Цирк – это великий труд

Почти сорок лет назад, 23 марта 1982 года, на площади Святого Петра в Ватикане впервые выступили советские цирковые артисты. Представление началось сразу после окончания торжественной мессы. Энгелине и Евгению Рогальским, а также медведице Зинке рукоплескали почти 42 000 паломников и сам Иоанн Павел II.



Опубликовано - 27.03.20 в 17:35; время чтения ~ 1 минута


За считанные минуты Зинка мастерски выполнила 25 трюков, станцевала «Калинку» и вместе с Рогальскими преподнесла Папе Римскому статуэтку серебряного льва. От удивления и неожиданности понтифик схватился за голову. За яркое выступление артистов наградили памятными медалями Ватикана. Энгелина встала на колени и поцеловала Иоанну Павлу II руку.


Кстати, чтобы чета Рогальских да ещё и вместе с мишкой выступили в Ватикане, потребовалось решение Политбюро ЦК КПСС.

Заслуженная артистка России Энгелина Рогальская на цирковую арену уже не выходит.



Сегодня она больше живёт воспоминаниями, часто рассказывает о дружеских отношениях с Галиной Брежневой, Наталией Дуровой, Юрием Никулиным, Олегом Поповым. А ещё, когда приходит вдохновение, – пишет стихи.


Многие помнят знаменитую «свечу» Рогальской. И почти никто из цирковых артистов до сих пор не может повторить этот трюк. Были у неё и другие яркие номера – с лошадьми, медведями, собачками. Но не знали бы мы эту выдающуюся цирковую артистку, если б не случай… И об этом расскажет сама Энгелина Васильевна.


 

- Моя мама Варвара Мироновна прекрасно пела, у неё было колоратурное сопрано, и уже с раннего детства я знала многие оперы. А Василий Семёнович Лапшуков, отец, был изобретателем, трудился в Научно-исследовательском институте, – вспоминает во время нашей беседы артистка. – В годы Великой Отечественной войны он работал личным шофёром Климента Ворошилова, занимавшего тогда пост заместителя Председателя Совета народных комиссаров СССР.


- Почему же Вы поступили в балетную школу, Энгелина Васильевна, если могли пойти, например, по стопам мамы, стать певицей?


- Так я рождена для балета. Ребёнком была очень гибким, уже с трёх лет выполняла всевозможные трюки, любила акробатические номера. Поэтому окончив в Днепропетровске балетную школу, в 1945 году я отправилась в Москву – поступать в ГИТИС. Ехала в вагоне-теплушке вместе с военными, возвращавшимися домой с фронта. До столицы мы «ползли» почти 20 дней, и в поезде я познакомилась с одной женщиной, ехавшей с ребёнком. «Давай заедем ко мне, хоть вшей тебе выведу», – предложила она, обратив внимание, что я уже вся исчесалась. Дома она намазала мне голову керосином, хорошенько её закутала, и вскоре все паразиты погибли. Но поскольку мы слишком долго ехали до Москвы, плюс вынужденная остановка у этой женщины – с поступлением в ГИТИС я опоздала.



Приехав в столицу, сразу отправилась на Трифоновскую улицу к Боре Зданевичу (мы вместе учились в балетной школе) – чтобы передать посылку от его мамы. Он уже поступил в хореографическое училище при Большом театре, и в одном из бараков на Трифоновке находилось их общежитие. Заглядываю в первый попавшийся дом, спрашиваю Борю. Но в этом бараке, как оказалось, жили студенты циркового училища. Разговорилась я с ними, рассказала, что опоздала с поступлением в ГИТИС. «Так поступай в цирковое», – советуют ребята. «Да я в цирке-то никогда не была, – говорю им. – А какие у вас предметы?». «Музыкальная грамота, эксцентрика, мастерство актёра. И ещё полагается карточка на сухой паёк Р-4». Ну, подумала я тогда, с голоду точно не умру. «Завтра утром поезжай на 5-ю улицу Ямского Поля. Ты справишься». Забегаю в Государственное училище циркового искусства и прямиком направляюсь в аудиторию, где сидит приёмная комиссия. Выступила с акробатическим танцем, используя гимнастические элементы. И меня зачислили. Правда, проучилась я здесь недолго: в училище приехал новый художественный руководитель Ленинградского цирка Георгий Семёнович Венецианов, он отбирал молодых одарённых артистов в созданную при цирке конно-акробатическую студию. И я попала в число избранных. А вскоре в студию приехал учиться и Евгений Рогальский. Вместе с ним мы часто выступали, создавали необычные номера.


- А правда ли, что после того, как вы расписались, Вы порвали свидетельство о браке?


- На следующий день! Когда Женя ещё начинал за мной ухаживать, он был очень внимателен ко мне и услужлив. Но стоило нам пожениться, стал демонстрировать свой командный голос. Ну, подумала я тогда, раз так, – вот тебе. И разорвала у него на глазах свидетельство о браке. Но всё это, конечно, пустяки. Вместе мы прожили почти 50 счастливых лет.


Дуэтом выступали в концертных программах «Молдавская сюита», «Медведи на скейтбордах», «Колокола России». Мы покорили более 40 стран мира: Китай, Венгрию (в период вооружённого восстания 1956 г.), Болгарию, Германию, Италию, Иран, Кувейт, Южную Корею, семь раз были в Японии, исколесили всю Южную Америку – выступали в Чили, Уругвае, Аргентине, Бразилии.

Цирк – это великий труд. А сколько на творческом пути цирковых артистов встречалось завистников и недоброжелателей… Даже невинных животных травили. Помню, в 1980 году мы отправились на гастроли в Японию. Беда случилась под Омском. Здесь мы настоятельно попросили отцепить от поезда наш вагон, поскольку серьёзно заболел Женин любимый конь Малыш.



Дальше состав протяжённостью в двадцать с лишним вагонов отправился без нас. И вскоре мы узнали страшную новость: под Биробиджаном поезд был подорван. Почти все люди, сопровождавшие какое-то секретное оружие, которое везли на Дальний Восток в других вагонах, погибли. Выходит, болезнь Малыша спасла нам и всем животным жизнь. К сожалению, коня, с которым Женя выступал почти 20 лет, вскоре не стало, а вместе с его гибелью ушла в историю и «Молдавская сюита». Концерт остался неоконченным…


- Вряд ли кто-то из истинных ценителей циркового искусства не знает Ваш знаменитый трюк «свеча с обрывом». Этот номер до сих пор почти никому не удалось повторить…


- Многие пытались, но это же очень опасно. Погибать никому не хочется.


- Вы всегда эффектно выглядите. Откуда любовь к шляпкам, Энгелина Васильевна?


- Я вся в маму, она тоже их обожала. А мой Женечка говорил: «Женщина без шляпы, что генерал без погон». Сегодня в моей коллекции около ста шляпок и почти все они созданы моими руками. А те, которые мне дарили, я обязательно доводила до ума. Кстати, свои платья и сценические костюмы я тоже мастерила сама.


 

Богдан Колесников


Фото автора и из архива Э. В. Рогальской

Нет комментариев
Добавить комментарий