова молодого одарённого артиста Эльдара Трамова приняли чуть больше двух лет назад, однако зрителям он запомнился и полюбился намного раньше, поскольку уже с первого курса института обаятельный кучерявый парень был задействован во многих репертуарных спектаклях.



Опубликовано - 02.03.20 в 12:08; время чтения ~ 2 минуты



В плане совершенствования своего профессионального мастерства Эльдар с большой теплотой и благодарностью часто говорит о Василии Лановом, Нине Дворжецкой, Евгении Князеве и Алле Демидовой. Отдельные слова признательности всегда адресует Валентине Николаенко, любимому художественному руководителю курса.


Не всем это известно, но ещё в 1991 году маленькому Элику и его родным сёстрам Этери и Эльмире судьба преподнесла тяжёлое испытание: их родители погибли в автокатастрофе. Осиротевших ребятишек взяли на воспитание родные дедушка и бабушка, которые не посмели отдать их ни в приёмные семьи, ни в детский дом.


- Дедушка Тохтар работал учителем химии в школе, а бабушка Мария была бухгалтером. Они не препятствовали мне в выборе профессии, говорили: «Мы в тебя верим». Надеюсь, я их не подвёл, – говорит во время нашей встречи Эльдар. – Родился я в Ставрополье, в маленьком рабочем посёлке Ударном. Почти всё мужское население участвовало в строительстве каскада Кубанских ГЭС. Двери в дома никогда не закрывались, все знали друг друга, часто ходили в гости. Праздники отмечали всегда вместе, в последний путь тоже провожали всем посёлком.


Детство у меня было насыщенное: после уроков бежал в музыкальную школу, оттуда – на танцевальный кружок в Дом культуры и уже после всех занятий торопился домой, чтобы помочь дедушке по хозяйству.


Кстати, на сцене нашего старенького Дома культуры состоялось моё первое публичное выступление. Читал стихи, песни пел, а немного позже «гастролировал» по всему региону с песней, написанной на мои стихи.


Когда уже оканчивал 9 класс, дедушка сказал мне: «После школы поедем в столицу, поступишь в Московское суворовское военное училище. Получишь хорошее гуманитарное образование, а институт уже выберешь сам». Чтобы собрать необходимые документы, мы пришли с ним в райвоенкомат, и там нам посоветовали попытать счастье и поступить в единственное в нашей стране военно-музыкальное училище. И поехал я покорять Москву.


- У тебя за спиной музыкальная школа по классу фортепиано, военно-музыкальное училище, да ещё и успешное выступление на IV Международном конкурсе молодых исполнителей «ОпереттаLand-2011». И вдруг – ты нашёл своё место в драматическом театре…


- Когда встал выбор: куда поступать после окончания Московского военно-музыкального училища, мой однокурсник Артём Лимаренко, с которым мы вместе играли в капустниках, посоветовал мне идти в артисты. Отсюда всё и началось.

Вдохновлённые этой идеей, мы поехали на станцию метро «Щукинская», поскольку, как предполагал Артём, именно в том районе должен находиться Театральный институт им. Щукина. Но там, естественно, его не оказалось.


Вообще, я пробовался во все столичные театральные вузы, стороной обошёл только ВГИК – но не потому, что мне он чем-то не нравился, просто остальные приглянувшиеся вузы оказались друг от друга относительно недалеко, а от «Щуки», «Щепки», Школы-студии МХАТ или ГИТИСа пешком до ВГИКа не добежишь. Хочу сказать, что везде я доходил до 3 тура, но судьба так распорядилась, за что ей огромное спасибо, и я поступил в Театральный институт им. Щукина.


Кстати, когда пришёл в «Щуку» на прослушивание, я попал к будущему художественному руководителю нашего курса Валентине Петровне Николаенко, и она отправила меня сразу на третий тур. Шёл 2008 год.


Конечно, здесь мне очень повезло с педагогами. Во-первых, у меня был очень сильный акцент, поэтому приходилось скрупулёзно заниматься техникой речи, тренировать дикцию. И мало того, что мне самому хотелось добиться чёткого произношения и научиться говорить красиво, так ещё ж я пообещал В.П. Николаенко, что за полгода избавлюсь от акцента. И поставленной перед собой цели я достиг.


- Знаю, что на сцену Театра имени Евг. Вахтангова ты впервые вышел ещё студентом 1 курса. Что это была за постановка?


- Студенческий спектакль «Белая акация», который на тот момент уже перенесли на основную сцену театра. До сих пор с улыбкой вспоминаю ту свою небольшую роль, когда в костюме матроса я носился по залу и из клизмы брызгал на зрителей водой. Разумеется, в спину получал огромное количество «комплиментов», но… такова была режиссёрская задумка, ведь на сцене разыгрывался праздник Нептуна. (Смеётся). Позже студентом участвовал в спектакле «Мадемуазель Нитуш». А на момент выпуска из института уже играл главную роль в спектакле «Фанфан-Тюльпан» в Московском театре оперетты, а немного позже был приглашён в Театр имени Вл. Маяковского в «Донжуана» и тоже на главную роль.



- А сколько человек с твоего курса приняли в труппу Вахтанговского театра?


- Так совпало, что когда мы выпускались, художественный руководитель театра Римас Владимирович Туминас при поддержке Кирилла Игоревича Крока, директора театра, принял решение о создании Первой студии Вахтанговского театра. И базой для неё стал именно наш курс. Дверь сюда была открыта для всех вчерашних выпускников театральных вузов Москвы. Молодым актёрам, задействованным здесь в тех или иных спектаклях, по сути, предоставлялась возможность на студийных подмостках пробовать, рисковать, ошибаться и в результате – побеждать, доказывая свою творческую состоятельность на пути к большой сцене. Это профессиональная защищённость и востребованность молодых актёров. Но многие постепенно отсеялись, а в труппу Театра им. Вахтангова вошли ещё 3 моих однокурсника: Паша Попов, Юра Поляк и Полина Кузьминская.



- Интересно, какой столичный театр был первым, куда ты попал как зритель?


- (Улыбается). В 2006 году, тогда я ещё был кадетом Московского военно-музыкального училища, как зритель я впервые пришёл в Государственный академический театр имени Евг. Вахтангова. Сейчас не вспомню название спектакля, поскольку его давно сняли с репертуара, но что-то было связано с поэзией Цветаевой. Он шёл на малой сцене театра, это был предпремьерный показ, и в зрительном зале присутствовал сам Михаил Александрович Ульянов. И вот оно, счастье, – нам, кадетам, даже посчастливилось с ним сфотографироваться.


- После ухода из жизни М.А. Ульянова театр возглавил Римас Туминас. И ты играешь уже в нескольких его постановках. Сразу нашли общий язык?


- Репетировать с ним для меня большой восторг. Он очень хорошо видит людей. Если ты понимаешь его язык и то, что он хочет донести до актёра, – всё, тебе не страшно. У него метафорическое мышление. Римас Владимирович может показать рисунок роли одним каким-то жестом, и ты уже понимаешь, какой это может быть персонаж. Так же мне очень комфортно работать с его учениками: Владимиром Бельдияном (я задействован в его спектакле «Стефан Цвейг. Новеллы») и Анатолием Шульевым (играл в его дипломном спектакле «Король умирает»).



- Если не ошибаюсь, готовятся к выпуску ещё несколько картин с твоим участием. Расскажи о них, пожалуйста.


- В художественном фильме режиссёра Олега Погодина «Сирийская соната» (другое название «Моя любимая») играю скрипача-виртуоза. И зовут его, кстати, Эльдар. Так же телезрители увидят два сериала: «Скрытые мотивы» и «Солнечный круг» – основные действия разворачиваются в 1979 году, когда в стране полным ходом идёт подготовка к Олимпиаде-80.

Надеюсь, уже скоро все они выйдут на экраны.

 

Богдан Колесников.


Фото автора.

Нет комментариев
Добавить комментарий